Владимир Огрызко: "Послом ехать не собираюсь"

Завтра, 17 марта, Президент внесет в парламент кандидатуру нового министра иностранных дел Украины.

Кто им станет? Пока звучат только предположения. Но все они в значительной степени зависят от того, согласится ли пропремьерское большинство поддержать президентского ставленника. С Владимиром Огрызко мы встретились в его уже бывшем кабинете в МИД. Он выглядел довольно уверенным и был в прекрасном настроении. Интервью происходило через неделю после того, как парламент одобрил решение об его отставке. Экс-министра уже не ограничивали дипломатические рамки, поэтому беседа получилась очень откровенной и в какой-то мере сенсационной. Одна из главных сенсаций – господин Огрызко не собирается выезжать послом за границу. Возможно, это интервью станет первым интервью Огрызко-политика.

-- "В нашем политическом серпентарии можно ждать чего угодно"

Владимир Станиславович, как вы чувствуете себя после того, что пережили в Раде?

Чувствую себя, как видите, абсолютно нормально, спокойно и уверенно, потому что ни разу не ошибся и не сделал такого, за что мне могло бы быть стыдно. Поэтому оптимизм не исчезает.

И что, действительно нет ни одной ситуации, по поводу которой вы бы сегодня сказали: "нет, вот в этом месте я сделал бы иначе, поступил бы немножко не так"?

На предмет того, что "немножко", возможно, но по сути, безусловно, я сделал бы так же.

Вы были, очевидно, единственным министром иностранных дел Украины, которого достаточно болезненно назначали и которого не менее болезненно снимали. Какие выводы вы сделали из этого совпадения?

Вы знаете, дипломат — это та профессия, которая заставляет всегда быть готовым к любому развитию событий. Внутренне я, честно говоря, был готов и к такому развитию событий, потому что, к сожалению, в нашем политическом серпентарии можно ждать чего угодно.

И даже не удивились, когда сорок девять "бютовцев" проголосовали за вашу отставку?

Вы знаете, несмотря ни на что, так сказать, на победные реляции о том, что фракция будет голосовать так, у меня была информация, что на самом деле она будет голосовать совсем иначе. Скажу вам откровенно, только количество голосов отличалось от того, что я знал. То есть мне было известно о нескольких голосах, которые могли бы стать решающими, но тут сыграли, как говорится, с запасом. Впрочем, большой разницы в этом нет.

-- Тимошенко, очевидно, надеялась, что я стану карманным министром

Депутаты из коалиции, экс-министр Борис Тарасюк, в частности, критиковали вас за подписанный циркуляр в отношении Тимошенко. Если бы сейчас вернуть то время, вы бы его снова подписали или нет?

Экс-министр иностранных дел Тарасюк меня не критиковал за подписанный циркуляр: он, насколько я помню, только осторожно высказался, что я мог в этой ситуации стать инструментом противостояния между ветвями власти. Но, опять-таки, мы всегда говорим о причинно-следственных вещах. Отмотаем пленку назад: был бы циркуляр, был бы комментарий уважаемого господина Гавриша, если бы не было заявления?

Заявления Тимошенко?

Да, заявления Юлии Тимошенко во время заседания СНБО (о том, что есть намерение пересмотреть подписанные в России газовые соглашения и вернуть "РосУкрЭнерго". – Ред.). То есть наши политтехнологи научились довольно красиво продавать дохлую кошку, и в этот раз это было очень грамотно и разумно сделано. Дали ту информацию, которая, собственно, была следствием событий, а не ту, которая стала причиной, и стали ее раскручивать.

А что касается того, поступил ли бы я так же, то поступил бы так же абсолютно точно, потому что заявление премьера не отвечало действительности и могло привести в Европе к настоящей панике. Нужно было сделать все для того, чтобы снова не оказаться в ситуации, когда мы фактически один-на-один стояли против Европейского Союза. Поэтому, повторяю, если посмотреть на тот циркуляр, о котором так много говорят, то в нем идет речь о том, чтобы донести до мировой и европейской общественности основные тезисы с пресс-конференции господина Гавриша. Я подчеркиваю – не высказывания, а именно тезисы. Они заключались в том, что украинская сторона: а) не отменяет газовых соглашений и б) не прекращает поставок газа в Европу. Все.

А вы не были удивлены довольно резким заявлением госпожи Тимошенко, что как министр вы ее радикально не устраивали? Ощущали ли вы это во время работы, были ли какие-то замечания, пожелания с ее стороны?

Вы знаете, если проанализировать ее цитаты по поводу некоторых других правительственных чиновников, которые в один момент были высокими профессионалами, устраивали премьера полностью, а потом в силу определенных обстоятельств становились людьми, которые вообще не знают, о чем идет речь, то тут, я думаю, ничего нового нет. Это сложившаяся традиция, и нужно просто давать себе отчет в том, кто об этом говорит.

До какого момента, по вашему мнению, вы были профессионалом для Юлии Владимировны, а потом стали министром, который ее радикально не устраивает?

(смеется) Ну, вы знаете, это интересный вопрос, но я думаю, что это произошло сразу после подписания письма по ПДЧ. И скажу вам честно: уже в январе 2008 года, когда госпожа премьер побывала в Брюсселе и мы предложили ей встречу не только с генсеком Схеффером, но и встречу в Совете (Североатлантическом Совете НАТО. – Ред.), от которой она отказалась, а потом фактически меня обвиняла в том, что я ей навязываю то, что ей не нужно.

Кстати, даже Янукович-премьер не отказывался от встречи в Совете, несмотря на то, какие месседжи он там озвучивал.

Да, совершенно верно. Поэтому думаю, что рубеж между нами был всегда, потому что речь идет о разных подходах к развитию внешней политики и ее направлений. У Президента и у меня как министра они заявлены, они очевидны, они понятны, и от них я никогда не отказывался и не собираюсь отказываться.

Поэтому, очевидно, был расчет на то, что я буду карманным министром премьера, который будет выполнять только то, что ему скажут. Хотя, с другой стороны, за весь этот период ни одного предметного разговора по инициативе премьера так и не состоялось.

-- "Дипломатов просто не допускали на встречи Тимошенко"

В чем причина, по вашему мнению, довольно теплых отношений Тимошенко с Путиным?

Знаете, мне сложно ответить на этот вопрос. Пусть, как говорится, этим вопросом занимаются другие коллеги.

Вам, к примеру, посольство Украины в Москве не докладывало о слишком кулуарных, слишком теневых методах работы премьер-министра с руководством России?

Да нет, меня просто информировали о том, что наших сотрудников, причем разного уровня, – от посла до заместителя министра - просто-напросто не допускали на такие встречи. Это, кстати, стало обычной практикой, хотя и абсурдной: ни в одной стране мира нет такого, чтобы представитель МИД не участвовал в каких-либо переговорах премьер-министра, даже в роли атташе, который просто ведет запись беседы. Ведь на самом деле речь идет об обеспечении единства внешнеполитического курса.

Не допускались представители МИД только на переговорах с Россией или это касается и других стран? Приведите примеры.

Нет, это касается всех стран. Например, в Мюнхене во время конференции по безопасности посла Наталью Зарудную (посол Украины в Германии. – Ред.) не допустили к переговорам с Байденом (вице-президентом США. - Ред.) и Зеликом (президентом Мирового банка. – Ред.). Посол Евгений Бершеда (посол Украины в Бельгии. – Ред.) был здесь во время визита премьер-министра Бельгии и его не допустили на встречу с премьером, потом, извините на слове, закрыли перед носом двери и перед бельгийским послом. Как он потом говорил, это в его биографии первый подобный случай. А о России я вообще молчу – там полное табу.

То есть Грищенко вообще не имеет отношения к переговорам, которые проводит Юлия Тимошенко с российскими партнерами?

Нет, там участвует ( во всяком случае, по газовым вопросам) только один депутат.

На букву "П" фамилия начинается?

Ну, не будем о грустном. И как мне, скажите, как министру было реагировать на подобные вещи? Я писал письма, обращал внимание, напоминал, цитировал указ Президента о том, что такого быть не может, что это нарушение всех норм. Несмотря на это, все спокойно игнорировалось. Я вырос в дипломатии, и мне просто трудно представить, как можно не выполнить директивы, которые для любой делегации и ее руководителя являются святым писанием, понимаете? А если мы не получаем никакой информации с переговоров – даже не записи беседы, а хотя бы ее основных моментов, то как мы как внешнеполитическое ведомство можем строить свою работу? Поэтому вывод у меня простой: с самого начала премьер стала выстраивать параллельную внешнюю политику, что в государстве неприемлемо и недопустимо.

И тем не менее БЮТ после голосования упрекал вас в том, что МИД в одностороннем порядке отменял визиты премьер-министра. О чем именно идет речь?

Мы в прошлом году, а точнее, в период с 2008-го по февраль 2009 года организовали для премьер-министра Украины около двадцати зарубежных визитов, Украину посетило двенадцать глав правительств, отдельно организовывались встречи премьер-министра с гостями Президента Украины — королем Швеции, президентом Бушем, лидером Ливийской Джамахирии Каддафи и другими. То есть по всем этим визитам мы готовили для пользования премьером толстый том документов, материалов и тезисов для бесед. Безусловно, в ее службе сидят коллеги, которые могут что-то подправить, что-то подогнать под стиль премьер-министра, и это нормально.

Мы даем содержательное наполнение каждому визиту, но, чтобы мы отменяли какие-то визиты, я такого не припомню. Возможно, коллеги из БЮТ знают что-то больше. Единственное, о чем мне известно, так это то, что за несколько дней до визита в Швецию и Эстонию он был отменен по инициативе нашего премьер-министра. Помню, мне звонил, к сожалению, уже покойный посол в Швеции А.Пономаренко. Вы знаете, я знал его лет двадцать пять, мы, собственно, вместе начинали работу в дипломатии, и за все это время я его таким подавленным не помнил. Не исключаю, что тот эмоциональный стресс, который он пережил, внес свой вклад в произошедшее (в смерть посла. – Ред.). Знаете, такие моменты в дипломатической практике недопустимы, я предлагал даже, чтобы был короткий телефонный звонок премьера, буквально на пять секунд, чтобы сказать: "извините, такая ситуация, не можем"… Но нет…

Это интересно, потому что Швеция в Евросоюзе один из нескольких ключевых лоббистов Украины…

Безусловно. Поэтому нам было так важно, чтобы подобная поддержка имела продолжение. Ну, слава богу, что после визита короля Швеции в Украину благодаря усилиям Президента и МИД этот диалог налажен, и у нас есть хорошие перспективы. Что касается ЕС, то я с вами целиком согласен, потому что Швеция - это еще и следующий председатель в Евросоюзе. То есть для нас шведская сторона сегодня первый союзник в том, что касается, скажем, подписания Соглашения об ассоциации. Но понимаете, когда внешняя политика делается на дилетантском и любительском уровне, тогда все легко: можно за один день отменить визит, можно не полететь в Бразилию, а можно и в Швецию. ..

-- "Сейчас обсуждается встреча Обамы с Ющенко"

Но Президент тоже неоднократно отменял в последнюю минуту встречи с иностранными делегациями: и с министрами иностранных дел важных для нас стран, и с делегациями Европарламента – наиболее положительно настроенного к Украине органа ЕС... Вы как министр как-то пытались на него повлиять и объяснить, что так не делается?

Вы знаете, я даже был свидетелем отсрочки одной такой встречи и минут двадцать делал для европарламентариев вступительное слово. Но он потом подошел, извинился и продолжил разговор, который длился еще более часа. Разные бывают ситуации, но я не помню, чтобы Президент сорвал, или в последний момент отменил какой-то визит.

Отвечает ли действительности информация, что европейские лидеры стали избегать встреч с Президентом Ющенко?

Ну, это абсурд.

А ситуация с Николя Саркози, который, как нам известно из французских источников, по меньшей мере трижды за два месяца не согласился встретиться с господином Ющенко, но инициировал встречу с Тимошенко?

Что касается встречи с Тимошенко, то с ее стороны неоднократно ставился вопрос о визите во Францию. Эти визиты отменялись и переносились. За это время Президент с господином Саркози виделись, может, раза четыре на разных международных саммитах и во время двусторонних встреч. Да, действительно, была во время "газовой войны" у нас одна заявка на трехстороннюю встречу (Виктор Ющенко, Николя Саркози, Гордон Браун. – Ред.), но в связи с организационными моментами она не состоялась. Однако на следующий день президент все же посетил премьер-министра Великобритании, который как раз перед этим ужинал с Саркози, поэтому представлял их общую позицию. Есть вещи, которые просто технически не складываются, но времена, когда с нашим Президентом не хотели общаться, мы уже проехали. Это было когда-то.

То есть вы считаете, что сегодня нет легкой изоляции Ющенко на Западе, особенно в странах Старой Европы?

Ну, вы знаете, министерство сейчас готовит ряд очень серьезных мероприятий с участием Президента, включая и встречу с новым президентом США. Как вы знаете, состоялась также встреча моего коллеги Владимира Хандогия с Хиллари Клинтон во время заседания Комиссии Украина-НАТО в Брюсселе, и он мне сказал о том, что акценты госпожа Клинтон расставила очень правильные: Украину будут продолжать поддерживать в ее продвижении в НАТО и все такое. Она сказала абсолютно четко: не волнуйтесь, мы сделаем все, чтобы помочь вам как можно скорее стать членами НАТО.

Встреча с Обамой состоится в Киеве?

Это сейчас как раз обсуждается. Есть по меньшей мере три варианта возможной встречи. Она может состояться в Страсбурге, может в Киеве, а может и в третьем месте. Вы, очевидно, понимаете, что встречи такого уровня готовить чрезвычайно сложно. Нужно учесть массу организационных моментов: где он будет, сколько времен он пробудет в том или ином месте и тому подобное.

Но в любом случае речь идет о встрече во время поездки Обамы на юбилейный саммит НАТО 3-4 апреля?

Мы работаем в этом направлении, но тут могут быть самые разнообразные варианты. И главное не в том, каким образом это будет организовано, главное, что пройдет полноценная встреча, во время которой будут обсуждены ключевые моменты наших отношений.

-- "Я думаю, у нас будет тот же Президент с тем же курсом"

С Соединенными Штатами понятно. Но как быть со Старой Европой – с Францией, Германией? У вас не создается впечатление, что команда Тимошенко переиграла команду Виктора Ющенко в донесении того, что происходит в Украине? Как следствие, у "старых европейцев" сложилась такая картинка: Президент и его секретариат ежедневно охотятся на премьера и мешают ей проводить реформы в стране.

У стран Старой Европы действительно есть внутренние причины, заставляющие их поступать так, а не иначе. Но я не считаю, что мы в прошлом году проиграли, ведь мы получили вместо названия инструмент (Украине отказали в присоединении к ПДЧ, но предложили выполнять Годовые национальные программы. – Ред.). Например, руководство Германии публично неоднократно заявляло, что Украина станет членом Альянса тогда, когда будет к этому готова. Разве это отличается от нашей позиции? Сегодня, к величайшему сожалению, мы не готовы постучать в двери НАТО и сказать: мы можем стать вашим партнером и союзником.

Другое дело, что в Украине существуют силы, которые пытаются проводить параллельную внешнюю политику. В итоге мне приходилось объяснять зарубежным партнерам, какова на самом деле государственная позиция. Двойственность внешней политики очень серьезно вредила отношению партнеров к Украине.

В целом я не думаю, что мы должны слишком уж волноваться по поводу позиции Старой Европы. Их мнение, безусловно, изменится, если мы продемонстрируем готовность действовать единой командой. Вспомните первые дни "газовой войны": украинское руководство демонстрировало единство. В итоге мы получали очень хорошие сигналы и от Старой Европы, и от США. Нам четко говорили: да, это та линия, которой вы должны придерживаться. Я вас заверяю, как только эта линия станет основой наших действий, и Старая Европа, и новая Европа, и средняя Европа скоро поймут, что Украина – это государство, имеющее перед собой четкую цель и уверенно идущее к этой цели. Пока же мы бьем пятью пальцами вместо кулака...

Не секрет, что многие политики в странах так называемой Старой Европы надеются, что после президентских выборов в Украине не будет столь остро стоять вопрос о вступлении нашей страны в НАТО, поскольку новый президент может проводить другой курс. Эти надежды оправданы?

Я думаю, что у нас будет тот же Президент с тем же курсом.

Вы имеете в виду Виктора Ющенко?

Да.

Вы знаете что-то такое, чего не знаем мы?

Ну, я же имею право, как свободный человек в свободной стране, выразить свое мнение. А что касается курса, то я думаю, что ничего не удастся тем, кто пытается тянуть нашу страну назад, в "совок". Общество уже очень изменилось и меняется дальше. Эти изменения могут происходить скорее, могут медленнее, но они все равно произойдут. Чем скорее мы это поймем, тем эффективнее и результативнее будет, в том числе, и внешняя политика Украины. До тех пор, пока в стране существует двойственность, у нас будут проблемы во внешней политике. Конечно, за Украину идет сумасшедшая борьба. Тут нет никаких сомнений. Недавно перечитывал в очередной раз "Кобзаря" Тараса Шевченко. На глаза попали очень страшные, но содержательные слова: "Раби, подножки, грязь Москви, Варшавське сміття — ваші пани…" Пока эта грязь и мусор у нас остаются, до тех пор Украина не состоится как государство.

Но, судя, скажем, по реакции определенной части украинского политикума на ваше предупреждение Виктору Черномырдину, этого "мусора" в Украине еще довольно много...

Да, много, и в этом наша беда. Но я уверен, изменения в Украине необратимы, мы уже никогда не вернемся в имперское стойло.

Украинские дипломаты сейчас переживают очень трудные времена. По нашей информации, отечественные посольства за рубежом вынуждены сокращать свои расходы на 50%, сотрудникам урезали заработную плату. Это вызвано финансовым кризисом или это, возможно, премьер-министр так мстит непокорному министру?

Знаете, когда на заседании правительства шло обсуждение нового бюджета и нам выделили только половину из того, что было объективно необходимо, я предложил просто забрать все средства у МИД и раздать их тем, кому не хватает. Это, конечно, тоже было очень „позитивно" воспринято премьер-министром. Но, понимаете, это либо фарс, либо издевательство над здравым смыслом: система не может работать, не имея хотя бы минимальных расходов на свое содержание. Ну, нельзя, например, не оплатить аренду помещения... Это в Украине позволяют себе не возвращать НДС, причем в миллионных суммах, но в любой цивилизованной стране принято выполнять подписанные соглашения.

Поэтому я не могу не согласиться с вами по поводу того, что эти проблемы созданы с определенным умыслом. Это также один из примеров того, как в правительстве проучивают министров... Это, наверное, мелочь, но я вспомнил, как МИД в прошлом году заблокировало перечисление миллиона долларов в бюджет СНГ. Отдача от этого членства – нулевая, но шумиха поднялась невероятная. Нам поступило такое количество писем и инструкций на эту тему, что можно было бы составить несколько томов.

-- "Беготня вице-премьера по коридорам штаб-квартиры НАТО – это унижение Украины"

Возможно, Юлии Тимошенко хватает координационного бюро европейской и евроатлантической интеграции при Григории Немыре, и она не ощущает необходимости в МИД как таковом?

Ответ здесь простой: в государстве или есть внешнеполитическая система с соответствующими традициями, наработками, опытом, или ее нет. Кое-кто считает, что внешней политикой может заниматься человек, не имеющий элементарных знаний, не знающий самых простых правил, которым учат еще на третьем курсе Института международных отношений. Конечно, можно выбрать и такой вариант. Но к чему мы тогда придем?

Но, тем не менее, у господина Немыри достаточно положительная репутация в европейских дипломатических кругах.
Дипломатия – это такая специфическая сфера деятельности государства, где любительства и самодеятельности быть не может. Как только это появляется, начинаются проблемы. Могу вам привести достаточно свежий пример. Встреча в штаб-квартире НАТО, посвященная Украине. Украинскую делегацию возглавлял и.о. министра иностранных дел Владимир Хандогий. В то же время совершенно неожиданно в Брюссель отбыл Григорий Немыря. В итоге он не был допущен на переговоры. Для меня, например, даже как для второго секретаря это было бы унижением, если бы я — второй секретарь МИД Украины попал бы в коридор штаб-квартиры НАТО, но не попал на переговоры. Личным унижением Огрызко Владимира Станиславовича. Но быть вице-премьер-министром, заместителем главы правительства и ходить по коридорам штаб-квартиры НАТО, чтобы больше никуда не пустили, это уже унижение не только для конкретного должностного лица, а для всего государства. Если в правительстве этого не понимают, тогда мы имеем то, что имеем.

А с какой целью вице-премьер Немыря вообще поехал в Брюссель?

Не знаю. МИД действовало согласно директивам Президента. Немыря мог бы обратиться с письмом, чтобы его включили в состав делегации, обосновать свое участие, согласовать. Просто элементарные правила, которыми нельзя пренебрегать. Такие вещи свидетельствуют о неосведомленности или высокомерии. Без сомнения, это непрофессионализм на сто процентов. Но подобные вещи в дипломатической практике просто неприемлемы. Карьера дипломата начинается с самого низкого ранга атташе: каждый год он получает все новые и новые знания, прислушивается к старшим коллегам, учится на собственных ошибках. Таким образом он приобретает нормальный опыт, который потом трансформируется в профессионализм. Если нет такого опыта, то можно обратиться к тем, у кого он есть. Но нельзя вести себя, как слон в посудной лавке…

-- Не исключаю возможности заняться политической деятельностью

В свое время Борис Тарасюк предложил вашу кандидатуру Виктору Ющенко как своего преемника. Спрашивал ли у вас Виктор Андреевич мнения о том, кто мог бы стать вашим преемником и кого вы назвали?

Вы знаете, я назвал несколько кандидатур, но решение – за Президентом.

И все эти кандидатуры соответствуют критериям Президента? Он, в частности, назвал "ценностную ориентацию на евроатлантическую интеграцию Украины" и "моральные качества и безукоризненную репутацию".

Абсолютно.

Или возможна, с вашей точки зрения, своеобразная рокировка: вы поедете послом в Соединенные Штаты, а посол Украины в США Олег Шамшур придет в МИД на пост министра?

(Улыбается). Вы знаете, я сейчас в той замечательной фазе, когда отдыхаю, наслаждаюсь чтением книг, прогулками. Поэтому пока я бы не стал так далеко заглядывать. Но скажу вам откровенно, в это очень драматичное для нашего государства время выезд за границу мне пока неинтересен.

Возможно, вы собираетесь заняться политической деятельностью, как ваши предшественники? Константин Грищенко пытался заниматься политикой, Борис Тарасюк до сих пор в политике...

Как теперь модно говорить: опций достаточно. Скажу откровенно, в первые два дня после решения Верховной Рады о моей отставке мой телефон просто раскалился. В день рождения было меньше звонков, чем в эти дни. Одна женщина звонила секретарше и минут двадцать расспрашивала, куда нужно идти, чтобы поддержать Огрызко. Знаете, такие моменты намного важнее, чем любые должности. Это когда-то работали до тех пор, пока не вынесут вперед ногами прямо из кабинета. Слава богу, мы уже совсем другие, и работаем более-менее по-европейски. Для меня кресла не важны. Важно то, что у меня есть свое мнение, важно то, что где бы я ни работал и что бы я ни делал, я сделаю все, чтобы Украина присоединилась к НАТО и к Европейскому Союзу.

Из довольно дипломатических ответов по поводу вашего будущего ясно одно: пока вы не собираетесь ехать послом...

Да, не собираюсь.

И вы исключаете возможность заняться политической деятельностью?

Я думаю, что сейчас вообще невозможно исключать что-либо. То есть если я буду полезен в той или иной части политического спектра, то почему бы и нет? Хотя я отдал дипломатии всю жизнь. В МИД я пришел молодым двадцатиоднолетним парнем. За тридцать лет прошел все уровни – от "А" до "Я". Но на определенном этапе начинается новый старт, и опыт, приобретенный в одной сфере, может быть использован в другом направлении. Это совсем не значит, что через какое-то время я не смогу вернуться и к дипломатии. Я – убежденный „евроатлантист" и „евросоюзник", и где бы я ни работал, моя главная цель будет заключаться в присоединение Украины к ЕС и НАТО. Один высокопоставленный чиновник меня как-то спросил: "Скажите, что должно произойти, чтобы вы подали заявление об увольнении с поста министра иностранных дел завтра?" Я ответил: "Если сегодня будет принято решение о том, что Украина вступила в НАТО, то завтра я подаю заявление об увольнении". То есть существуют разные варианты, и все они приемлемы.

Как вы думаете, Президенту было принципиально вас оставить на должности министра иностранных дел? Ваши ощущения из общения с ним?

(Пауза) Есть ситуации, когда, собственно, уже даже не Президент принимает решение. Я для себя сделал вывод, что в таких обстоятельствах нужно либо показывать свою позицию, либо ее терять. Поэтому решение принял я.

То есть у вас с Президентом не было беседы о вашем будущем?

У меня было много бесед с Президентом. Но есть нравственные вещи, которые человек определяет сам для себя. Я был когда-то помощником министра иностранных дел Владимира Алексеевича Кравца (это последний глава МИД времен УССР). Вспоминаю, как он заявил: "Я принял решение — ухожу в отставку". Он был и остается для меня в этом примером. Это - человек, способный предпринимать мужественные шаги, которые могут быть извне и непонятны, но важны и принципиальны для тебя. Представьте себе, что я встал бы на колени и публично покаялся. Неужели за то, что работал на свое государство, а не занимался интригами?! Такого просто представить себе невозможно. Хотя, скажу откровенно, со многих сторон меня пытались подтолкнуть именно к такому решению. Но это нереально. Президент воспринял мое решение совершенно спокойно и с пониманием.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять