Владимир Колесниченко: "Ничего личного к Онопенко я не имею, но как судья он не состоялся"

Высший совет юстиции – отдельный и особый орган в судебной ветви власти.

Именно ВСЮ либо открывает дверь в профессию судьи (путем внесения представления Президенту о назначении судьи на должность на первые пять лет), либо рекомендует лишить нарушителя права носить судейскую мантию. За это многие ненавидят этот орган, пытаются дискредитировать, обвиняют в репрессиях. Но все понимают: без этого органа – никак.

О новых полномочиях ВСЮ, отношениях с бывшим оппонентом Андреем Портновым, о ситуации со свободой слова и возможном конфликте интересов со стороны Валерия Хорошковского в эксклюзивном интервью "Главреду" рассказал председатель Высшего совета юстиции Владимир Колесниченко.

В освещении деятельности Высшего совета юстиции в последнее время преобладают негативные оценки: вас обвиняют в концентрации чрезвычайных полномочий с целью давления на судей, рассматривают как инструмент влияния одного лица – Президента. Вас не оскорбляют такие высказывания?

Критические замечания в адрес Высшего совета юстиции высказываются со стороны председателя Верховного Суда Василия Онопенко, Совета судей Украины и лояльных к ним судей. Вместо того чтобы делать из нас монстра, лучше бы составили сравнительную таблицу между нашими полномочиями до принятия изменений к Закону "О Высшем совете юстиции" и после.

Никакой разницы нет. Разве что несколько упрощены процедуры, уменьшены требования к кворуму (с 14 до 11 членов ВСЮ). Но решение проблемы блокирования ВСЮ из-за отсутствия кворума теперь стимулирует членов Совета приходить на заседание почти в полном составе.

Нас уже кое-кто называет "гестапо" (депутат Сергей Головатый. – Ред.), меня лично – "карающим мечом" или "чистильщиком судебной системы". Однако никто не говорит о том, что Колесниченко не выполняет эти функции единолично. ВСЮ – это коллегиальный орган, состоящий из 20 известных в стране юристов, делегированных во ВСЮ разными субъектами назначения. Все решения принимаются коллегиально.

Досадно только, что некоторые члены ВСЮ, такие как Василий Онопенко или Сергей Сафулько(избранный съездом адвокатов. – Ред.) , не дискутируют в зале заседаний о правовых позициях, когда мы в открытом режиме обсуждаем основания для увольнения того или иного судьи с должности, не голосуют против, а только выступают в СМИ. Возможно, потому, что убедительных юридических аргументов против наших решений нет?

Парадокс, но в стране, где уровень недоверия к суду составляет 90%, как только Высший совет юстиции начал реально увольнять нерадивых судей с должностей за нарушение присяги (а мы констатируем просто вопиющие нарушения законодательства), началась шумиха о репрессиях со стороны ВСЮ.

И больше всего выступает сам же председатель Верховного Суда. Василий Васильевич считает, что судья Александр Волков (заместитель председателя Совета судей Верховного Суда, председатель Военной судебной коллегии ВСУ, которого ВСЮ рекомендовала уволить за нарушение присяги. – Ред.) и другие якобы несправедливо привлечены к ответственности. Это – неправда.

На заседании ВСЮ 26 мая 2010 года были поддержаны сразу два предложения членов ВСЮ об увольнении судьи Волкова с должности за нарушение присяги. Речь идет в первую очередь о признаках участия указанного судьи в рейдерстве и в создании в пределах судебной системы "семейного подряда" по рассмотрению судебных дел.

В материалах проверки есть десятки приговоров и решений, начиная с 2002 года, которые выносил его близкий родственник, брат его жены, а Волков пересматривал в кассационном порядке. При этом оба судьи скрыли информацию о своих семейных связях.

Интерес – очевиден. Прекрасные показатели работы судьи Бараненко (минимальное количество отмененных решений) способствовали его быстрому продвижению по служебной лестнице.

Онопенко защищает Волкова, потому что это его ближайший соратник. А если бы на его месте был другой судья? А как быть участникам тех дел, которые рассматривались "свояками"? Ведь обнаруженные в ходе проверки ВСЮ факты в целом ставят под сомнение правомерность вынесенных этим "семейным судейским тандемом" решений и приговоров.

А что, судебная система сама не имела и сейчас не имеет возможности реагировать на случаи нарушений со стороны судей? Почему не активно действуют Советы судей, квалификационные комиссии? Где действия председателя Верховного Суда? Почему квалификационные комиссии не ставили вопрос об увольнении таких судей?

Напротив, у нас есть случаи, когда квалификационные комиссии защищали судей-нарушителей. После того, как во ВСЮ вносилось предложение об увольнении судьи с должности за нарушение присяги (а это, как вы понимаете, грозит судье увольнением), квалифкомиссии быстро привлекали этих судей к дисциплинарной ответственности, ограничиваясь замечанием или выговором – возможно, в расчете на то, что потом ВСЮ не сможет на этих же основаниях привлечь судью к ответственности.

Приведите конкретные примеры...

Судья хозяйственного суда Харьковской области Сергей Жельнепринял постановление об удовлетворении иска об имуществе, которое вообще не принадлежало сторонам. Тысяча гектаров урожая (а это миллионы гривен) были отобраны у собственника без единого правоустановительного документа – только на основании постановления об удовлетворении иска.

А потом (я не могу утверждать, что это связано с деятельностью этого судьи) хозяин зерна был зверски убит в своем жилище. Что, судебная система не видит таких случаев? Ничего личного к Онопенко я не имею, но как судья он не состоялся.

Судебная реформа только началась, а ее уже все критикуют. Причем обещают доступность правосудия, а обсуждают преимущественно статус Верховного Суда (уменьшение численности и фактически лишение судебного статуса). Не свидетельствует ли это об искусственности этой реформы или о ее подлинной цели, далекой от задекларированной?

Что касается судебной реформы, то все изменения предлагается пока провести в рамках действующей Конституции. А там предусмотрены более высокие специализированные суды. Да и нужно решить проблему второй кассации.

С другой стороны, правильно, что Верховный Суд займется обобщением практики. Не секрет, что в Украине есть сотни примеров противоположных решений судов по одним и тем же обстоятельствам. В нашей практике даже рассматривался случай, когда один и тот же судья достаточно высокого уровня вынес два противоположных решения по одному и тому же делу и представил их к выполнению обеим сторонам в процессе. Эту практику нужно в конце концов прекратить.

Если бы мы были удовлетворены деятельностью судов, тогда можно было бы говорить, что ВСЮ сегодня перегибает палку. Но меня, как председателя ВСЮ, тревожит, что трескотня вокруг нашей активной деятельности может навредить, прежде всего, независимости судов, приведет к тому, что судьи будут бояться принимать законные решения.

Но пусть не боятся! Мы оцениваем действия судьи как нарушение присяги только тогда, когда он допустил ряд преднамеренных ошибок, которые повлекли тяжкие последствия для сторон.

Например, когда судья Малиновского районного суда Одессы Ирина Савинская позволяла себе решать вопрос по Никопольскому заводу ферросплавов, компании "Полтавагаз", "Сумыоблэнерго", каналу "1+1", распространив юрисдикцию районного суда на всю страну. Здесь явно было видно, что судья стала цепью в так называемых "рейдерских схемах".

Кстати, это наше представление об увольнении судьи с должности за нарушение присяги 2 июня поддержал парламент 324 голосами "за". Наведение порядка в судебной системе – это именно тот вопрос, который давно уже волнует граждан, независимо от политических вкусов, и как видите, объединяет.

Сколько ежемесячно ВСЮ осуществляет проверок по жалобам на деятельность судей? Насколько снизилась коррупция в результате вашей работы? Тогда, по крайней мере, станет понятно, зачем ВСЮ такие большие полномочия.

Еще раз хочу отметить, что объем наших полномочий не изменился. Главное преимущество последних принятых изменений к законодательству, в том числе и к Закону "О Высшем совете юстиции", – наша возможность оперативно и в рамках закона реагировать на факты нарушения присяги судьями.

Ведь из-за несовершенства процедур, частое отсутствие кворума, игнорирования судьями заседаний Совета и тому подобное рассмотрение материалов по увольнению "нарушителей присяги" продолжалось два, три, пять лет. Сейчас мы именно эти "авгиевы конюшни" и чистим. Кстати, материалы по той же уже бывшей судье Савинской накапливались во ВСЮ с 2005 года.

Благодаря эти изменения к закону, ВСЮ может рассматривать материалы проверки об увольнении судьи за нарушение присяги, если он систематически игнорирует заседания, в его отсутствие.

Например, вопрос относительно увольнения судьи Киевского апелляционного административного суда Бараненко – того же родственника судьи ВСУ Волкова – выносился на заседание секции Высшего совета юстиции шесть раз, а он появился всего один раз. Раньше у нерадивых судей был такой механизм, дабы избежать ответственности, теперь его нет.

Кроме того, цифры подтверждают, что ВСЮ является защитником именно добропорядочных судей. Ведь ежегодно к нам поступает около 5 тысяч жалоб от граждан на действия судей. За 12 лет ВСЮ рассмотрела свыше 35 тысяч жалоб и обращений граждан.

Члены ВСЮ обработали свыше тысячи поручений о проверке касательно почти двух тысяч судей. Только в 300 случаях подтверждены основания для внесения представлений об увольнении судей за нарушение присяги, в 620 случаях такие основания отсутствуют. За 12 лет работы ВСЮ внесла 113 представлений об увольнении судей с должностей за нарушение присяги. 24 представления внесены нами уже в этом году.

С какими нарушениями чаще всего приходится иметь дело?

Самые частые нарушения, которые мы обнаруживаем, – это участие судей в рейдерских атаках, в частности, принятие с нарушением закона постановлений об удовлетворении иска, по вопросам корпоративных прав, разделу имущества, вмешательству в работу хозяйствующих субъектов, государственных органов и тому подобное.

Какие случаи судейского своеволия вас больше всего поразили?

Например, "семейный подряд" судей Волкова - Бараненко, потом наш герой из Львова (судья Зварич. – Ред.), судья Савинская, которая рассматривала дела по всей Украине.

Мы внесли представление об увольнении с должности судьи Святошинского районного суда города Киева за нарушение присяги Федора Позняховского. У судьи 17 лет стажа за плечами. А он своим решением без привлечения органа опеки выселил из квартиры бабушки несовершеннолетнего ребенка. Квартира позже была продана. Ребенок потерял и право на участие в приватизации этого жилья.

Или вот еще случай 2006 года, когда ВСЮ уволила за нарушение присяги судью Ленинского районного суда города Николаева Жосан, которая своим постановлением об удовлетворении иска запретила авиакомпании "Люфтганза" полеты на территории Украины. Судья обжаловала наше решение, но 1 апреля 2009 года Высший административный суд Украины поставил точку в этом деле.

Или же недавно мы внесли представление об увольнении Владимира Козаченко с должности судьи Носовского районного суда Черниговской области за нарушение присяги. Это тот судья, который своим постановлением об удовлетворении иска фактически решил спор по существу. В результате его действий государство потеряло право собственности на четвертое в мире по объему производства инсулина предприятие.

Таких случаев, к сожалению, очень много. Есть даже решения, которыми запрещается выполнять решения других судов, вступившие в законную силу. Но это уже вопрос уголовной ответственности.

И когда сегодня Высший совет юстиции стал объектом критики, любая реакция с нашей стороны расценивается судейским сообществом как посягательство на судейскую независимость, я говорю, что и в вопросе независимости, как и во всем, нужно знать меру.

Что в таких случаях вы говорите судьям-нарушителям? И как они реагируют?

Они сильно каются, как правило, объясняют это все либо нехваткой опыта, либо стечением обстоятельств, либо большой нагрузкой. Словом, все невиновные и очень больные. Но мы должны оценивать их действия исходя не только из объяснений, но и из последствий.

Поверьте, я могу встать на место судьи. Или вы думаете, что когда я голосую, меня все поддерживают? Был даже случай, когда я один голосовал за внесение представления об увольнении судьи, а остальные члены ВСЮ – против. Я считал, что в его действиях были признаки нарушения присяги, но члены ВСЮ, учитывая возраст, последствия, решили, что он может исправиться. Я хотел бы ошибаться в этой ситуации, но у меня впечатление, что этот судья был у нас не в последний раз.

Зачем же вы рекомендуете на должность судей людей с недостаточным опытом? Я сама была свидетелем, когда такие "горе-претенденты" на заседании ВСЮ не могли ответить на элементарные вопросы, что такое преступление или соглашение.

На секции мы подробно изучаем биографию человека, анкетные данные, результаты экзаменов, и, главное, способен ли этот человек аналитически мыслить, заниматься правоприменительной деятельностью. Потому что прочитать кодекс – это одно, а дать правовую оценку ситуации – совсем другое.

Кстати, мы сейчас около 25% претендентов на должность судьи отказываем во внесении представления о назначении. А все они уже прошли определенный отбор, успешно сдали экзамены в квалификационной комиссии судей, то есть считались лучшими кандидатами у судьи. Мы понимаем, что наша основная задача – не сколько мы уволим, а кого выберем.

Каков процент продажных судей в нашей системе?

Трудно сказать. Мы сегодня оперируем только социологическими исследованиями. Я слышал цифру, что в 40-50% случаев обращений в суд люди давали взятки.

Если судья требует взятку, заявите об этом – Уголовным кодексом за дачу взятки предусмотрено освобождение от ответственности, если лицо заявило об этом до возбуждения уголовного дела.

-- "С точки зрения защиты, позиция Зварича – идеальная"
Очевидно, что возвращать доверие людей к судам нужно путем искоренения коррупции. Законопроектом о судоустройстве предусматривается, что судьи будут подавать декларацию не только о доходах, но и о расходах. Но объясните: кто и как будет сверять декларацию со стоимостью часов на руке судьи, его усадьбой и тому подобное?

Механизм проверки может быть достаточно эффективен и прост: судья должен указать как доходы, так и расходы. Очевидно, если он ездит на шикарной машине, но не указал ее в декларации, к нему будут вопросы.

Так он запишет машину на своего родственника. У нас многие чиновники так и делают…

Я не исключаю, что и так может быть. Но в судебной системе каждой страны есть недостатки, которые трудно устранить. Судьи у нас болеют теми же болезнями, что и общество. Думаю, что абсолютно справедливый судья – это наша цель, но это цель не сегодняшнего и не завтрашнего дня, а далекого будущего.

Многие факторы, которые влияют на независимость суда, не зависят от деятельности власти в целом. Кто-то же носит судьям торбы! Если бы не было предложений, не было бы и покупателя. Виноваты не только судьи, но и общество, политики, которые довели до такого состояния правосудие в Украине.

Действительно, общественность почти не шокировали "прайсы", которые обнародовал судья Зварич за рассмотрение конкретных дел, "тарифы" за решение кадровых вопросов. Но имел ли "фактор Зварича" влияние на самих судей и на очистку их рядов?

Действия власти должны быть системные, а не носить разовый, избирательный и показательный характер. Как юрист могу сказать, что по этому делу не все так просто. Речь идет о презумпции невиновности. И когда Зварич рассказывал басню о колядовании (понятно, что басню), то с точки зрения его защиты и несовершенства законодательства – позиция идеальная.

А вы попробуйте доказать, что он это не наколядовал! Закон разве предусматривает, что он должен отчитаться за эти деньги? Нет.

Подождите, разве он может брать деньги у предпринимателей, ведь это коррупция?

Тоже докажите. Законом четко определена квалификация взятки – это незаконное вознаграждение материального характера с целью побуждения должностного лица к действиям или бездеятельности в интересах определенного лица.

Я не знаю материалов дела, возможно, там что-то есть. Но если в распоряжении органов следствия только деньги и заявление Зварича, что он их наколядовал, то дела нет. Надеюсь, что в конечном итоге суд решит, виновен Зварич или нет, потому что по этому делу тоже политики много...

-- "История моих взаимоотношений с Портновым – непростая"

Новым законопроектом о судоустройстве предусмотрен долгий и сложный путь для кандидатов на должность судьи: два квалификационных экзамена, две специальных учебы. Нет ли риска, что суды длительное время будут недоукомплектованными, пока кандидаты будут получать судейскую мантию?

Недоукомплектация судов нам сегодня не грозит. Есть большой резерв желающих быть судьями, многие люди сдали квалификационные экзамены, но пока не трудоустроены из-за отсутствия вакантных должностей.

Что касается процедуры подготовки судьи, то мне кажется, что она чрезмерно громоздкая. Мы строим слишком суровый барьер для определенной категории юристов, которых мы больше всего хотели бы видеть в судебных рядах.

Вместо такой учебы в качестве альтернативы можно засчитать работу помощником судьи, при наличии высшего юридического образования, секретарем судебного заседания, следователем, следователем-прокурором, прокурором, который принимает участие в процессе.

Когда мы говорим, что помощника необходимо в течение шести месяцев отправить на стажировку в суд, то мы сами себе противоречим. Помощники сегодня - это готовые судьи. Я общаюсь с председателем Комитета по вопросам правосудия (Сергеем Киваловым. – Ред.) , он согласен, что многие положения законопроекта "О судоустройстве и статусе судей" нуждаются в определенной доработке.

Бывали случаи, что приходилось отказывать опытному кандидату, потому что он не дозрел до судейства?

Буквально на последнем заседании кандидат на должность судьи рассказывал, что уволился из прокуратуры из-за маленькой зарплаты. Потом не мог трудоустроиться четыре года, но вместе с тем принес справку о юридическом обслуживании коммерческой фирмы. Почему же идет в суд, где зарплаты не такие уж высокие? Очевидно, чтобы "заработать" в известном смысле этого слова.

У нас сегодня преобладает субъективный подход к подбору кадров на должность судьи: за "проталкивание" на должность судьи нужно платить деньги или "отблагодарить" в будущем. Вам известны расценки?

Трудно сказать. Чтобы попасть во ВСЮ, кандидату на должность судьи нужно пройти долгий и тернистый путь. Есть масса ступенек, где потенциально могут быть злоупотребления. Мы слышали, что в Одессе за назначение на должность судьи требуют не менее $50 тыс. Такой кандидат, идя в суд, априори понимает, что деньги нужно, как говорится, "отбить", да еще и больше заработать. Все это – наша работа: почувствовать, где фальшь или подобная проблема.

А что это за дополнительные проверки устраивают кандидатам на должности судьи в Администрации Президента, что оттуда они выходят уже инфицированные вирусом коррупции?

Вот, кстати, сегодня меня проинформировали, что один из кандидатов в судьи Кузнецовского городского суда Ровенской области предоставил данные о том, что он не привлекался к уголовной ответственности. Но по сведениям Администрации Президента, в 1993 году он привлекался к ответственности за приобретение и употребление наркотиков. Он прошел курс лечения во время проведения следствия и был освобожден от ответственности как лицо, вставшее на путь исправления. Я попросил Администрацию Президента вернуть документы. Если действительно факт имел место, то тогда нельзя ставить вопрос о повторном внесении представления.

Но если в законопроекте о судоустройстве появился запрет дополнительно экзаменовать кандидатов на должность судьи в Администрации Президента, то, очевидно, были прецеденты давления на них?

Государственная судебная администрация Украины, которая обеспечивает работу квалифкомиссий судей, принимает меры по проведению проверки кандидатов, желающих занять должность судьи. Тогда же кандидат вместе с заявлением о желании стать судьей, поданным на имя председателя квалифкомиссии, пишет еще одно заявление, что он не возражает против проведения специальной проверки.

Высший совет юстиции при необходимости может дополнительно выяснять все проблемные вопросы, связанные как с личными, так с профессиональным данными кандидата. Это необходимо, ибо появляются замечания к образованию человека, профессиональной деятельности, аспектам медицинского характера и тому подобное, и их соответствия конституционным требованиям, которые выдвигаются к кандидатам на должность судьи.

После того, как мы направляем представление о назначении на должность Президенту Украины, Администрация проводит спецпроверку. С одной стороны, это оправдано, потому что путь к должности судьи длится 2-3 года, и как в вышеуказанном случае не все обстоятельства о себе кандидаты указывают добровольно.

Часто ли вы общаетесь с Андреем Портновым, заместителем председателя Администрации Президента, который отвечает за судебную реформу?

История моих взаимоотношений с Портновым непростая. Потому что, как известно, Андрей Владимирович был основным исполнителем действий против меня в Печерском районном суде Киева (во время обжалования Указа Президента о досрочном прекращении полномочий ВР В.Колесниченко был уволен с должности главы Печерского суда. – Ред.).

Сегодня у нас хорошие рабочие отношения. Андрей Владимирович считает, что тогда в отношении меня была допущена несправедливость, но заказчиком этих действий были Онопенко вместе с Тимошенко.

Тем не менее, с ним интересно работать, он – источник постоянных идей, постоянного движения, с ним невозможно остановиться. Правда, к нему как к члену ВСЮ у меня есть единственное замечание: на заседаниях ВСЮ он чувствует себя пока больше политиком. Я же призываю его поступать как судью: слушать, никого не убеждать, и принимать решение путем голосования.

Недавно парламент наделил ВСЮ правом, которого нет даже у органов правосудия, включая Верховный Суд, – требовать дела (или их копии) во время производства по ним. Получив такое право, члены ВСЮ приобрели возможность "корректировать" действия суда в процессе рассмотрения дела, не так ли?

Члены ВСЮ и раньше имели право знакомиться с такими делами. Сегодня мы не требуем дело, мы получаем копии актов 2-3 процессуальных действий, которые совершил судья, чтобы иметь возможность оценить его действия.

С какой целью?

Представьте: акционер, которому принадлежит 0,003% акций предприятия, обращается в суд с нарушением подсудности (потому что проживает в совсем другом месте) и ставит вопрос о запрете проведения общих собраний акционеров, недопуске к предприятию руководства или запрете совершать определенные действия регистратору в порядке обеспечения иска.

Судья выносит решение, после этого дело несколько месяцев не назначается к слушанию, а тем временем начинаются процессы экономического провала этого предприятия. Потом, когда дело приобретает общественного огласку, судья отменяет постановление, а истец просто отказывается от иска.

Если бы мы не имели права доступа к делам, рассмотрение которых еще не завершено, то никогда бы не могли прекратить подобные "рейдерские атаки".

А что вы можете сделать в такой ситуации?

Когда будет доказано нарушение судьей норм материального или процессуального права, превышение полномочий, мы можем поставить вопрос об увольнении его за нарушение присяги.

В нашей практике есть сотни случаев, когда мы вносим представление об увольнении судьи с должности за нарушение присяги из-за нарушения им законодательства по делам, которые не были рассмотрены даже судом первой инстанции. Потому что открытие производства по делу и постановление об удовлетворении иска – это были единственными и, очевидно, необходимыми "заказчику" действия судьи.

А вы можете поручиться за остальных 19 членов ВСЮ, что они не дают указания судьям?

Член ВСЮ не может просто так внести предложение об увольнении судьи с должности за нарушение присяги или самостоятельно вытребовать материалы дела. После внесения им такого предложения председателем или заместителем председателя ВСЮ (в случае отсутствия председателя ВСЮ) дается поручение на проведение проверки. Только тогда, согласно последним изменениям к закону, ВСЮ может вытребовать необходимую информацию от государственных органов, в том числе и судебных. Копии дел затребуются на адрес Рады, где член Высшего совета юстиции сможет ознакомиться с этими документами.

Но я могу представить, что немногие судьи рискнут ослушаться указания члена ВСЮ и быть в ссоре с ним. Тем более, что решения ВСЮ сразу же оспариваются в Высшем административном суде Украины.

Мы не вмешиваемся в само рассмотрение дела и не даем никаких указаний относительно правоотношений по делу. Сейчас Василий Васильевич заявил, что член ВСЮ звонил председателю одного из судов и дал указания.

Кто это был?

Это звонил я. Но было немного не так, как это озвучил Василий Онопенко. Ко мне в кабинет пробился гражданин, упал на колени и умолял "пощадить его семью". Он рассказал интересную историю: оказывается, председатель суда заверил его юристов, что он поддерживает его правовую позицию (в настоящий момент мы не обсуждаем, как мог председатель суда говорить о перспективе судебного разбирательства по делу, в котором он не является участником). После чего судья принимает совсем противоположное решение, объясняя, что "не мог иначе, потому что приходил Колесниченко и сказал, что нужно принять такое незаконное решение".

Этому председателю суда я и звонил и сказал, что он – бессовестный человек и понесет за это наказание. Он пожаловался Василию Васильевичу, а тот уже рассказал все так, будто я звонил и что-то требовал. Как так можно? А потом Онопенко говорит, что он защищает интересы правосудия!

Законопроектом, который вы упомянули, право назначать судей на админдолжности предоставляется опять же ВСЮ. Зачем отвлекать вас, если, по замыслу авторов реформы, должность главы суда становится сугубо технической – распоряжаться бумагами и карандашами? Почему бы не делать это самим судьям?

Сегодня в сознании граждан председатель суда – это пастух над судьями, который дает указания, которые они обязаны слепо выполнять. Прежде всего, в законе необходимо исключить возможность влияния председателя суда на принятие решений судьями. И тогда не будет иметь значения, кто будет назначать.

Сейчас мы можем сравнить практику назначения руководителей судов Президентом и Советом судей Украины. Так получается, что лучше бы уж назначал глава государства. Совет судей Украины сформирован из председателей судов, которые сами же себя и назначают. Такой себе своеобразный кооператив, который исключал процедуру ротации руководителя суда.

Нельзя не вспомнить и то, как Совет судей присвоил себе право назначать руководителей судов, когда в мае 2007 года из-за решения КСУ президент потерял право назначать судей на админдолжности.

Верховная Рада Украины приняла тогда постановление, которым временно наделила таким правом Высший совет юстиции. Помните, как заместитель председателя Совета судей Волков обжаловал это постановление? За это решение парламент проголосовал в 16:54, а в 17:50 Печерский райсуд начал заседание по иску Волкова, который усмотрел в этих действиях Верховной Рады Украины причинение вреда его правам и интересам.

То есть за 14 минут суд совершил следующие действия: канцелярия зарегистрировала иск, председателем суда сформирована коллегия судей, решен вопрос об открытии производства по делу и тому подобное (позже Конституционный суд Украины признал неконституционным указанное постановление ВР. – Ред.) . Может ли каждый гражданин похвастаться таким успешным прохождением его дела в суде?

Если бы у вас была возможность написать главу Конституции о формировании ВСЮ, невзирая на политические реалии и фамилии, кого бы вы хотели видеть в ней?

Возможно, я бы сменил отдельные персоналии, но представительство оставил бы неизменным.

А что делают во ВСЮ депутаты?

А почему депутаты ассоциируются в обществе с абсолютным злом? Я так не думаю. В Верховной Раде Украины есть сотни порядочных людей. Да и в конце концов парламент – это своеобразный срез общества. А подозревать всех в антигосударственной позиции по меньшей мере аморально.

Должны ли быть в составе ВСЮ практикующие адвокаты?

А почему нет?

Разве у них нет соблазна использовать судью, попавшего в тиски ВСЮ?

Адвокаты как раз и могут дать оценку деятельности судебной власти со стороны потребителя. Кроме того, призванные профессией защищать, они могут как раз не допустить возможного несправедливого отношения к судье во время рассмотрения вопроса о привлечении его к дисциплинарной или конституционно правовой ответственности за нарушение присяги.

Есть вопрос по члену ВСЮ по квоте Президента – Валерию Хорошковскому. Разве у него не возникнет конфликт интересов, если какой-то судья примет решение не в пользу его медиа-группы?

В случае конфликта интересов у ВСЮ есть механизм отстранения члена Совета от рассмотрения вопроса. Если будет установлено, что член Высшего совета юстиции лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела, является родственником лица, относительно которого рассматривается вопрос, или если будут установлены другие обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности, он должен заявить самоотвод.

При таких обстоятельствах отвод члену Высшего совета юстиции может заявить и лицо, по представлению которого будет рассматриваться вопрос, а также лицо, относительно которого решается вопрос, или лицо, подавшее жалобу.

Кроме того, обсуждаемая проблема "5 канала", на мой взгляд, - это не проблема Хорошковского, а проблема осведомленности граждан, о предоставлении частот. Я не могу себе представить существования медиа-пространства без существования "5 канала". Но давайте, независимо от социального багажа этого уважаемого медиа-учреждения, действовать в рамках действующего законодательства.

Вы можете гарантировать, что в случае возникновения конфликта интересов вы сделаете все возможное, чтобы Хорошковский был отстранен от рассмотрения дела на заседании ВСЮ?

Я могу вам гарантировать, что если возникнут сомнения в его беспристрастности, я буду мотивировать членов ВСЮ, чтобы они проголосовали за его отвод. И думаю, с этим проблем не будет.
Сейчас вы просматриваете новость «Владимир Колесниченко: «Ничего личного к Онопенко я не имею, но как судья он не состоялся»». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять