Как сфальсифицировать выборы и не попасться

"Главред" составил рейтинг "шулерских" приемов на местных выборах-2010.

Чтобы понять, насколько точно результаты местных выборов отражают настроения избирателей, нелишним будет разобраться, что творилось до, во время и после окончания голосования на участках. Опросив членов комиссий, политтехнологов и наблюдателей, "Главред" составил собственный рейтинг "шулерских" приемов на выборах. Одни способы повторяются от кампании к кампании, другие – уникальны. А главное, что бороться с некоторыми из них просто невозможно! О том, как формировали комиссии, снимали с регистрации партии и кандидатов, запускали "клоны" политсил, не выполняли решения судов и т.п., "Главред" уже неоднократно информировал своих читателей. О том, где покупали голоса, – тоже. Добавим к портрету выборов лишь несколько свежих штрихов. Крымским "регионалам", по некоторым данным, власть спустила разнарядку на заключение так называемых социальных договоров (читай – подкуп избирателей): на маленьком участке - 200 договоров, на большом – 400, за мэра – 500. За подпись под ним избирателю платили в среднем по 200 грн. В Житомире у кандидата в мэры, который рассчитывал на голоса пенсионеров, получающих пайки по программе "Забота", возникли проблемы. Нежданно-негаданно "любимые бабушки" получили "липовые" письма из прокуратуры с требованием явиться на допрос по поводу пайков. Бессонные ночи с дрожью в коленках и валидолом под язык сделали свое дело, – они сначала оборвали телефон кандидата, а потом и вовсе не пришли на выборы. В Тернополе наблюдатели "Опоры" зафиксировали странные отметки в бюллетенях напротив Партии регионов - перечеркнутый по диагонали квадрат. Буква "л", как утверждали знающие люди, означала, что голосовал врач, и естественно, небескорыстно. На Закарпатье цыгане приходили на участки с зелеными "бейджиками". Рассчитывались с носителями опознавательных знаков после подсчета "правильных" бюллетеней на участке. Подкупом грешили как провластные, так и оппозиционные кандидаты, говорят наблюдатели, с той лишь разницей, что правоохранительные органы в процессе фиксации нарушений зачастую руководствовались принципом "друзьям – все, врагам – закон". Еще один дешевый, надежный и практичный способ избавиться от конкурента – поставить с помощью подконтрольной комиссии штампик "выбыл" напротив кандидата или партии, которые не были сняты с регистрации. Именно так "осчастливили" на Винничине кандидата в депутаты облсовета Наталью Солейко, которая, как оказалось, и не думала писать заявление о снятии с регистрации по собственному желанию. В день голосования некоторые участки открылись ни свет, ни заря - чтобы, очевидно, члены комиссий могли пересчитать бюллетени без лишних глаз и ушей. Зная, как бесконтрольно печатались бюллетени на этих выборах в типографиях и на принтере, как заносили их с других участков, и кандидаты от какой партии получили большинство в теризбиркомах, предположить можно многое, доказать – почти ничего. Манипуляция с явкой, как правило, начиналась во второй половине дня. Например, в двух районах Донецка (Буденновском и Пролетарском) явка выросла между 20:00 и 22:00 на 18,3% и 12,6% соответственно. "Умельцы" в комиссиях голосовали за тех, кто на выборы не дошел, а бюллетени вбрасывал "свой" человек. В конце концов, ни один наблюдатель не уследит, пять или шесть бюллетеней вбросил человек, за разные советы или за один. И если до подсчета голосов все происходило относительно честно, с минимумом "каруселей", что и зафиксировали в "Опоре", то с наступлением сумерек на некоторых участках начался "шабаш". Его первым признаком стало изгнание наблюдателей, в том числе с формулировкой "не надо слишком пристально смотреть" (Одесса). По логике, количество бюллетеней в урне должно совпадать или быть меньше числа выданных (не будем забывать, что некоторые экзальтированные граждане уносят их с собой на память). На практике все наоборот: в урне для голосования бюллетеней, как правило, больше. А все потому, что закон допускает, чтобы число бюллетеней в урне превысило число избирателей, взявших бюллетени, не более чем на 10% (статья 73-я). Иными словами, фальсифицируйте, но имейте в виду: вброс 9,99% бюллетеней – в пределах нормы, но свыше 10% – уже перебор. То же самое – с голосованием на дому: реально проголосуют 50% избирателей, еще столько же вбросят члены комиссии и сверху 10% – больше Закон не велит. О том, как в момент подсчета голосов из левого рукава члена комиссии изымается стопка бюллетеней за "нужного" кандидата, а из правого – чернильная ручка и ножик, чтобы испортить бюллетени за остальных, ходят легенды. Как правило, больше всего манипуляций происходит на так называемых "запасных" участках, где все члены комиссии – "свои" люди. Классика жанра – выключение света в момент подсчета голосов. В Житомире, к примеру, лампочки погасли на 10 участках. Потом начинается "эпидемия" переписывания протоколов. То есть члены комиссий, чьи документы вернули на доработку, приезжали повторно в ТИК уже с печатью и на месте все исправляли. Хотя Закон запрещает выносить печать с участка. Члены комиссий признавали, что нарушили ст. 158 УК, за что им, между прочим, "светит" от 3 до 6 лет тюрьмы. Но все оправдывались тем, что ехать на участки далеко, и это затянет процесс подсчета голосов. В результате данные первичных протоколов с участков и "уточненных" отличались весьма существенно, а при пересчете голосов получался третий результат (как в Василькове Киевской области). В Днепродзержинске до сих пор не могут понять, куда делись 7% голосов за "Нашу Украину": по данным параллельного подсчета голосов получается 7%, а по протоколам в ТИК – 0,95%. У Арсена Авакова в Харькове возникли проблемы с получением на руки протоколов с "мокрой" печатью. В Алуште нашли подозрительно много испорченных бюллетеней с отметкой за 2-х кандидатов: "регионала" и его рейтингового оппонента. В результате возникла парадоксальная ситуация: по всем рейтингам выигрывал один кандидат, а в последний момент комиссия показала ему "кукиш в кармане" в виде четвертого места, а победителем стал мэр-"регионал". По одной из версий, фальсификация в городе была с "фантазией" – с помощью невидимых чернил были проставлены галочки напротив победителя, проявившиеся через несколько часов. Дальше все просто. Если человек проголосовал за "регионала" – получилась одна большая "птичка". Если за другого кандидата – получились две отметки, и бюллетень признали недействительным. Ручки с исчезающими чернилами непосредственно на участках, как говорят, тоже были. Но их гораздо проще обнаружить с помощью наблюдателей. К тому же, наши граждане имеют привычку ручки на участках "тырить". Конечно, описанные безобразия творились не на всех участках. И проделывали их не новички с дрожащим голосом и трясущимися руками, а бывалые "снежаны денисовны", оттачивающие мастерство с каждой кампанией. Доказать, что они испортили бюллетень нарочно – практически невозможно. Вопрос в данном случае в другом: почему все это стало возможным? Во-первых, благодаря "дырам" в законе, во-вторых – безнаказанности членов комиссии. Ни на одних выборах организаторы фальсификаций не понесли реальные наказания (условные сроки в 2004 году, и то не всем, – не в счет). Ну, поймали на выборах в Кременчуге за руку члена комиссии, который пытался вбросить бюллетени, и не засчитали их. Вот и весь "криминал". Все еще раз убедились, что за фальсификацию ничего не будет (особенно если она в пользу власти). Конечно, даже идеальные законы не защищают от фальсификаций, но надеяться на более совершенный закон можно, подтвердил в интервью "Главреду" министр юстиции Александр Лавринович. Что же движет членами комиссий, которые рискуют как минимум своей репутацией в обмен на какую-то тысячу гривен (в среднем)? По словам эксперта по региональным выборам Павла Карайченцева, на их мотивацию влияет круговая порука, страх и безнаказанность. На востоке страны на первый план выходил страх. Не у каждого члена комиссии достанет сил и желания спорить с "бритоголовым" молодчиком с корочкой журналиста. Круговая порука проявлялась в том, что кандидату от партии А предлагали закрыть глаза на порчу бюллетеней за кандидата Б, при условии, что его результат останется неизменным. Принципиальных выгоняли и подписывали протокол без них. Шуметь, орать, топать ногами – бесполезно, жалобу могут просто не принять. Губернаторы, понимая, что за умеренные фальсификации им ничего не будет, а вот за результат обязательно спросят, тоже проявляли рвение, перпендикулярное закону. Где-то в одной квартире прописывали до 1000 человек, где-то переносили участки в другой округ. Можно ли этому противостоять? Можно, говорят эксперты. Посредством неотвратимости наказания для виновных и серьезной работы всех участников процесса выборов над его "очищением". А это, кроме всего прочего, еще и недешево. Опыт свидетельствует: мало сделать выбор – надо еще уметь его отстоять. Результаты нынешних выборов пока массово не обжалуются. Одно из двух – либо большинство избирателей ими довольны, либо им уже просто все равно… В коллаже использована фотография УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять