Видали мы их "Сколково"…

Российские нано- и мегасвершения добрались и до Украины.

У российских инноваторов есть виды в том числе на Украину. Об этом заявил побывавший на этой неделе в Киеве глава фонда инновационного центра "Сколково", руководитель группы компаний "Ренова" Виктор Вексельберг. Он не только детализировал принципы, по которым будут отбираться инновационные проекты, но и рассказал о перспективах сотрудничества с Украиной.

Проекту "Сколково" – любимому детищу президента РФ Дмитрия Медведева – понадобился ровно год, чтобы добраться до Украины. 12 ноября 2009-го Медведев впервые озвучил идею скорейшего создания в России "мощного центра исследований и разработок". После чего работа закипела: 31 декабря 2009 года появилось распоряжение президента РФ о создании центра, а уже 28 сентября инноград был узаконен Думой, принявшей законопроект о нем в кратчайшие сроки.

Идея "Сколкова" предельно проста – помочь талантливым идеям пройти бюрократическую "долину смерти" и добраться до инвесторов. К слову, руководители СССР еще 70 лет назад начали собирать мозги "врагов народа" в так называемых "шарашках". Приказом НКВД № 0021 было образовано Особое техническое бюро (ОТБ) при наркоме внутренних дел СССР для использования заключенных, имеющих специальные технические знания. Опыт оказался удачным: "шарашка" взрастила Солженицына, а также Туполева и Королева со всеми вытекающими оттуда самолетами, двигателями и ракетами.

Итак, ученые собираются в одном месте, с приличными условиями жизни (речь идет о престижном Одинцовском районе Москвы), с современной технической базой и возможностью виртуально общаться с лучшими вузами мира. Перед ними для начала ставятся задачи по пяти направлениям: в области энергетики, IT, телекоммуникаций, биомедицинских и ядерных технологий.

Главное требование – все идеи должны быть максимально реалистичны, чтобы поставить их "на поток". То есть о создании инновационного "джедайского" меча или технологии высадки яблонь на Марсе речь не идет (дорого и нецелесообразно). К примеру, в кластере IT будут разрабатывать "автоматизированную систему перевода", способную переводить "на лету" текст, на который наведена камера.

Таким вот нехитрым способом организаторы намерены "подтянуть" в "Сколково" всех толковых ученых мира, которые захотят там работать. (Тем временем нобелевский лауреат по физике, бывший россиянин, а теперь гражданин Нидерландов Андрей Гейм риторически вопрошает: "А на фига я России нужен?").

А поскольку на постройку корпусов и жилья для работников "Сколково" уйдет время (сам город появится только в 2012-м), дабы не терять таланты, тем более что при наличии Интернета географическое местоположение не столь важно, налоговые льготы инноваторам (уменьшение социального налога с 26% до 14%, таможенные льготы) предоставили уже с этого года.

Таким образом, российский лидер получил фантастическую возможность "пропиариться" на теме инноваций перед приближающимися президентскими выборами, ученые – возможность творить, а страна – шанс осуществить технологический рывок. Цена не такая уж и высокая, говорит Вексельберг: 85 млрд. руб. будут потрачены в течение четырех лет, из них 4 млрд. – уже в этом году.

Не упускать такую возможность решили и в офисах известных западных фирм – Nokia, Сisco, Fillips, Boеing, Microsoft, согласившись открыть в "Сколково" свои представительства.

Мечты, мечты…
Но, как говорится, "было гладко на бумаге, да забыли про овраги". Едва начав, инициаторы получили приличную порцию критики в свой адрес. Вот некоторые из заголовков в российской прессе: "Самая главная опасность для инновационных проектов — конфликт интересов составляющих проект людей"; "Сколково" — гламурный проект"; "Не "Сколково", а "Вексельбург" – так это надо было называть"; "Но не всякое развитие есть модернизация", "Сколково" – потому что на это выделены осколки бюджета"… Больше всех протестовала академическая наука, видя в "Сколково" конкурента, претендующего на бюджетное финансирование.
Если же серьезно, то основные причины скепсиса сводятся к следующим. Во-первых, заманить в Россию ученых-инноваторов будет крайне сложно. "Для меня это звучит так же, как если бы в 90-х годах стали бы создавать электровакуумное "Сколково", когда уже поезд давно ушел от вакуумных ламп к транзисторам. Так и здесь", — заявил СМИ уже упомянутый господин Гейм.

Во-вторых, есть риск, что секретные патенты в "Сколково" будут даже не продаваться, а "сливаться" иностранцам.

В-третьих, указанных пяти направлений недостаточно, ибо главных для жизни человека тем – жилье, еда и транспорт с дорогами – в этом списке нет.

В-четвертых, где брать высокотехнологичные идеи? Вузы в большинстве своем не смогли предложить ничего толкового. Как признался сам Вексельберг, деньги в РФ есть, но венчурному капиталу не во что их инвестировать, нет разработок, которые можно было бы вывести на глобальные рынки. Компенсировать нехватку идей планируется за счет общероссийского конкурса инновационных проектов (по аналогии с "массачусетским вызовом"), когда жюри из числа людей с деньгами отберет проекты, в которые можно вкладываться.

В-пятых, что толку от иностранного специалиста, если он будет работать в советской монопольной среде с неразвитой инфраструктурой?

В-шестых, инновации в России не востребованы рынком. "Самодостаточные рынки начинаются с 250–300 миллионов граждан, — считает академик Виктор Полтерович. — Европейский союз, по всей видимости, создавался исходя именно из этого. СССР попадал в эти рамки, Российская Федерация не попадает. У Сколкова нет проекта, но есть задача — перестройка российской экономики". Однако для этой задачи даже десятка "Сколковых" недостаточно, уверен профессор МГУ Виталий Тамбовцев.

Наконец, в наш быстрый век технологии устаревают за месяцы, максимум — за несколько лет. Поэтому романтические идеи, типа большого скачка, пожирают ресурсы и приводят к провалу, подчеркивает Полтерович.

"Кремниевая долина" по-украински

"Какое "Сколково" имеет отношение к Украине?" – с этого вопроса началось общение российского олигарха с киевскими журналистами. "Ничего "Сколкову" от Украины не надо" – парировал с ходу гость.

– На каких условиях будет сотрудничество с украинскими учеными? – поинтересовались в Киеве.

– На тех же, что и со всеми остальными, – ответил гость из Москвы. – Мы все-таки говорим на одном языке, у нас одна история. Мы хорошо знаем, что Украина обладает точно такой же, как и Россия, неплохой высшей школой, у нее есть высокий интеллектуальный потенциал. Поэтому Украина имеет значительно больше возможностей совместно с нами реализовывать какие-то проекты, чем другие, – убеждал Вексельберг.

– Хочет ли российский бизнес поглотить Украину? – не унимались журналисты.

– Опасения, что кто-то кого-то может поглотить, – это миф, от которого надо поскорее избавляться, – подытожил олигарх.

Наиболее силен украинский интеллектуальный потенциал в авиационной и ядерной промышленностях. И именно в этих отраслях сотрудничество двух стран наиболее перспективно, уверен руководитель фонда подмосковного иннограда.

С украинской стороны идеей заинтересовался Комитет по науке и инновациям, возглавляемый Владимиром Семиноженко. Как сообщила "Главреду" его пресс-секретарь Марина Петкова, планы созвониться и обсудить вопросы сотрудничества в Комитете есть, а конкретики пока нет.

Не остался в стороне от наносвершений и "космический" мэр столицы Леонид Черновецкий, предложив в районе Киева построить что-то подобное. "Мы с удовольствием это обсудим", – с улыбкой заметил Вексельберг.

Однако украинским экспертам, к которым "Главред" обратился за комментариями, было не до шуток. Так, по словам директора Института трансформации общества Олега Соскина, налицо "грабительские планы России", которая, не имея такого огромного количества ноу-хау, хочет заполучить украинские разработки по авиастроению, кораблестроению, тепловозостроению. "Они предлагают нашим ученым поработать над созданием российской "силиконовой долины". Но нет никаких гарантий, что, отдав технологии, наши ученые получат обещанное", – говорит эксперт. Будущее, по его словам, за украинским инноградом, который можно построить гораздо дешевле. Нужны, в первую очередь, политическая воля и законодательство, уменьшающее риски.

Эксперт корпорации "Гардарика" Кость Матвиенко, напротив, не верит ни в российское, ни в украинское технологическое "чудо". "В РФ есть идея нанотехнологий, которую продвигает Анатолий Чубайс. В Израиле этой темой занимаются "1,5 человека" – директор и ученый на полставки. В "Роснано" – сотни человек. Когда Россия попыталась заключить договор о сотрудничестве с Израилем в области нанотехнологий, там ответили отказом, поскольку для этого пришлось бы взять в штат еще одного человека".

Вторая причина – уровень украинского бизнеса не предусматривает финансирования проектов, которые могут принести отдачу (да и то не факт) через несколько лет. "Бизнесмены могут профинансировать церковь, гламур, словом, собственное тщеславие. А наука этим целям не отвечает. Имена меценатов, вкладывающих в науку, никто не знает. Именно поэтому нашему бизнесу проще украсить или купить разработку", – говорит Матвиенко.

Причем оба эксперта скептически оценивают "национальные проекты", предложенные руководителем рабочей группы Комитета экономических реформ при Президенте Украины Владиславом Каськивым. В их числе "LNG-терминал", "Доступное жилье", "Олимпийская надежда 2022", "Чистый город", "Малая гидроэнергетика Украины", "Открытый мир", "Современная теплоэнергетика", "Зеленые рынки", "Альтернативное топливо", "Качественная вода", "Циклон-4", "Индустриальные парки", "Воздушные ворота", "Киевское кольцо", "Дунайский автотранзит", "Пятый транспортный коридор".

"Кусок дороги от Киева до Борисполя – это что, национальный проект? Из всех перечисленных проектов только "Открытый мир", предоставляющий школьникам широкий доступ к компьютерам и Интернету, может быть интересен", – уверен Матвиенко.

"Сначала создается "среда обитания", потом формируются коллективы, инфраструктура, приходят деньги и только после этого начинается формулирование проектов, – объясняет Соскин. – А то, что делает Каськив, – это утопия".

Хуже того – деньги могут просто разворовать. Антикоррупционное расследование "Украинской правды" о присвоении приближенными к власти донецкими семьями почти 500 млн. бюджетных денег, предназначенных на инновации, говорит о заинтересованности правящей элиты в консервировании тех условий, в которых она жила и живет. Создавать высокотехнологичные конкурентоспособные производства никто не собирается.

И все же ощущение, что визит Вексельберга (который, между прочим, родился и вырос в Украине) имеет "двойное дно", не оставляло украинскую сторону. "Возможно, Вексельберг пытается привлечь украинский свободный капитал в проекты, которые могут давать прибыль. Другое дело, что слову Путина-Медведева украинцы верят, а обещаниям Вексельберга – с оговорками", – рассуждает директор Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов.

Косвенно подтвердил эту версию и российский журналист, заместитель гендиректора ВГТРК Дмитрий Киселев, сопровождавший Вексельберга в Украине. Он подчеркнул, что встреча Вексельберга с украинским бизнесом пройдет без прессы. Правда, объяснение такой закрытости оказалось весьма натуралистичным: "Как собакам благородных пород нужна помощь при вязке, так и людям благородной натуры нужен кто-то, кто бы их представил друг другу". "Я с определенным напряжением жду встречи в клубе с учетом ваших слов", – перевел все в шутку Вексельберг. Но все это лишний раз подчеркивает, что о "Сколково" в Украине услышат еще не раз.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять