Ольга Бондаренко: Власть в Беларуси, возможно, сменится раньше, чем в Москве

Лидер "Вызвалення" - о событиях в Беларуси и надеждах белорусской оппозиции.

Европарламент призвал Евросоюз "пересмотреть политику ЕС в отношении Беларуси, включая рассмотрение целенаправленных экономических санкций и замораживание какой-либо макрофинансовой помощи". Об этом говорится в принятой на сессии в Страсбурге резолюции, ставшей реакцией на разгон демонстрации протеста и аресты представителей оппозиции в Минске 19 декабря 2010 года.

Белорусская оппозиция, в свою очередь, заявляет о продолжении акций государственных спецслужб по сдерживанию и притеснению всех оппозиционных лидеров, а также о том, что идеи Александра Лукашенко разделяет лишь незначительная часть местного населения.

О надежде белорусской оппозиции на помощь Запада, о декабрьских событиях и импульсивной логике белорусского президента "Главред" говорил с Ольгой Бондаренко – председателем организации "Вызваленне", объединяющей родственников политзаключенных этой страны. Муж нашей собеседницы, Дмитрий Бондаренко, в настоящий момент арестован как доверенное лицо кандидата в президенты Андрея Санникова. По неофициальной информации, его могут приговорить к 15 годам заключения за помощь оппозиционному кандидату в предвыборной кампании.

Госпожа Бондаренко, в прошлом году белорусская оппозиция не выдвинула на выборы единого кандидата, хотя об этом было много разговоров. По вашему мнению, причиной этому послужила недостаточная политическая культура или действия власти?

{1-} Оппозиция и не стремилась выдвигать единого кандидата. У нас было 9 оппозиционных политиков, критиковавших режим Лукашенко. И у каждого было по часу времени на телевидении. Если бы мы выдвинули одного кандидата, никто не дал бы нам 9 часов времени, мы получили бы один час. Хотя и этих 9 часов мало для нормальных выборов в демократической стране.

Но, возможно, определенные объединительные процессы происходили на уровне отдельных идей и слухов. Существенная работа в этом направлении не велась. Потому что тогда мы этого не хотели.

Многие говорили, что конфликт Александра Лукашенко и российских лидеров сильно влиял на ход предвыборной компании и самого голосования. Изменил ли Минск свое отношение к оппозиции этой осенью, на ваш взгляд?

Конфликт с Россией повлиял на то, что у многих людей появилась надежда. Потому что раньше Москва поддерживала Александра Лукашенко во всем. Теперь мы надеялись, что, если ни Европейский Союз, ни Россия его поддерживать не будут, то появится надежда на перемены в обществе.

Заявления, долгое время провозглашаемые президентом о продвижении к Единому государству с Россией и Таможенному союзу, поддерживают, на мой взгляд, далеко не все граждане Беларуси. Эти идеи могут разделять жители далеких сел, слушающие только президента. Как по мне, у Минска нет альтернативы продвижению в Европу, хотя при этом мы не должны рвать дружеские отношения с Россией. Ведь так сложилось, что мы европейская страна не только географически, но поддерживаем очень тесные отношения с Россией, поэтому должны двигаться именно в этом направлении.

Я ожидаю, что ситуация в нашей стране изменится еще до выборов в России 2012 года. Сейчас обстановка в стране довольно напряженная, и народ в состоянии ожидания. Поэтому, возможно, еще до смены власти в Москве власть изменится и у нас.

Европейский парламент принял резолюцию относительно ситуации в Беларуси и введения санкций против ее высокопоставленных чиновников. Чего от этого документа ждет оппозиция?

Давление извне на белорусскую власть необходимо, потому что, к примеру, она освободила арестованного кандидата в президенты Александра Козюлина только после экономического давления Соединенных Штатов.

Что касается визовых вопросов, то для наших чиновников запрет на въезд в Европу не является великой трагедией. Потому что есть Турция или Египет, куда они могут поехать отдыхать. У этих стран нет никаких предубеждений в отношении белорусских паспортов. Наконец, чиновники могут выписать себе документы на другие имена и таким образом свободно путешествовать по Европе.

Ситуация в Беларуси напоминает мне дом, где живет алкоголик. Он ходит к соседям и просит денег на еду. Хотя все понимают, что он купит на них водку. Ему дают деньги, чтобы он оставил всех в покое. А потом он напивается и начинает бить жену и детей. Жена идет к соседям и умоляет не давать ему больше денег. Потому что он пьет и гнобит семью, еще и эти долги придется отдавать жене. Так и белорусская власть: ей дают транши, чтобы она проводила демократические реформы, а она только разворовывает их и гнобит оппозицию.

Накануне выборов 19 декабря власть подтянула к Минску войска и технику

Сейчас многие эксперты считают, что Беларуси необходимы реформы в экономической сфере, иначе вскоре ситуация в стране ощутимо ухудшится. Способен ли, на ваш взгляд, режим Лукашенко на подобные реформы?

Наша экономика без коренных преобразований обречена на полное отсутствие развития. Это яма, которая со временем только углубляется, и ситуация не меняется. Ведь экономические реформы делаются на показ и не приносят настоящей свободы рынку.

В условиях коренных реформ должен постепенно сформироваться средний класс, а он не зависит от прихотей власти и не боится ее. В такой ситуации диктатура не сможет существовать. Поэтому Минск время от времени объявляет новые попытки реформ, однако мне они напоминают покраску старого дома, который уже рассыпается. Получили деньги – покрасили стены, а внутри все уже прогнившее. Такой дом нужно полностью сносить или капитально ремонтировать.

Но, к сожалению, пока таких попыток не видно. Даже если Александр Лукашенко решит уйти на отдых, ему не придется долго искать преемника. Ведь рядом есть сын Виктор. Поэтому экономический курс пока, по-видимому, остается неизменным.

Разгон митинга 19 декабря стал шоком для многих политиков в Беларуси. Стали ли для вас неожиданностью события на центральной площади Минска, ожидали ли вы такого развития событий?

Декабрьские события в Минске показали, что президент может быть непредсказуем. У него, возможно, есть своя логика, но я не могу ее понять. Такой жестокий разгон демонстрации был не мотивирован. Ведь до этого всего раз в 4 года нам разрешалось более-менее мирно митинговать. В 2001-м и 2006 годах после президентских выборов нас допускали в центр Минска, а до этого не проводили превентивных арестов. Когда мы хотели провести манифестации в другой день, то всегда возникали сложности.

Хотя есть подозрение, что провокация и избиения готовились загодя. Но я думаю, что власть испугалась, увидев, сколько народу собралось в столице. Ведь Майдан в Киеве начинался тоже с 10-15 тысяч человек. Мы тоже там были в 2004 году и поначалу видели там очень много белорусских флагов. Потом подходили новые люди, и так началась революция.

Лукашенко был полностью легитимен, его почти официально провозгласили президентом, и никто не ожидал таких силовых акций. Мы собирались стоять в центре Минска долго, тепло одевались и говорили своим друзьям, что не ждем стычек с милицией.

Но президент решил гарантированно получить власть, хотя и сделав ее полностью нелегитимной.

Белорусская власть сейчас рассказывает о полной стабилизации и контролируемости ситуации в государстве. Есть ли напряженность в обществе, и как эта ситуация, по вашим прогнозам, будет развиваться?

Нынешняя политическая ситуация в Беларуси кажется мне весьма напряженной. Чтобы вывести из игры и осудить основное ядро оппозиции, идет хитрая игра спецслужб. Людей, имеющих отношение к нашему движению, арестовывают и постоянно вызывают на допросы. Даже тех, кто не был слишком активным 19 декабря во время протестов. Их находят, я даже не представляю, какую работу должны были проделать спецслужбы для этого, звонят на мобильные телефоны и вызывают на допросы.

Все усилия власти сейчас направлены на то, чтобы придушить оппозицию и сделать так, чтобы скрытое сопротивление не превратилось в открытое восстание. Ситуацию в Беларуси можно описать как скрытый и активный хаос, идут процессы внутри общества, но они пока не переросли в бурю. Потому что нет лидеров, которые направили бы этот поток в нужное русло. Однако можно точно сказать, что в стране неспокойно. Мы понимаем, что для реального противостояния люди будут готовы, когда станут независимыми СМИ, хотя наше телевидение и радиовещание пока под полным контролем власти. Единственная, но слабая, надежда остается на Интернет.

Я хотела бы надеяться на лучшее, ведь главными борцами с режимом Лукашенко становятся те, кого репрессии коснулись непосредственно. Люди рассказывают об этом друзьям и соседям. С другой стороны, сопротивление оживится, когда экономические неурядицы коснутся кошелька каждого белоруса, а без радикальных реформ это произойдет скоро. Но мы осознаем, что это длительный процесс, и нам будет очень сложно.

Очередь из родственников арестованных под стенами следственного изолятора

Сейчас вы просматриваете новость «Ольга Бондаренко: Власть в Беларуси, возможно, сменится раньше, чем в Москве». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять