Спад, восстановление, торговые войны и искусственная жизнь - здравствуй, 2009 год!

Перед вами - команда кабинетных ученых от Financial Times. Они делают самые смелые заявления и прогнозы на 2009-й год.

В прошлом году Рула Халаф (Roula Khalaf) сказал, что Иран ядерную бомбу не получит - и оказался прав.
Гидеон Рахман (Gideon Rachman) отметил, что у Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf) "как никогда большие" шансы не дотянуть до конца года в кресле президента Пакистана - так и вышло.
А Эд Крукс (Ed Crooks) выиграл баррель шампанского, поставив на то, что в течение года цена на нефть пробьет потолок в 100 долларов, но в конце года опустится ниже.
Премию получит и Джиллиан Тетт (Gillian Tett) за верное предвидение распространения финансового кризиса и его перерастание во вторую серию кризиса кредитного - хотя редакция, скорее всего, расплатится "ядовитыми облигациями": глубина проблем в этом секторе оказалась такой, что пострадали и многие другие.
Что же касается предсказания Кришны Гуха (Krishna Guha), что США уйдут от рецессии, если не будут придерживаться шоковых рецептов - то и оно вполне могло оказаться правдой, но здесь еще рецессия надвое сказала. Впрочем, были у нас и неудачи. Увы, избиратели оказались не так предсказуемы, как экономика. Клайв Крук (Clive Crook) считал, что на президентских выборах победит Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), а Джон Уилман (John Willman) думал, что Кену Ливингстону (Ken Livingstone) удастся-таки переизбраться в мэры Лондона на третий срок. Не вышло.

Закончится ли экономический спад в 2009 году?
Отвечает Крис Джайлс (Chris Giles):
Для США, Великобритании, Испании и Ирландии ответ - 'нет'. Для других европейских стран и Японии - 'возможно, да'. В любом случае, 2009 год будет годом неприятным. В первой половине года, несмотря на снижение кредитных ставок и налогов, главной проблемой будет оставаться повышение безработицы; его негативный эффект будет перевешивать повышение реальных доходов за счет этой политики и снижения цен на сырье. Главным словом года останется слово 'неопределенность', любые предсказания на эту тему будут весьма шаткими. Однако есть большая вероятность, что во второй половине года в континентальной Европе и Японии снова наберет силу повышение доходов. В тех странах, где для приспособления к рецессии понадобится гораздо больше наращивать объемы сбережений домохозяйств, восстановление займет больше времени. Не исключено также, что мир попадет в ловушку 'долг-дефляция', хотя я надеюсь, что власти сделают все, чтобы этого не произошло. Но, даже если мы и увидим в конце года реальные зеленые ростки восстановления экономики, никакими серьезными успехами, как мне представляется, 2009 год запомниться не сможет. Ревальвирует ли Китай свою валюту?
Отвечает Мартин Вульф (Martin Wolf): С июля 2005-го по лето 2008 года курс китайского юаня к американскому доллару вырос на 21,5 процента. За этот же период реальный обменный курс, рассчитанный банком JPMorgan на основе объемов торгового оборота, поднялся только на 13 процентов. Однако с июля 2008 года реальный доллар начал дорожать, поэтому реальный обменный курс 'юань-доллар' с июля по ноябрь вырос на 9 процентов при незначительном изменении номинального курса. Таким образом, итог получился несколько не такой, какой намеревался обеспечить Китай. Правительству сейчас надо выбирать, какую проблему решать: сохранять конкурентоспособность экспорта или уступать внешнему давлению и повышать курс. Я ожидаю, что Китай немного уступит и допустит небольшое повышение курса 'юань-доллар'. Однако в течение предстоящих 12 месяцев реальная стоимость доллара должна, по идее, снизиться, и если она действительно по йдет вниз, то в общем и целом обменный курс юаня останется на том же уровне. В 2010 году это вполне может закончиться торговой войной. Насколько далеко зайдут в своих действиях центральные банки?
Отвечает Кришна Гуха (Krishna Guha): В 2009 году центробанки в борьбе с кризисом не остановятся ни перед чем. В основных промышленно развитых странах кредитные ставки дружно сползут к нулю; некоторые центробанки - Банк Англии и Банк Японии, хотя Европейский Центральный банк к ним, скорее всего, не присоединится - вслед за американской ФРС зайдут глубоко на территорию 'новых методов регулирования'. В основном это будут обязательства довольно долго держать процентные ставки около нуля, а также печатание денег для займов и скупки активов (в случае Японии - для скупки иностранной валюты). Столь радикальные меры должны обеспечить большинству крупных экономик, включая американскую, избавление от устойчивой дефляции, хотя инфляция в следующий год-два все равно упадет до тревожно низких уровней и поднимется снова только после того, как в мировой экономике снова накопится достаточный объем резервов. Тем не менее, даже самые решительные меры поддержки со стороны центральных банков не обеспечат быстрого и решительного восстановления. Будут ли государства скупать банки?
Отвечает Питер Таль Ларсен (Peter Thal Larsen): Ответ на этот вопрос зависит от глубины экономического спада. Рекапитализация с использованием государственных средств в США и Европе уже привела к фактической национализации некоторых банков. Казначейство США, например, приобрело привилегированных акций Citigroup на 50 миллиардов долларов (36 миллиардов евро, 34 миллиарда фунтов) - это больше, чем рыночная стоимость всей группы. Британское правительство сейчас владеет 58 процентами Королевского банка Шотландии. А если 'плохих долгов' окажется еще больше, чем ожидается, то очередная доза капитала понадобится еще большему количеству банков, а дать его сможет только государство. Тем не менее, такие вливания сами по себе никак не стимулируют выдачу кредитов, если правительства одновременно не примут меры к перезапуску крупнейших кредитных рынков. Пока что все правительства утверждают, что национализация - временное явление и что банками будут управлять 'в осторожном режиме', а затем, когда они окажутся готовы, передадут их в частный сектор. Так и будет, если только политики не начнут настаивать на выдаче банками кредитов ненадежным заемщикам. Как бы там ни было, кризис наглядно показал, что настоящие гаранты состояния финансовой системы - это все же налогоплательщики, и в будущем они наверняка потребуют большей роли в управлении своими банками. Как будут обстоять дела у эмитентов акций?
Отвечает Крис Браун-Хьюмз (Chris Brown-Humes): В 2009 году - не очень хорошо. Быстрого восстановления курсов акций не произойдет до тех пор, пока не станут заметны признаки реального улучшения условий на кредитном рынке и не закончатся вынужденные продажи акций инвесторами. Нам предстоит год глубокого спада, сокращения прибылей и дивидендов. В нынешних прогнозах, скорее всего, учтены не все вероятные негативные события. В какой-то момент на курсах акций начнет отражаться ожидание положительного эффекта от восстановления экономики, стимулирующей политики правительств и снижения процентных ставок центральными банками. Учитывая, что для фондовой биржи 2008 год оказался самым плохим годом после Великой депрессии - даже хуже, чем 1974-й, когда за глубоким падением в 1975 году последовала столь же бешеная скупка активов, - курсам и индексам есть куда расти. Но устойчивого повышения ждать все же не стоит. Цена на нефть в конце года окажется больше или меньше 40 долларов за баррель?
Отвечает Эд Крукс (Ed Crooks): Спрос на нефть падает. Когда цена барреля сырой нефти упала ниже 35 долларов, кое-кто снова начал смахивать пыль с прожорливых внедорожников, упрятанных в гаражи, когда нефть стоила 147 долларов, но глубокая глобальная рецессия - это падение спроса на всякую нефть, и в виде пластиков, и в виде авиакеросина. Те, кто играл на повышение цен, любили успокаивать себя мыслью, что Китай выдержит все на свете, но их позиции были поколеблены во второй половине 2008 года, когда и в Китае объемы потребления нефти резко пошли вниз. С другой стороны, сокращаться будет и предложение. Нефтяной картель - Организация стран-экспортеров нефти - уже объявил о самом крупном в истории сокращении объемов добычи. Во всем мире один за другим откладываются или замораживаются дорогие проекты освоения новых месторождений. 'Дно' нефтяного рынка - это цена, при которой теряется экономический смысл добычи значительных объемов нефти. На сегодняшний день это примерно 30-40 долларов за баррель - примерно такая цена необходима, чтобы покрывать затраты на нынешних проектах освоения нефтеносных песков в Канаде или чтобы продолжать вложения в поддержание объемов добычи в Северном море. Сейчас цены на комплектующие и работы, определяющие объем этих затрат, потихоньку 'остывают', и 'дно' будет, соответственно, опускаться, то есть цены на нефть могут снижаться и дальше. Нефтяной рынок очень волатилен по своей природе, и в последние 12 месяцев немало предсказателей оказались в дураках. Но я бы сказал, что этот год нефть закроет при цене скорее ниже, чем выше 40 долларов за баррель. Останется ли Лондон ведущим финансовым центром мира?
Отвечает Джон Уиллман (John Willman): Репутация Сити сильно подорвана нынешними неурядицами на финансовых рынках - еще в прошлом году паника клиентов банка Northern Rock обнажила слабые места недорегулированной британской системы. В бюджет этого года заложены более высокие ставки налогообложения нерезидентов и повышение налогов на доходы с капитала, что означает, что Великобритания станет менее привлекательной страной для бизнеса. Кроме того, в процессе банкротства Lehman Brothers выяснилось, что у Соединенного Королевства есть пробелы и в режиме урегулирования долгов неплатежеспособных субъектов. Однако нет таких финансовых центров, по которым не ударил бы кредитный кризис; такие соперники Лондона, как Дубаи и Мумбаи, не знают, как разобраться с собственными проблемами. В Лондоне же сохраняется целый ряд финансовых институтов и видов деятельности, что даст ему возможность лидировать в финансовом мире еще некоторое время - кстати, в том числе и за счет снижения арендной платы. Для кого 2009 год окажется "годом, сделавшим ему репутацию"?
Отвечает Алан Битти (Alan Beattie):
Для Тима Гайтнера (Tim Geithner). Сейчас Гайтнер занимает пост главы Федеральной резервной системы в Нью-Йорке, и он гораздо больше известен в профессионально-политических кругах, нежели широкой публике. Поэтому многие специалисты были немало удивлены, когда именно он, а не гораздо более известный Ларри Саммерс (Larry Summers), оказался выдвинут на пост следующего министра финансов США. То есть общественность Гайтнера еще узнает. Гайтнер будет одним из самых важных публичных 'лиц' правительства Обамы, и сначала ему придется нелегко - хотя бы потому, что он должен будет как-то объяснить, почему поддержал решение оставить без поддержки инвестиционный банк Lehman Brothers - в результате чего тот обанкротился, - но спасти страховую компанию AIG, получившую огромный федеральный заем. Впрочем, в трудных условиях он, наоборот, собирается и работает лучше. Гайтнеру 47 лет, и его, наверное, на протяжении всей карьеры будет преследовать прилагательное "мальчишеский". В нем публичность и непосредственность сочетается с красноречием, иногда придающим его речи некую эллиптичность. После восьми лет, в течение которых Казначейство если не открыто ругали, то предпочитали не обращать на него внимания, у него есть все шансы восстановить авторитет этого ведомства. Достигнет ли успеха "новый курс" Обамы?
Отвечает Клайв Крук (Clive Crook): Да, если под 'успехом' понимать остановку рецессии и ускорение восстановления экономики. Соответственно, главное условие успеха - это масштаб. Новое правительство готовит пакет стимулирующих мер на невероятную сумму - 800 миллиардов долларов. Если большая часть этого пакета пойдет на программы, дающие быстрый прирост общего спроса - помощь безработным, налоговые льготы для бюджетов штатов, инфраструктурные проекты, - то такой стимул просто не может не сказаться. Но, конечно, сам термин 'новый курс' означает, что и амбиции должны быть побольше. С денежной точки зрения рузвельтовский 'Новый курс' был не очень активен и сам по себе не привел к окончанию Великой депрессии - но он дал стране новые институты, полностью изменил требования, которые граждане предъявляют к своему государству, и стал причиной глубоких преобразований в американском обществе. Станет ли политика Барака Обамы поворотной точкой в этом, более широком, ключе? Вряд ли. Впрочем, шанс есть - если будет создана система всеобщего здравоохранения. Если же этого не произойдет и вообще не произойдет ничего такого, что могло бы встать в один ряд с созданием системы социального обеспечения, историки никогда не назовут 'новым курсом' просто 'стимулирующий пакет' - даже очень большой. Уйдет ли в 2009 году Мугабе?
Отвечает Уильям Уоллис (William Wallis) 'Меня уберет только тот, кто поставил - Господь Бог'. Вот что сказал Роберт Мугабе в этом году, когда выборы явили результат, который его не устроил. К сожалению, пока не видно причин считать, что он был неправ. Сколько бы ни пыжились Лондон с Вашингтоном, смены режима им не добиться. Южноафриканские страны тоже не будут предпринимать никаких решительных действий, хотя Претория наверняка будет вынуждена ужесточить риторику, видя, как голодающие зимбабвийцы любыми путями пытаются преодолеть границу. Во-первых, из голодающих людей получаются плохие революционеры. Во-вторых, Мугабе до сих пор оказывает поистине гипнотическое воздействие на свою паству - в смысле, на тех ее членов, кого поприличнее кормят, - и она, наоборот, бьется против дворцового переворота. Как бы низко ни пала Зимбабве в прошедшем году, в 2009-м ей все равно еще будет куда падать. И убрать человека, который столь деятельно сам разрушает страну, могут либо естественные причины, либо - действительно - божий промысел. Сколько американских автопроизводителей переживут кризис?
Отвечает Джон Гэппер (John Gapper): Двое. В последние предрождественские дни президент Джордж Буш принял решение выделить 17,4 миллиарда долларов на спасение 'большой тройки' из Детройта, но тот факт, что проблему эту теперь решать не ему, а преемнику Бараку Обаме, никак не решает фундаментальных проблем отрасли. Слишком уж велика детройтская инфраструктура - и рабочие, и заводы, и дилерская сеть. В последние годы Детройт не только искусственно надувал объемы продаж за счет дешевых автокредитов, но и ничего не вложил в производство экономичных автомобилей, способных на равных конкурировать с японскими и корейскими машинами. По технологическому уровню Honda и Toyota далеко обогнали General Motors, Ford и Chrysler, и чтобы хотя бы не отставать еще больше, Детройту надо еще работать и работать. Это означает, что придется сокращать избыточные мощности. Первый кандидат на роль жертвы - Chrysler. Владельцы компании из фонда Cerberus Capital Management уже сигнализировали, что их устраивает вливание автомобильных активов Chrysler в бизнес General Motors; тем самым фонд хочет защитить принадлежащие ему контрольные пакеты акций финансовых подразделений - CMAS и Chrysler Financial. Отменят ли Соединенные Штаты эмбарго, наложенное на Кубу?
Отвечает Стивен Фидлер (Stephen Fidler): Нет - во всяком случае, не в 2009 году. В первый год первого срока у нового президента будут гораздо более важные дела. Если взять и отменить эмбарго, которому исполняется уже 47 лет, это может отвлечь его от тех самых более важных дел. Тем не менее, у нового правительства наверняка будет определенный политический капитал на действия, смягчающие отношения с Кубой, имеющие немаловажный символический и не только эффект. Например, это может быть снятие определенных ограничений на перемещение между Кубой и Америкой и отправку денежных переводов американцами кубинского происхождения на родину. Результаты соцопросов показывают, что молодые кубинцы, живущие в Америке, поддерживают эмбарго в гораздо меньшей степени, нежели первое поколение беженцев с Кубы, которое постепенно отходит. Для правительства Барака Обамы этот факт должен открыть определенное политическое пространство при планировании действий Америки на тот момент, когда больной Фидель Кастро уйдет с политической сцены насовсем. Помирятся ли Израиль с Палестиной?
Отвечает Рула Халаф (Roula Khalaf): Увы, нет. Мир на Ближнем Востоке в который раз откладывается. Что верно, то верно: новое правительство США, скорее всего, в первые дни продемонстрирует большую заинтересованность в разрешении этого конфликта. Это даст израильтянам и палестинцам импульс для продолжения переговоров, но вряд ли окажет на Израиль давление, которого было бы достаточно для окончательного решения вопроса. В Израиле в этом году предстоят выборы, и в свете этого с минимальными требованиями палестинцев - о демаркации границы и закреплении за Восточным Иерусалимом статуса арабского города - не хотят соглашаться даже самые миролюбивые политики. У самих палестинцев творится не пойми что: ФАТХ, представители которого готовы говорить с Израилем, контролирует только Западный берег Иордана, а в Секторе Газа бал правит ХАМАС, поэтому председатель автономии Махмуд Аббас (а у него выборы в следующем году) просто недостаточно легитимен, чтобы обещать действительно необходимые уступки по палестинским беженцам. Впрочем, все стороны более-менее заинтересованы в том, чтобы мирные переговоры в какой-то форме продолжались. В общем, мирный процесс в 2009 году будет идти, но к миру не приведет. Удержит ли власть Ким Чен Ир?
Отвечает Дэвид Пиллинг (David Pilling): В вопросе почему-то заложена уверенность в том, что сегодня ее удерживает именно он, 'любимый руководитель' Северной Кореи. После инсульта, который случился с Кимом, судя по всему, в августе, все, что есть - это неподтвержденные сообщения неких источников, с трудом просачивающиеся сквозь завесу секретности, о том, что реальная власть сегодня в руках одного из его родственников. Один эксперт говорит даже о том, что на самом деле Ким уже несколько лет как умер, а на публике появляются исключительно его двойники. На распространенных недавно фотографиях, где Ким изображен на трибуне во время футбольного матча, явно видно, что он не владеет левой рукой. Предположение о том, что он не настолько здоров, чтобы удерживать власть, в общем, коррелирует с изменением тональности переговоров по ядерному разоружению, но пхеньянская дипломатия остается, как обычно, непредсказуемой. Какой-то реальный прогноз относительно того, станет ли 2009 год последним для Кима, могут дать разве только его врачи. Инсульт сам по себе - еще не повод сдувать пыль с заготовленных некрологов. Так что если выбирать между 'да' или 'нет', то я бы сказал, что Ким, скорее всего, переживет этот год. А если он сляжет окончательно или даже умрет, узнает ли об этом сразу весь остальной мир - это еще вопрос. Нападут ли Израиль или США на Иран?
Отвечает Гидеон Рахман (Gideon Rachman): Этот вопрос нам задают чуть не каждый год. Каждый год мы даем ответ 'нет' - и год 2009-й не будет исключением. Правда, не исключено, что в 2009 году ситуация будет ближе к критической черте, чем в течение многих лет до этого. Иранская ядерная программа, судя по всему, быстро продвигается вперед, что тревожит Израиль. В феврале весьма вероятна победа на израильских выборах правой коалиции во главе с партией 'Ликуд', лидер которой Беньямин Нетаньяху (Benjamin Netanyahu) неоднократно называл ядерную программу Тегерана угрозой самому существованию Израиля. В общем, новое израильское правительство практически наверняка будет за то, чтобы нанести превентивный удар по иранским ядерным объектам. Однако для этого им придется преодолеть противодействие правительства Обамы. США уже крепко завязли в двух войнах - в Ираке и Афганистане, - и открывать третий фронт в Иране американскому правительству совсем не с руки. Кроме того, США не хотят ничего предпринимать по крайней мере до июня, когда в Иране пройдут президентские выборы. И вообще, во время предвыборной кампании Барак Обама говорил, что он - за переговоры с Ираном. А в одиночку, без поддержки США, Израиль действовать вряд ли будет. Создадут ли ученые искусственную жизнь?
Отвечает Клайв Куксон (Clive Cookson): Если великий шоумен от молекулярной биологии Крейг Вентер (Craig Venter) выполнит все свои обещания, то в 2009 году мы увидим создание живой клетки в лабораторных условиях - из базовых химических соединений. В начале года проектной группе, которая работает в США, удалось полностью синтезировать в лабораторных условиях геном микроба - всю ДНК, необходимую микробу для жизни и воспроизводства. На следующем этапе этот искусственный геном необходимо будет соединить с пустой клеткой и провести "загрузку программы". После этого и будет создан первый в мире полностью синтетический организм. Если Вентер добьется своего - что представляется весьма вероятным, учитывая уже достигнутые им потрясающие успехи в науке, - то придется затыкать уши. Одни будут кричать о том, что недопустимо ученым строить из себя Бога. Другие будут предсказывать появление на планете новых опасных форм жизни. На практике же планируется всего лишь "сборка" уже существующего микроба из составляющих его химических ингредиентов. Искусственное создание любого действительно нового организма займет еще много лет - естественные процессы справляются быстрее. Главная цель исследований Вентера - это решение экологических проблем - например, генерация водорода или превращение углекислого газа в продукты нефтехимии.

Перевод - ИноСМИ.Ru  
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять