Как Мельника накажут за побег: прогноз экспертов

Эксперты рассказали "Главреду", какие последствия может иметь побег Петра Мельника для него и для всей системы украинского правосудия.

Петр Мельник

Бывший ректор Национального университета Госналоговой службы Петр Мельник вряд ли будет наказан за побег из-под домашнего ареста. Максимум, что ему грозит, это еще одно уголовное дело, но приговор, который может быть по нему вынесен, скорее всего, будет поглощен более серьезным сроком - за взятки.

В то же время, побег Мельника серьезно повредил украинской правоохранительной системе - теперь идея применения домашнего ареста в ее рамках дискредитирована, как и сама эта мера.

Такие мнения выразили эксперты, которые прокомментировали последствия скандального дела "Главреду". В частности, политолог Константин Матвиенко считает, что побег Мельника можно трактовать как признание им вины в деле о взяточничестве. Также, по его мнению, против экс-ректора может быть возбуждено еще одно уголовное дело.

Кроме того, побег Мельника создал опасный прецедент, в результате которого других подозреваемых будут чаще брать под стражу, даже если был бы приемлем домашний арест, предостерег Матвиенко.

Согласна с ним и адвокат Татьяна Монтян, которая подчеркнула, что этот побег дискредитировал сам институт домашнего ареста. Однако, относительно дальнейшей судьбы беглого ректора юрист прогнозирует, что за побег ему не будет грозить большее наказание – сменят только меру пресечения.

В свою очередь, юрист и правозащитник Татьяна Яблонская считает, что в ситуации с Мельником все было сделано для того, чтобы у него была возможность сбежать. Она подчеркнула, что электронные браслеты слежения (от такого экс-ректор избавился перед тем, как скрыться) надевают на людей, к которым есть абсолютное доверие, а Мельник не мог таковым похвастаться.

Предлагаем больше мнений экспертов о том, какими могут быть последствия побега Мельника для него самого и для украинской системы правосудия.

Татьяна Монтян

АдвокатТатьяна Монтян:

За побег никакого большего наказания Мельнику не грозит. Разве что сменят меру пресечения, что уже и случилось. Но ему, собственно, на это наплевать, потому что он сбежал, и никто не знает, где он.

Мы можем только догадываться: то ли Мельник просто подкупил непосредственных исполнителей, тех, кто должен был наблюдать за тем, чтобы он не сбежал, то ли это было санкционировано на самом верху.

Как теперь будут следить за тем, кто пребывает под домашним арестом? Это будет зависеть от того, сколько человек инвестирует в то, чтобы за ним не следили. Вы же знаете нашу страну! Если исполнителю предложат такую сумму, которая превышает риски привлечения к ответственности, человек согласится помочь.

Однако главное, что произошло в результате этого побега – дискредитация самого института домашнего ареста. Потому что нормальные люди, как правило, никуда не убегают. Но в глазах общественности теперь эта мера пресечения дискредитирована просто донельзя. Именно за это Мельника стоило бы подвесить за заднюю ногу на телеграфном столбе в людном месте.

Татьяна Яблонская

Юрист, правозащитникТатьяна Яблонская:

Складывается впечатление, что все было сделано для того, чтобы Мельник смог сбежать. Браслеты, которые были на нем, используются по всему миру. Иногда случалось, что люди убегали. Но эти браслеты одевают на людей, к которым есть абсолютное доверие. А этот человек, не имел уважения в обществе, и никакого доверия к нему не было. Стоит только вспомнить, как он выкинул Геращенко в Обухове, когда были выборы (весной 2012 года Мельник выталкивал нардепа Ирину Геращенко с избирательного участка - ред.)! Я бы на ее месте подала бы заявление о вмешательстве в избирательный процесс – появится немало свидетелей. Доверия к такому человеку не могло быть в принципе, даже если бы он не брал взяток.  

В результате бегства к Мельнику могут применить более жесткое наказание. Все равно, он где-то объявится рано или поздно, он же не может просто исчезнуть. Хотя он может сделать пластическую операцию – деньги есть, слава Богу, наворовал на три жизни.

Меня удивляет, как такой человек мог возглавлять такой университет! Опять-таки, приходим к выводу, что люди должны подавать декларации о своих доходах и затратах, иначе общество не может контролировать тех, кто занимает высокие государственные посты. Пока этого не сделают, у нас таких "мельников" будет "вагон и маленькая тележка". Собственно, они и сейчас есть. Это касается и судей, и прокуроров, и милиции, которые, получая весьма небольшую зарплату, имеют очень большие затраты.

Так что система сделала все, чтобы дать ему возможность сбежать.

Статья, которая инкриминируется Мельнику, предусматривает от 8 до 12 лет лишения свободы (взятка в особо крупных размерах). Однако добавляются еще две статьи: попытка скрыть имущество (которое он хотел переписать на свою супругу) и нарушение меры пресечения. Срок между 8 или 12 годами выбирается с учетом всех тех статей, которые были нарушены.

Мера пресечения в виде браслета используется на два месяца, а потом следственным судьей должна быть продолжена или заменена. А общий срок пребывания под следствием – полгода, а потом дело должно пойти в суд.

А обстоятельства, которые ужесточают наказание – попытка скрыть имущество и нарушение меры пресечения, будут поглощены тем сроком, который он и так должен получить за взятку. А о сплошных взятках в этом вузе знали все. Да и вообще, коррупция – трагедия всей высшей школы. Она стала нормой жизни в нашей стране, а Мельник просто нагло брал взятки. Так что к этому человеку доверия не было, ему дали возможность сбежать. Может, это было выгодно кому-то: ведь когда такие махинации и коррупционные сделки проворачиваются, кому-то очень невыгодно, чтобы Мельник давал правдивые показания, поскольку он может рассказать, как делил эти средства.

Константин Матвиенко

 Эксперт корпорации стратегического консалтинга "Гардарика"Константин Матвиенко:

Уголовный процессуальный кодекс Украины детально регламентирует применение домашнего ареста и использование электронного браслета, но он никак не регламентирует ответственности за побег из-под домашнего ареста. Однако дело остается на рассмотрении суда – может ли суд рассматривать побег из-под домашнего ареста как побег из-под стражи. Если суд признает его таковым, то тогда господин Мельник совершил еще одно уголовное преступление (побег из-под стражи), которое не касается предыдущего дела – взяточничества. Но, опять-таки, четкой регламентации в Уголовном процессуальном кодексе нет.

Побегом Мельник, безусловно, усложнил свое положение. Потому что у суда есть все основания трактовать побег как непрямое признание вины по основному уголовному делу.

Однако я бы тут поставил вопрос немного иначе: чей спутник – американский или украинский – обеспечивает технический контроль лиц, которые пребывают под домашним арестом? Если это американский спутник, нет ли возможности именно у американских контролеров видеть, где находятся украинские граждане, и нарушаются ли таким образом их права и суверенные права украинского государства? Какими соглашениями это регулируется, кто принимал соответствующее решение? На эти вопросы ответов пока нет.

Я опасаюсь того, что побег Мельника создаст прецедент, и суды будут чаще применять взятие под стражу, а не домашний арест, из-под которого можно сбежать. Учитывая то, в каких условиях, как правило, пребывают лица, взятые под стражу, я бы рассматривал это как прямое давление правосудия на обвиняемых. Потому что человек в тех бытовых условиях, условиях питания, духоты, столпотворения, пребывая среди людей совершенно разных социальных слоев, которым крайне сложно находить общий язык, постоянно пребывает в стрессе и конфликте. Иногда в камерах есть угрозы физической расправы, и тогда человеку уже не до того, чтобы эффективно защищать себя в суде. Часто такое давление провоцирует признание себя виновным, чтобы поскорее уйти из этой камеры. Так что следственные изоляторы в Украине – это, как говорит Татьяна Монтян, такой "специально созданный ад", чтобы правосудие вершилось именно так, как оно вершится сегодня.

Применение домашнего ареста – абсолютно цивилизованная вещь. Но оказалось, что украинские правоохранители не в состоянии ее эффективно осуществлять (раз Мельник убежал; и все равно – помогли ли ему, или это была предварительная договоренность, или он вообще сейчас находится на какой-то вилле и замечательно себя чувствует). Сам факт побега из-под домашнего ареста не оказывает чести правоохранительной системе, но создает угрозы для людей, совершивших незначительные правонарушения, оказаться в изоляторе, хотя, возможно, они и не виноваты.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять