Открытие Ходорковского

В политика Ходорковского превратила тюрьма...

Освобождение Михаила Ходорковского буквально за несколько часов превратило его из самого известного политического заключенного в самую востребованную публичную фигуру мирового медиа-пространства.

Отъезд – а фактически высылку – Ходорковского в Германию сравнивали с высылкой Александра Солженицына, пресс-конференция бывшего олигарха в Берлине собрала представителей практически всех ведущих мировых телеканалов и других СМИ. А спустя еще несколько часов начались разочарованные вопросы и комментарии. Как же так, собирается оставаться в эмиграции, не собирается заниматься политикой, со сдержанным уважением отзывается о Владимире Путине и даже хочет воевать на Кавказе…

Поскольку мне ни в начале, ни на пике дела ЮКОСа не приходилось писать восторженных статей о Михаиле Ходорковском и предрекать ему судьбу будущего президента России или, в худшем случае, лидера российской оппозиции, я могу посмотреть на ситуацию более отстраненно. Но начать, все же, хочу с констатации простого факта: Михаил Ходорковский – мужественный человек. Отнюдь не каждый может сохранить такую стойкость духа, ясность мышления и жажду жизни на протяжении десяти лет заключения. И это уже – личностные характеристики, не зависящие от заработанных миллиардов. Я не сомневаюсь, что отнюдь не каждый, кто считает  себя "хозяином жизни", смог бы так прожить это страшное десятилетие.

Но эта личностная сила не отменяет всей предыдущей биографии Ходорковского. Биографии системного человека, выстраивавшего свой бизнес по правилам, принятым в годы, когда рождались "Менатеп" и ЮКОС. Утверждать, что можно было стать миллиардером и хозяином успешной компании вне правил той самой системы – значит, в очередной раз обманываться.

Именно благодаря тому, что весь процесс обогащения и накопления капитала был выстроен вдали от Уголовного кодекса, все будущие капитаны российского бизнеса оказались зависимыми от государства и старались сделать все, чтобы превратить государство в собственную вотчину. Этот симбиоз никуда не делся, он существует и поныне, бережно замаскированный статуей Путина и мифом о личном авторитаризме, на поверку оказывающемся авторитаризмом олигархическим. Россию и сегодня "раздевают" ее собственные олигархи и государственные корпорации – и только время покажет, кто больше преуспел в окончательном разрушении этой страны.

Как выпал из этой системы Ходорковский – вопрос, ответ на который мы услышим только в очень далеком будущем, когда получим доступ не только к архивам современных российских спецслужб, но и к досье самих "олигархов". Сегодня версий об этом "выпадении" великое множество – от личного конфликта с Путиным до ссоры Ходорковского и Абрамовича, от трещины во взаимоотношениях кланов  до непонимания между самим Ходорковским и "семьей" Бориса Ельцина. Но все это – только версии, которые невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. И пресс-конференция Ходорковского, как и предшествующие ей интервью, подтвердили, что сам он ничего рассказывать не собирается.

Безумный арест, беззаконный суд и повторение "басманного правосудия" превратили Ходорковского в политика, хотя сам он – как и любой другой российский "олигарх", за исключением, разве что, покойного Бориса Березовского – особого интереса к реальной политике никогда не проявлял, воспринимая политический процесс скорее как бизнес-инструмент.

В политика Ходорковского превратила тюрьма, но и в этом нет ничего нового и неожиданного. Известна история об одном немецком ученом, крещеном еврее, вынужденно вспомнившем о своем происхождении в годы гитлеризма. Но когда фашизм рухнул, уже в новой Германии, он стал тем, кем, собственно, был до этого – немцем, сосредоточенным на немецких проблемах и безумно далеким от еврейства. Так и здесь: покинув колонию, Ходорковский вновь превратился в крупного предпринимателя, бывшего "олигарха", великолепно понимающего правила системной игры и вынужденного принимать их хотя бы потому, что в заключении еще находятся бывшие его сотрудники, а в самой России живут родственники.

Да, его цепкое мышление способно охватить и проанализировать политические реалии, но это не то, что его когда-либо интересовало и будет интересовать. Именно поэтому – а вовсе не потому, что договорился об отказе от политической активности – Ходорковский никогда не появится в российском политическом поле.

Березовский  был жаден к политике, к власти, к игре, и деньги помогали ему чувствовать себя гроссмейстером. Ходорковский – умелый создатель конструкций, в которые при желании можно вмонтировать и политику, но ровно настолько, насколько это целесообразно. Это не исключает готовности бороться за свое представление о справедливости, жертвовать свободой и благополучием и выдерживать испытания, для многих непосильные, но политиком все это не делает.

Кроме того, есть еще одно важное обстоятельство, о котором многие забывают, когда оценивают политические перспективы Ходорковского: в России никакой политики сейчас просто нет.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять