В Крыму – проблема, но не та, о которой пишут СМИ

Крымская исламская группировка "Хизб ут-Тахрир" преследует великую цель

Несколько дней назад из уст министра внутренних дел Юрия Луценко прозвучала информация о подготовке покушения на главу меджлиса крымских татар Мустафу Джемилева. Министр рассказал о задержке двух подозреваемых и назвал группировку, готовившую покушение, – "Ат-Такфир валь-Хиджры".
Участники пресс-конференции в "Главреде" опровергли эту информацию. По их мнению, главный оппонент меджлиса – другая группировка под названием "Хизб ут-Тахрир".
Представители Центра ближневосточных исследований – президент центра Александр Богомолов и директор Ігорь Семиволос – подробно рассказали об этой организации, ее целях и особенностях деятельности.

В Крыму – проблема, но не та, о которой пишут СМИ

Игорь Семиволос:
"На прошлой неделе в средствах массовой информации Украины и в сообщении Министерства внутренних дел звучала тема о захвате в Крыму работников исламской группировки "Ат-Такфир валь-Хиджры". Главный милиционер Крыма Геннадий Москаль весьма активно отстаивал идею о том, что число террористических группировок в Крыму достаточно велико: численность "Ат-Такфир валь-Хиджры" достигает где-то 60-100 человек, "Хизб ут-Тахрир" и другой исламской группы, существующей в Крыму, – 30 тысяч. Другие крымские чиновники, в том числе губернатор Севастополя господин Куницин, заявляют о том, что в Крыму действуют порядка двадцати исламских радикальных группировок и около восьми террористических организаций.
Это заставило нас предложить уважаемому "Главред-медиа" данную тему и выступить с сообщением о том, что на самом деле происходит в Крыму".

Александр Богомолов: "После анализа фактических данных в результате остается действительно очень немного. Задержана группа, которая называется "Ат-Такфир валь-Хиджры". Задержали ее не на основании совершения какого-то теракта или какого-то действия, а на основании весьма сомнительных событий: попытки украсть корову и обнаружения какого-то тайника, вроде бы оружия.
Но потом говорят о том, что существует какое-то большое подполье, огромное количество боевиков, которых МВД почему-то не смогло поймать.
Есть ли у нас проблема в этом отношении в Украине, в частности в Крыму?
Я думаю, что проблема есть, но абсолютно не та, которая сейчас подается в СМИ. Что мы имеем в действительности? Те движения и организации, которые так или иначе пытаются представлять крымско-татарское сообщество в украинском обществе и в украинской политике. Это, в первую очередь, крымско-татарское национальное движение, имеющее формальные структуры. С другой стороны, существуют независимые группы и группы, оппозиционные к меджлису".

Кто такие тахриры? Сторонники "структурного насилия"

Александр Богомолов: "Есть группа, которая называется "Хизб ут-Тахрир". В переводе с арабского это значит "Партия исламского освобождения". В 1953 году эту организацию создал судья шариатского суда. В настоящее время это сетевая структура, которая вроде бы стремится построить или возобновить так называемый халифат, то есть исламское государство.

Игорь Семиволос: "У Хизб ут-Тахрир" есть своя газета - "Возрождение". Учредитель этой газеты – мусульманская община. Комитет по вопросам информации АР Крым пытался не регистрировать эту газету, поскольку у них была справка из муфтията о том, что эту газету основывает "Хизб ут-Тахрір". Но газета в конечном итоге была зарегистрирована через прокуратуру. Это свидетельствует о том, насколько украинские законы не учитывают рисков, существующих в этом вопросе".

Александр Богомолов: "Эта группа пытается преподносить себя как глобальную, но на самом деле во многих отношениях она маргинальна. Это структура, которая выглядит большим феноменом благодаря ее распространенности и сетевому фактору. Неплохой пиар и немалый политический капитал она получила благодаря Исламу Каримову, который увидел именно в ней первоочередную угрозу для своего режима, хотя это была не первоочередная угроза.
Эта группа настаивает на том, что она ненасильственна. На самом деле нет информации, которая бы доказывала, что эта группа причастна к каким-либо насильственным действиям в прямом смысле слова "насилие". Но в другом, более научном понимании слова "насилие", есть такое понятие, как "структурное насилие". Можно создать ситуацию насилия, можно ее возобновлять в обществе, в частности, системным провокативным поведением. С этой точки зрения она является фактором опасности структурного насилия в Крыму".
"Остальные оппозиционные группы намного менее интересны и привлекательны, с ними связано намного меньшее ощущение опасности как внутри крымско-татарского сообщества, так и снаружи".

У крымских татар отбирают мечети. Украинское законодательство бессильно

Александр Богомолов: "Эта группа ведет себя провокативно с точки зрения информационных кампаний, которые она проводит. Она прямо или косвенно выступает как оппонент меджлиса, она хочет подать его как структуру неискреннюю, неправильную, коррумпированную, плохо презентующую крымских татар.
Она пытается мобилизовать, в первую очередь, молодежь и является преимущественно молодежным феноменом. С другой точки зрения, она ведет непосредственный спор за некоторые важные ресурсы, прежде всего исламские. Очень важным в исламском мире всегда было то, кому принадлежит мечеть района, кто там имам и кто имеет право читать проповедь и обращаться к народу. В городе Алушта "Хизб ут-Тахрир" после продолжительных боев с официальным крымским исламом и представителями меджлиса отстояли алуштинскую мечеть, которую они в действительности отняли у местной общины.
То, что они могут это делать, является в основном следствием непродуманной политики украинского государства, которое создало возможности для любой группы фактически рейдерским способом захватывать религиозные и культовые объекты, поскольку согласно существующему украинскому законодательству, Закону "О свободе совести", десять человек, относящихся к какой-то конфессии, могут зарегистрироваться как религиозная община. А дальше начинается путаница между территориальной и религиозной общинами".
"Этот вопрос очень сложно решить самим крымским татарам, потому что существующая правовая база не в состоянии обезопасить от такой грабительской акции, как захват мечети".

"Тахрир" привлекает в свои ряды родственников и друзей и преследует великую цель

Александр Богомолов: " В действительности тахриры очень заметны из-за своей активности, из-за создания информационных поводов. Они растут – и качественно, и количественно".
"Когда я спросил одного из них, сколько членов у них насчитывается, он начал напускать туман, а я сказал: "Вас 120 человек". По выражению лица этого человека я понял, что попал почти в точку.
На самом деле преданных делу активистов, я думаю, приблизительно такое количество, потому что мы видим события, где нужна быстрая и оперативная мобилизация. В частности, конфликтные события вокруг мечети. Нетрудно заметить, что это одни и те же люди, которые ездят по всему Крыму. Как правило, собирается группа из 40-50 человек.
Есть более широкая аудитория, которая привлекается косвенно. На последнюю конференцию, которую они проводили в Крыму, собралось 800 человек. Можем предположить, что их аудитория насчитывает около тысячи или полутора тысяч человек – это аудитория, которая относится к ним с интересом. С поправкой на то, что туда ходят и журналисты, и люди, которым интересно посмотреть нечто экстравагантное. Но "Тахрир" тоже считает их частью своей аудитории. Даже с людьми, ушедшими из "Тахрира", они пытаются поддерживать связь".
"Они действуют способом, очень напоминающим деятельность квазихристианских сект. Каждый тахрировец должен стучаться в сердце каждого человека, которого с ним объединяют какие-то связи – будь то семейные, дружеские или партнерские. Они призывают к принятию ислама, но на самом деле это призыв к вступлению в их среду.
Они не закрыты для христиан, но они прежде всего ориентированы на реисламизацию крымских татар, возврат их к исламскому образу жизни. Но это – "морковка", потому что главное для них - мобилизация и построение сетевой структуры, что является собственным ресурсом для решения разных вопросов.
Но политическая цель их кристально ясна – перехват властного ресурса внутри крымско-татарской среды. Они хотят олицетворять собой крымско-татарский интерес".
"Поэтому крымско-татарский меджлис видит именно в "Хизб ут-Тахрире" первоочередную угрозу для себя".

Стенограмму пресс-конференции читайте здесь
.

Сейчас вы просматриваете новость «В Крыму – проблема, но не та, о которой пишут СМИ». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
google news Главред в Google News telegram Главред в Telegram
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять