"Беркут" бьет людей? Не может быть!" За что арестовали активистов Евромайдана

В Украине повторяется сценарий похожий на события на Болотной площади в России.

В Украине продолжают задерживать подозреваемых в организации массовых беспорядков 1 декабря на улице Банковой в Киеве. Вчера вечером забрали активиста общественной организации "Дорожный контроль" и журналиста Андрея Дзиндзю. Ему инкриминируют угон транспортного средства – бульдозера. Всего же за последнюю неделю, по официальным данным милиции, задержано 14 человек, часть из них по решению суда уже арестованы.

"Украинская Болотная". Именно так некоторые российские журналисты, работающие в Украине, называют события на Банковой. "Когда я впервые увидел кадры задержания, первая мысль, которая возникла у меня – это Москва, Болотная площадь. Так действовал ОМОН 6 мая 2012", – сказал один из них.

С ним согласен российский координатор объединенной группы общественного наблюдения за действиями правоохранительных органов Дмитрий Марков, который приехал в Киев накануне саммита ОБСЕ. Российский сценарий - и все повторяется: массовые протесты оппозиции, провокации, драка, в которых травмы получают журналисты, митингующие и милиционеры, аресты, изъятие у задержанных оружия… и как результат – случайные люди в статусе подозреваемых. После прокуроры настаивают на аресте, судьи удовлетворяют ходатайства, ссылаясь на тяжесть преступлений.

Девяти арестованным инкриминируют организацию массовых беспорядков возле здания Администрации Президента. Все проходят по статье 294 ч.1 Уголовного кодекса Украины. Возможное наказание – лишение свободы на срок от пяти до восьми лет. Родственники задержанных настаивают: их сыновья, братья, мужья и отцы – не подозреваемые, а пострадавшие. Они рассказывают свои истории.

"Более двенадцати часов Егору не оказывали медицинскую помощь"

Отец Егора Превира в информационном агентстве, куда он вместе с родственниками других пострадавших пришел накануне, сидит около стены на ступеньке. Сегодня о его 27-летнем сыне будет рассказывать дочь, родная сестра подозреваемого. Мужчина же все это время промолчит. Красноречивы будут только его жесты мужчины – мелкие, резкие, нервные - и потухший блеск в глазах. И лишь выслушав всех, седой человек, одетый во все черное, скажет, что он, работник столичной службы спасения, в ночь с 29 на 30 ноября нес службу на Майдане Независимости в Киеве и был свидетелем избиения "Беркутом" студентов. И вот спустя пару дней спецназовцы жестоко избили его сына.

"Мы все эти дни поддерживали и евроинтеграцию, и Майдан, хотя на акции активно не ходили, – говорит Кристина Превир. –  Но после трагических событий в субботу мы всей семьей вышли на Майдан. Уже от прохожих узнали, что на Банковой происходят какие-то события. Брат сказал, что посмотрит, что именно, а потом нас с отцом догонит. Связь я с ним потеряла уже через пять минут после того, как тот отлучился. Поймите, Егор специально не хотел идти на Банковyю. Это было стечение обстоятельств. Тем более, к тому времени беспорядки уже начались".

Только через день после задержания Егора семья узнала, что его арестовали: "Я звонила в милицию – мне говорили, что никого не задерживали. Я звонила в больницы – там отвечали, что такой не поступал. И только вечером 2 декабря отцу позвонили из больницы скорой помощи и сообщили, что Егор у них. Отец уехал. И только там он узнал, что брат не просто в больнице, а под стражей, и информация о нем засекречена. Мы, наверное, дольше всех не знали, что происходит".

"Государственный адвокат Егора позвонила жене его друга, и сказала, что у брата черепно-мозговая травма, он потерял память и просит об этом сообщить близким. Когда же у нее спросили, как он выглядит, услышали, что "красиво"… После этого адвокат положила трубку и больше не звонила", - рассказывает сестра арестованного.

Мать и отец Егора Превира впервые увидели сына после событий на Банковой в суде. До этого свидание с ним не разрешали. Да и во время заседания парню вопросов родные не задавали, а только слушали его объяснения. "Он не считает себя виновным, он не сопротивлялся, а на Банковой оказался случайно. Когда увидел, что "Беркут" бежит за активистами, поднял руки и сдался добровольно, думал, что милиция не будет применять к нему силу. Но это не подействовало. Его бросили на землю, наступили на руки и ноги, чтобы он не смог встать. Люди в форме издевались над ним, фотографировали", – рассказывает сестра со слов брата. В больницу парня привезли только в десять часов следующего дня – более двенадцати часов Егору не оказывали медицинской помощи. Его состояние остается тяжелым – когда оглашали меру пресечения, Егор потерял сознание, и его забрала скорая.

Кадры того, как прямо у входа в главный офис Президента люди в форме избивают людей в штатском, облетели Сеть. А вот суд отклонил это видео – не признал его вещественным доказательством.

"Беркут бьет людей? Такого не может быть!"

Но именно на нем своего мужа, бывшего директора группы "Океан Эльзы", узнала Нина Болотова.

"Я увидела видео, на котором мой Юра сидел под фонарем. "Беркут" хватает его за капюшон куртки. Бьет палками. Сразу узнала, стала звонить по телефону "102". На все мои заявления там мне ответили: "Беркут" бьет людей? Такого не может быть!". Я все равно настаивала, чтобы милиция отреагировала на мой звонок. В два часа ночи ко мне приходил наряд. Мы вместе смотрели это видео. Все протоколировали. Но тогда я еще не знала, где находится мой муж. Узнала лишь в девять утра следующего дня. В Шевченковском райотделении милиции сказали, что его отвезли в изолятор временного содержания на переулке Косогорном, 7", - рассказала женщина.

2 декабря ни родственников, ни адвоката к Болотову не пустили. Нина тоже увидела Юрия лишь 3 декабря вечером во время судебного заседания. "Мы хоть на него посмотрели, – говорит она. – На суде говорили, что организаторы были в масках, касках, с палками и "коктейлями Молотова". Интересно, как это из такого количества людей нашим правоохранителям удалось выдернуть именно организаторов беспорядков?"

В прокуратуре сообщают: "Установлено, что 1 декабря во время акции у здания Администрации Президента на Банковой, указанные лица, используя резиновые дубинки, палки и слезоточивый газ, провоцировали стычки с милиционерами, наносили им телесные повреждения, а также подстрекали других участников митинга к нарушению общественного порядка". По утверждению правоохранителей, "для совершения волнений и нападения на работников милиции злоумышленники заранее подготовили экипировку для собственной защиты, а именно бронежилеты, шлемы и щитки"... Все действовали сообща, в составе группы из трехсот человек.

"Саша попал под руку"

В последние дни не расстается со своей пятилетней дочкой Марина Остащенко. Она – жена еще одного задержанного на Банковой, инженера-проектировщика Александра Остащенко. Маленькая Лера все время молчит и прижимается к маме. Она вряд ли понимает, где ее отец, но чувствует, что маме очень плохо.

"Мой муж со своим другом, как и сотни тысяч украинцев пришли поддержать акцию протеста, – говорит Марина. – Наблюдали за происходящим с более-менее, как им казалось, безопасного расстояния. Когда "Беркут" начал разгонять людей, Саша попал под руку. Он никого не бил, никому не угрожал, просто поднял руки. А в ответ получил дубинкой. Позже он просил о помощи. Я так понимаю, что в тот момент у него уже были сотрясение мозга и многочисленные гематомы".

Несколько часов Марина, как и Нина, пыталась дозвониться мужу, но связь отсутствовала. Тем временем, друг Александра ходил по центру Киева и спрашивал у всех, не видели ли они Сашу. "Милиционеры и "беркутовцы" утверждали, что в тот день вообще никого не задерживали. Где-то в десять вечера мне позвонили с незнакомого телефона. Это был мой муж. Он только сказал, что находится в больнице скорой помощи и положил трубку", – почти плача, вспоминает Марина.

"Я прочитала в Интернете, что на Банковой беспорядки, и попросила Колю уйти"

Не было информации и о месте нахождения Николая Лазаревского. Его девушка Яна Степанова рассказывает, что 1 декабря не могла пойти на митинг вместе со своим парнем – у нее был рабочий день: "Когда я ему позвонила, он сказал, что находится около улицы Банковой. Я же прочитала в Интернете, что именно на Банковой какие-то беспорядки, и попросила Колю уйти с того места. Он ответил, что уже не там. Где-то в 16:30 я услышала его последний раз. Потом связь пропала. До того мы договаривались встретиться около 17.00. Я стала звонить всем. Оказалось, что Николая видели убегающим с Банковой".

"В десять вечера нам сообщили, что Коля в больнице скорой помощи. Мы с мамой и братом поехали. Заглядывали во все палаты, но в стационаре на третьем этаже его не было. И только когда мы спустились на второй, наткнулись на железные двери. Стучали в них, спрашивали, есть ли за ними Лазаревский. На наши вопросы ответили тоже вопросом: откуда его привезли? Мы ответили, что с Банковой. После этого нам перестали отвечать. Затем все-таки сказали, что такой есть, но увидеть его невозможно. Тем временем, приехал адвокат другого пострадавшего. Но и его не пускали. Появился наш адвокат. Его тоже не пускали и даже оттолкнули – он ударился головой", - рассказывает девушка.

Она также увидела Николая только в суде. "Нам сообщили, что его обвиняют в организации массовых беспорядков, – говорит Яна. – Сказали, что его узнали. Уточнили, что он был в красной куртке. Коля поправил: "Будьте внимательными – я был в черной куртке, которая находится у вас, и она вся в крови". Но на это замечание в суде не обратили внимание".

Не обращали судьи внимания на доводы других подозреваемых: фотографа-любителя Сергея Нужненко, недавнего студента Ярослава Притуленко, дальнобойщика, отца троих детей Владислава Загоровко, журналиста из Днепропетровска Валерия Гарагуца, лубенчанина Геннадия Черевко.

Судебные заседания закончились поздно ночью уже 4 декабря. Всем девятерым суд избрал самую строгую меру пресечения – 60 суток содержания под стражей. Не повлияло и то, что арестованных хотели взять на поруки народные депутаты. Суд посчитал, что их обращения оформлены неверно – не на бланках.

После суда часть арестованных отвезли в изолятор, а часть – вернули в специальное отделение столичной больницы скорой помощи.

Вчера задержанные встретились со своими адвокатами. Со слов последних, мужчины были в той же одежде, что и в момент задержания пять дней назад. У некоторых стерта обувь, ведь их сотни метров в бессознательном состоянии тянули по асфальту. Адвокат Егора Превира утверждает, что к его подзащитному врач приходил лишь раз.

Прокуратура против правозащитников

В украинском представительстве международной правозащитной организации Amnesty International настаивают, что очевидны факты непропорционального применения силы сотрудниками "Беркута". Татьяна Мазур, директор украинского офиса организации, резко осуждает насильственный разгон демонстрантов спецназом. И об этом уже говорят в представительствах в европейских странах.

Сегодня правозащитники также говорят о множествах нарушений. В частности, в делах отсутствуют необходимые документы, такие как протоколы задержания. Кроме того, неясен список изъятых вещественных доказательств. Еще одно – недопуск адвокатов к их подзащитным. "Я был первым из адвокатов, кто приехал в больницу скорой помощи. И когда я услышал, что там следователи проводят следственные действия, я сразу же вызвал милицию, – говорит адвокат журналиста днепропетровского издания "Лица" Валерия Гарагуца Александр Мирошник. – Она долго не ехала. Меня не пускали. Я представился и записал фамилии и должности тех, кто меня не пускал, и обратился в прокуратуру".

После обращения родственников задержанных к журналистам, некоторые из них вместе с общественными активистами и народными депутатами прошли улицами Киева. Так, на Косогорном переулке у изолятора их встречал лайтбокс – "Беркут"! Как ты посмотришь в глаза родным?". Часть пикетировала Шевченковский районный суд, часть – Генеральную прокуратуру. У судей митингующие просят справедливого решения, у ведомства Пшонки – требуют освобождения арестованных. Активисты скандировали: "Давай, звільняй!", "Тисяча за дев'ятьох!".

Утро 6 декабря у дверей Генеральной прокуратуры началось с лежачего протеста. Митингующие легли у дверей ведомства со словами: "Переступили через закон – переступайте через нас!"

Надо сказать, что еще днем 5 декабря состоялось заседание парламентского комитета по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений. Собрались народные депутаты, представители Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел и уполномоченная ВР по правам человека Валерия Лутковская.

"Все задержанные написали заявления о получении телесных повреждений, которые они получили в результате действий "Беркута", – сказала омбудсмен. – Прокуратура должна проверить эти заявления, провести экспертизу этих телесных повреждений и принять решение относительно открытия или неоткрытия производства по нанесению телесных повреждений этим лицам". Она также обещала, что каждые 15 минут на ее сайте будут обнародовать данные о состоянии здоровья задержанных во время акций в Киеве, которые находятся в СИЗО и в больнице.

Когда председатель парламентского комитета Валерий Пацкан сказал, что хотел бы лично посетить заключенных в больнице, чтобы узнать об их состоянии здоровья, Лутковская намекнула, что у него нет такого права.

В тот же день прокуратура Киева сообщила, что проведет дополнительное медицинское обследование подозреваемых в массовых беспорядках, которым судом была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. А сама Лутковская похлопотала, чтобы одного из задержанных, отца троих детей, Владислава Загоровко, из следственного изолятора перевели в стационар, так как 1 декабря он получил травму глаза, вследствие которой разорвалась сетчатка.

Стоп "Дорожному контролю"

Уже к вечеру 5 декабря из уст заместителя прокурора Киева Сергея Софиева стало известно, что милиция задержала еще двух человек, якобы причастных к беспорядкам на Банковой. Имена их официально не назвали, но уточнили, что это те, кто угонял спецтехнику с Крещатика. Позже стало понятно, что речь идет о директоре финской компании "Dynea Chemicals Oy" Сергее Хаджинове и активисте общественной организации "Дорожный контроль", журналисте Андрее Дзиндзе. Первого в тот же вечер отпустили, а Андрея – нет.

Сначала его удерживали в Управлении по борьбе с организованной преступностью МВД Киева. К зданию на улице Горького пришли активисты и народные депутаты. По словам парламентария от ВО "Свобода" Игоря Швайки, задержанного допросили – спрашивали о событиях 1 декабря - и составили протокол по статье 289 "угон транспортного средства". После появилась информация, что его перевезли в изолятор временного содержания на переулок Косогорный. Большинство активистов отправилось туда. После того, как Швайку не пустили к задержанному, ссылаясь на то, что изолятор – режимный объект, нардеп вызвал милицию. А в отделении произошла стычка.

Вместе с Дзиндзей и Хаджиновым был задержан еще и Александр Куликовский. Он и рассказал о деталях задержания. По его словам, они остановились на заправке в Киеве в районе 14.50 5 декабря.

"У меня в телефоне зафиксировано это время, – говорит мужчина, стоя ночью у дверей изолятора временного содержания. – За нами заехала еще одна машина. Я сказал, что, кажется, за нами следят. Андрей лишь улыбнулся, мол, кому это надо. После на заправочную станцию со стороны выезда резко заехал синий микроавтобус с затемненными окнами. Из него выскочило трое в штатском. Нас стали бить, забросили в микроавтобус, надели наручники и мешки на голову. Поставили на колени. И если мы хотели поднять голову, то нас снова били. Нас вообще все время били. Даже когда мы пытались спросить друг друга, живы ли, нас били по затылку. Я сначала думал, что это власти "по беспределу" нас так выдернули, и сейчас куда-то завезут в лес. Но потом стало понятно, что это милиция. Нас привели для дачи показаний. Каждого в разные кабинеты. После этого меня, а потом и Сергея отпустили. Андрея я больше не видел".

По словам же дежурного врача больницы скорой помощи, к ним вчера поздно вечером поступил больной Дзиндзя с травмами головы. После оказания помощи, он покинул больницу.

К слову, активист "Дорожного контроля" является одним из организаторов сегодняшнего "автопробега к Межигорью".

Пока адвокаты девяти задержанных 1 декабря в центре Киева готовят апелляции, юристы Дзиндзи пытаются встретиться с активистом "Дорожного контроля", украинская правоохранительная система сдает экзамен  на профпригодность…

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять