"Торговая война" с Россией: сколько продлится и к чему приведет

Эксперты рассказали "Главреду" о последствиях торговой войны Киева и Москвы.

Блокирование экспорта товаров из Украины в Россию эксперты объясняют только одним: Москва пытается принудить Киев вступить в Таможенный союз и сорвать подписание Соглашения об ассоциации с ЕС. При этом и политологи, и экономисты уверены, что давление со стороны РФ будет продолжаться до ноября 2013 года – до саммита в Вильнюсе, где может состояться подписание документа.

Эксперты, опрошенные "Главредом", уверены и в том, что такое давление будет иметь прямо противоположный эффект. Так, политолог Игорь Жданов прогнозирует, что в итоге в Украине будут усиливаться неприятие российской власти и возрастать "любовь" к "северному соседу".

Его коллега Виктор Небоженко подчеркнул, что Россия избрала самый сложный путь, чтобы подтолкнуть Украину к "геополитическому браку": она пытается заставить Украину вступить в Таможенный союз шантажом, давлением и угрозами, в то время как Европейский союз идет путем соблазна, чтобы сблизиться с Украиной.

Экономист Валерий Гладкий считает, что блокирование экспорта украинских товаров в Россию больше ударит по экономике Украины и ее производителю. Хотя, по словам эксперта, в результате этого конфликта пострадают и российский потребитель, и российские партнеры украинских компаний.

Другой экономист, Андрей Новак, убежден, что зависимость украинской экономики от российской ровно такая же, как и российской от украинской. А уменьшение товарооборота между странами будет означать снижение поступлений в российский бюджет, сокращение производств украинских компаний на российской территории, что приведет к сокращению занятости российского населения и уменьшению налоговых платежей в бюджет РФ.

Приводим больше мнений политологов и экономистов о том, какие цели преследует в "торговой войне" Россия, сколько может продлиться противостояние, и к каким последствиям оно приведет.

Игорь Жданов

Президент Аналитического центра "Открытая политика"Игорь Жданов:

Это – пример принуждения Украины к вступлению в Таможенный союз. Сейчас Российская Федерация задействует все методы влияния, чтобы не допустить подписания Украиной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Потому проводятся всяческие конференции и круглые столы, призванные повлиять на общественное мнение – показать преимущества ТС. А для наглядности примера вводятся такие ограничения: раз вы хотите в Евросоюз, мы вам устроим показательную порку на границе, покажем, что без нас вы – никто.

Не думаю, что это продлится долго. Поскольку, все-таки, обе страны заинтересованы в развитии торговли, ведь страдают не только украинские производители, собственники заводов, пароходов и т.д., и обычные работники, но страдают и контрагенты в России, которые не получают необходимую продукцию. Торговля – это обоюдовыгодное дело. Потому это показательный пример: сегодня это остановили, завтра еще что-то придумают.

Однако, такое давление приведет к совершенно противоположным последствиям, а не к таким, как рассчитывает Россия. В итоге, у нас будет еще большее неприятие действий российской власти, которая применяет такие методы влияния по отношению к Украине. Именно власти, а не российского народа, к которому украинцы очень хорошо относятся. Потому все больше будет возрастать "любовь" к нашему северному соседу, к Кремлю, к Путину и его режиму. Так не поступают ни цивилизованные соседи, ни страны, которые претендуют на стратегическое партнерство. Россия сейчас в образе хулигана, который устраивал беспорядок на коммунальной кухне.

Не подтолкнет ли это нашу власть навстречу Таможенному союзу? В нашей власти довольно много разных групп влияния, придерживающихся разных позиций. Некоторые группы влияния, ориентированные на Россию, будут приводить Президенту этот пример и говорить о том, зачем нам Европейский союз, когда у нас такие последствия. Безусловно, это усилит внутреннюю конкурентную борьбу в президентском окружении, усилит аргументацию тех, кто выступает против ЕС.

К тому же, оказывается давление и на наших олигархов, у которых сегодня возникли большие проблемы. Рассчитано на то, что они тоже будут давить на Президента с целью решить данный вопрос.

Этот вопрос – политический. Он не имеет никакого отношения к нормальным экономическим отношениям. Но мы подписали правила, когда вступали в ВТО, членом которого является и Россия. Потому нужно выполнять нормы и правила Всемирной торговой организации в решении существующих проблем. При этом необходимо действовать цивилизованно – не нужно возвращаться в Средневековье и применять экономическую дубинку давления. Как далеко зайдет Россия в этом давлении? Думаю, она будет периодически нечто подобное проделывать, будет нагнетаться ситуация до ноября 2013 года, до момента подписания соглашения.

Виктор Небоженко

Директор Социологической службы "Украинский барометр", политологВиктор Небоженко:

Для России блокирование экспорта никаких последствий  иметь не будет, потому что она упорно уходит в большой экономический кризис – она не на подъеме. Потому не думаю, что эта торговая война как-то повлияет на российскую экономику, там своих проблем много. На Украину – да, действительно повлияет. Но уже давно стоял вопрос о том, чтобы урегулировать весь комплекс экономических отношений с Россией. Но никто этого не хотел – ни Киев, ни Москва. Москва требовала присоединения Украины к Таможенному союзу, а не урегулирования отношений между странами.

Что касается политических последствий – они будут колоссальными. Потому что сейчас начнет жаловаться бизнес на то, что в результате таких мер со стороны России начнет падать производство, будут сокращаться рабочие места. С одной стороны Кремль давит на своих союзников из Партии регионов и КПУ, чтобы провести референдум в Украине по поводу Таможенного союза. А с другой стороны – закрывает доступ украинского экспорта на свои рынки. А это никак нельзя назвать позитивным действием. Думаю, что нужно и дальше ожидать каких-то конфликтных и очень противоречивых решений Кремля.

Таким образом, Россия просто пытается заставить Украину присоединиться к Таможенному союзу. Но шантаж хуже, чем соблазн. Евросоюз нас соблазняет, и это гораздо приятнее для страны, чем то, как действует Кремль, который нам угрожает. Однако, непонятно, как можно одновременно требовать присоединения Украины к ТС и шантажировать ее. Это самый сложный путь для геополитического брака.

Как отреагирует украинское руководство? Наша власть – это, прежде всего, Семья. А предприятия Семьи пока не задеты. Непонятно, что делает Путин. Если бы он хотел, то договаривался бы лично с Януковичем, от которого многое зависит. Но он бьет по экономике в целом, а не конкретно по бизнесу Семьи. И, честно говоря, особого давления на Януковича не оказывается. Поэтому я думаю, что Президент будет двигаться в сторону Европейского союза, хотя еще неизвестно, подпишет ли ЕС договор с Украиной. Нужно, чтобы избавились от иллюзии о том, что чем больше у нас будет конфликтов с Россией, тем легче нам будет в Евросоюзе. Это неправильно.

Валерий Гладкий

Генеральный директор Бюро экономических и социальных технологийВалерий Гладкий:

В этой ситуации Россия путем давления пытается достичь политических целей. И это вызывает неприятие, поскольку бизнес втягивается в политику. А политические вопросы должны решаться на политическом уровне, бизнес-вопросы – на бизнес-уровне. То есть, ни бизнес не должен страдать от политики, ни политика – от бизнеса. В данном случае Российской Федерацией смешиваются два разных понятия.

Цель, которая преследуется – привлечение Украины в Таможенный союз. Хотя она прямо не называется.

Как объяснили россияне, трудности с прохождением украинских товаров через российскую границу вызваны бюрократией, возникшей из-за того, что Украина не является членом Таможенного союза. Но европейские, американские и китайские производители тоже не являются членами ТС. Поэтому такое объяснение российской стороны кажется притянутым за уши.

Что касается последствий для экономик обеих стран – российская больше по масштабам, потому, думаю, больше потерь понесет украинская сторона. В некоторой степени пострадает российский потребитель, но не в глобальном масштабе – там рынок емкий, где присутствует много производителей. А вот украинские производители в нашей сравнительно небольшой экономике пострадают больше, особенно производители товаров народного потребления, пищевых продуктов.

Также могут пострадать в России партнеры украинских компаний. В Россию поставляются машины, оборудование из Украины, и препятствия на границе могут повлечь непрямые издержки в виде срыва контрактов, договорных отношений. Но украинский производитель пострадает больше, потому что товар, застрявший на границе – это транспортные издержки, порча товара и всевозможные санкции, если подобные форс-мажоры не прописаны в контрактах.

Складывается такое впечатление, что украинские чиновники до последнего надеются, что разрулят ситуацию. В то время, как бизнес реально ощущает издержки и бьет во все колокола – и пищевики, и промышленники, и все-все.

Саммит в ноябре будет поворотной точкой. Если Соглашение с ЕС будет подписано, то Россия поймет, что поезд ушел, и далее бесчинствовать в отношении украинского бизнеса нет смысла. Если же подписания не будет, то давление со стороны России может и дальше усиливаться, чтобы склонить Украину к интеграции с Таможенным союзом.  

Андрей Новак

Председатель Комитета экономистов Украины, кандидат экономических наукАндрей Новак:

Очередной торговый конфликт, который вновь инициирует Российская Федерация против украинских производителей, совпадает с общей тенденцией подобных торговых конфликтов – они всегда совпадают с какими-либо политическими процессами в Украине, которые не по нраву российскому руководству. Нынешний конфликт совпадает с вероятным подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС и является демонстрацией "экономических мышц" Россией. Выдвигаются очередные претензии к украинским товарам. Сначала речь шла об определенной группе товаров, а теперь размах увеличивается, и для российской стороны уже неважно, есть ли претензии к качеству товаров или нет – она просто демонстрирует украинскому руководству, что не стоит присоединяться к Евросоюзу в форме ассоциации, а нужно присоединяться к Таможенному союзу.

Но все эти проблемы отпадут, как только Украина подпишет Соглашение об ассоциации с ЕС. Тогда нас ждет то же, что было во всех странах Восточной Европы и бывшего Советского Союза, в частности в Прибалтийских странах, которые в 90-х и в начале 2000-х годов постепенно уходили с постсоветской орбиты Варшавского договора. По отношению к ним Россия применяла достаточно жесткие методы, начиная от энергоресурсов и заканчивая гуманитарными вопросами. Как только эти страны присоединились в той или иной форме к ЕС, все нападки почти прекратились, и теперь сотрудничество ведется по правилам международного права и международной торговли. Думаю, что похожая ситуация будет и в случае Украины. Как только Украина подпишет соглашение с ЕС, РФ будет понимать, что теперь она не может предъявлять претензии отдельно Украине, а это будут претензии к Евросоюзу. Украинская власть также ожидает этого подписания, чтобы в переговорах с РФ иметь совершенно иную политическую диспозицию – ассоциированного члена Таможенного Союза.

Не исключаю, что со стороны России будут еще инициативы подобного рода. Параллельно в Украине происходят "круглые столы" пророссийских сил, которые якобы обосновывают, что Украине в ТС быть выгоднее, чем в ЕС. Думаю, что по результатам этих "интеллектуальных заседаний" будут разрабатываться еще какие-то мероприятия против Украины.

Однако российскому руководству должно хватить ума, чтобы понять, что Украина – не Грузия, и зависимость украинской экономики от российской ровно такая же, как и российской от украинской. Российские и украинские товарные номенклатуры почти идентичны (украинские продукты питания продаются на российском рынке, и российские продукты – на украинском; то же и с продукцией машиностроения). Единственная принципиальная разница – то, что мы покупаем российские энергоносители. Но мы же транспортируем их к основным клиентам России – в Европу. А, кроме того, за эти энергоносители Украина платит деньгами. Потому Украина для экономики РФ – очень крупный клиент, который оплачивает ее основной продукт – энергоносители.

Но российская сторона не хочет понимать масштабности взаимозависимости и выбрала силовой сценарий. Ведь уменьшение товарооборота с Украиной – это уменьшение поступлений в российский бюджет, приостановка или сокращение производств украинских компаний на российской территории – это сокращение занятости российского населения и уменьшение налоговых платежей.

Рано или поздно, российская сторона суммирует собственные убытки от торгового конфликта с Украиной и будет принимать более разумные и взвешенные решения. Это случится после подписания Украиной ассоциации с ЕС.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять