Посол Палестины Мохамед Аль-Асаад: "Мы просим полноправного членства в ООН"

Чрезвычайный и Полномочный Посол Палестины в Украине – о признании его страны в ООН, проблеме переговоров с Израилем и будущем независимого государства Палестина.

С начала 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2011 года Палестинский вопрос стал там наиболее важным и обсуждаемым. Мировая общественность ждёт, когда лидер автономии Махмуд Аббас подаст заявку на полное членство своей страны в ООН. Пока непонятно, как разделятся голоса в Совете Безопасности ООН, но Палестина никогда раньше не была так близка к полноправному членству в этой организации.

В то же время переговорный процесс на Ближнем Востоке в последние годы существенно тормозили постоянные военные операции со стороны Израиля и действия боевиков движения ХАМАС. Несмотря на заявку в ООН, стороны должны решить ещё очень много вопросов за столом переговоров. Ведь Палестина и Тель-Авив не могут прийти к общему мнению, как разделить территории или наладить мирное сосуществование.

О будущем палестинского народа, разделе территорий и судьбе святынь Иерусалима в преддверии речи президента Аббаса на Генеральной Ассамблее ООН "Главред" говорил с чрезвычайным и полномочным послом Палестины в Украине Мохамедом Аль-Асаадом.

Господин посол, в этом году внимание мировой общественности приковано к 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Уже в ближайшие дни президент Палестины Махмуд Аббас намерен попросить у этой организации признать свою страну независимой. Как вы считаете, какие шансы имеет Палестина на позитивное голосование?

Действительно, в ходе выступления перед мировым сообществом президент Аббас будет просить не только признать независимость Палестины, но и сделать её полноправным членом ООН. Само решение уже не зависит от нас, тут должны сказать своё слово структуры объединенных наций и Совет Безопасности. Ведь по процедуре вначале мы обратимся к генеральному секретарю Пан Ги Муну, он передаст наше прошение председателю совета безопасности. Там есть специальный комитет, если наше обращение соответствует нормам, его принимают к рассмотрению и выносят на голосование. Так что в стандартном случае должно пройти не менее 10 дней. На самом голосовании по нашему вопросу всё будет зависеть от позиции постоянных членов совета безопасности.

Тут ситуация складывается очень противоречиво. Если рассматривать каждую из 5 стран по отдельности, то Россия уже не раз высказывала свою принципиальную позицию – за права палестинского народа. Также Москва не раз заявляла о поддержке независимого государства Палестина в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме. Президент Медведев заявил это во время визита в Палестину в начале 2011 года, затем это подтвердил министр иностранных дел Сергей Лавров. Россия заявляет, что не просто признаёт наше независимое государство, но и готова оказывать нам помощь и поддержку. Примерно такая же ситуация и с Китаем.

Другие страны-члены СовБеза настроены не так позитивно. Например, Франция, позицию которой изложил вчера на Совете Безопасности президент Саркози, признаёт, что независимая Палестина должна быть образована в границах 1967 года, и конфликт на Ближнем Востоке надо прекращать. Но пока Париж настроен предложить нам только статус страны-наблюдателя в ООН. Примерно такой же позиции придерживается и Великобритания.

Что касается США, то, выступая вчера, Барак Обама не дал нам никакого шанса надеяться на то, что Америка не наложит своё "вето". Он признал, что нужно решать вопрос государства Палестина за столом переговоров. Но он не сказал главного – сколько продлятся эти переговоры, и готов ли к ним Израиль. Мы не собираемся быть заложниками времени, пока идут переговоры, и тем более не хотим быть заложниками руководства Израиля.

Если Совет Безопасности не решится поддержать Палестину на этой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, решится ли ваше государство на какие-то односторонние шаги?

Тут надо понимать, что фактически мы уже имеем провозглашение независимости Палестины в 1988 году на национальном Совете Палестины. Тогда нашу независимость провозгласил Ясир Арафат. Сейчас мы имеем 127 государств, которые признают независимую Палестину. Мы не очень нуждаемся в признании как таковом. Более важно для нас полное членство в ООН. Для этого в любом случае нам нужно 9 голосов в Совете Безопасности. Независимо от того, наложат постоянные члены своё "вето", или нет. На сегодня, думаю, у нас есть 9 голосов в этом совете. Потому никакие односторонние акции не понадобятся.

По вашему мнению, в случае позитивного голосования по Палестине будет ли Израиль предпринимать ответные шаги в дипломатической и военной сферах?

К сожалению, с того времени, когда правительство Израиля поняло, что палестинцы собираются подавать прошение в Совет Безопасности, с той стороны мы слышали преимущественно угрозы. Нам обещали ввести санкции и отнимать земли для строительства там поселений. Кроме того, угрожали заморозить наши средства, получаемые в виде налогов.

Ведь ранее условие признания Израиля со стороны мирового сообщества заключалось в признании Израилем независимой Палестины. Тогда Тель-Авив дал на это согласие, и его признали. Поэтому не нужно говорить, что палестинцы совершают односторонний акт, желая стать независимыми. Во-первых, мы обращаемся ко всему миру и потому требуем только выполнения Израилем своих обязательств признания Палестины.

Но наша позиция такова, что наше обращение в ООН не означает враждебности против Израиля. Мы не хотим изолировать Израиль или лишать его легитимности.

Что касается военного вопроса, то руководство Палестины постановило для всего населения автономии не поддаваться на провокации со стороны Израиля. Вчера израильские поселенцы напали на палестинские сёла недалеко от города Наблус. Но палестинцы не будут поддаваться на эти провокации, хотя со стороны Тель-Авива мы слышим постоянные угрозы. Но, я уверен, что повторения событий 2000 года, когда началась вторая Интифада, не будет. Палестинцы не хотят ухудшать отношения с Израилем, это наши соседи, а их не выбирают.

На сегодняшний день наша политика должна идти только на пользу двум независимым государствам. И главное – признание со стороны ООН не заменит двусторонние переговоры. Ведь, вне зависимости от результата голосования в ООН, мы считаем, что единственный способ решения наших общих проблем – это переговоры. Мы вынуждены вернуться за стол переговоров, но не в той форме, которая была 20 лет назад и не дала никакого результата.

Наиболее спорным вопросом палестино-израильских переговоров является разграничение территорий. Какой позиции сейчас придерживается Палестина в этом вопросе?

С того времени, когда мы начали вести переговоры с Израилем, премьер-министром тогда был Эхуд Ольмерт, мы говорили о территории Палестины в рамках границ 1967 года (западный берег реки Иордан, Сектор Газы, Восточный и Старый Иерусалим, Мёртвое море, территории на границе с Иорданией и дорога в Сектор Газа).

В последнее время, когда Палестина уже собиралась подавать заявление в ООН, состоялись встречи Махмуда Аббаса и президента Израиля Шимона Переса, вначале в Лондоне, а потом в Риме. Недавно должна была пройти встреча в Амане, но, по приказу премьер-министра Нетаньяху, президент Израиля отказался от встречи.

При этом мы никак не могли получить хотя бы надежду от Тель-Авива по поводу того, что переговоры о разграничении территорий будут успешными.

Относительно территорий также хочу добавить, что в 1947 году, когда Палестину поделили на палестинскую и еврейскую, мы получили 48% территорий. Значительную их часть Израиль захватил в 1967 году. И это оккупированные территории сейчас. Мы боремся исключительно за эти земли. У нас нет никаких претензий к другим сопредельным государствам.

Наиболее сложным вопросом в переговорах с Израилем для Палестины является раздел и управление над общими святынями в Иерусалиме. Из какой позиции исходит ваша администрация в этом вопросе?

Восточный Иерусалим – это, прежде всего, Святые Места и так называемый Старый Город. Будущая независимая Палестина – это прежде всего демократическая страна с полным равноправием разных конфессий. И потому доступ к Святым местам должен определяться законодательством того или иного государства. С нашей стороны мы можем гарантировать, что не будем препятствовать доступу к святым местам. Это распространяется на паломников всех вероисповеданий.

Палестина будет провозглашать свою независимость как полностью демократическое государство. С равными правами всех полов и религий. И, я уверен, что мы будем бороться за это.

Скажите, многое ли в переговорах Израиля и Палестины зависит от того, какая именно партия находится при власти в Тель-Авиве. И как вы можете охарактеризовать правящую коалицию Переса-Нетаньяху?

У нас уже был опыт переговоров с правительством, которое возглавляет Беньямин Нетаньяху. В 90-х годах он был очень жестким по отношению к палестинцам. Я уверен, что соглашения по Иерихону и Хеврону были подписаны только под давлением президента США Билла Клинтона. Сам Нетаньяху никогда бы не уступил нам в этих вопросах. В результате такой негибкой позиции он потерял свой кабинет.

Теперь я вижу, что Нетаньяху должен учитывать интересы парламентской коалиции с партией Авигдора Либермана, но при этом его личное влияние очень сильно. И его политика не изменится радикально в будущем.

Ведь переговоры с Тель-Авивом идут уже более 20 лет. Они замораживались, потом вновь возобновлялись по просьбе правительства США, но за это время израильтяне успели захватить ещё 1,5% территории Палестины, а также возвели стену, которая разделила нашу землю и напоминает всему миру Берлинскую стену. Даже во время переговоров Нетаньяху отказался остановить строительство поселений. Потом Израиль пытался давить на посредников в этих переговорах и показывал свою неподготовленность к серьёзному диалогу. Теперь же Нетаньяху говорит, что он готов, но, по-моему мнению, это уже не серьёзно, ведь перед самым голосованием в ООН это поздно. Хотя наша позиция в том, что переговоры должны продолжаться.

На переговоры по Ближнему Востоку большое влияние оказывают США. Скажите, как в Палестине оценивают кабинет Барака Обамы?

Скажу сразу, каким бы ни был результат голосования в Совете Безопасности ООН, мы всё равно будем работать с Соединенными Штатами. Мы, конечно, не собираемся с ними конфликтовать. Америка уже давно помогает палестинцам, каждый год она выделяет $450 млн., которые идут на развитие инфраструктуры Палестины. Надо сказать, что деньги дают и Европейский Союз, Россия и Китай.

Поэтому на сегодняшний день США, по моему мнению, - заложники давления со стороны Израиля. Ведь скоро у них выборы, и каждая страна пытается реализовать свои интересы. Мы надеемся, что у нас ещё есть время для переговоров с правительством США, чтобы они пересмотрели свою позицию по вопросу "вето" в Совете Безопасности ООН. Кроме того, мы просили, и будем просить, чтобы Америка поддержала независимую Палестину.

Несколько лет назад внутри Палестины разгорелся конфликт между двумя ведущими партиями ФАТХ и ХАМАС. Скажите, в каком состоянии сейчас эта ситуация и удалось ли разрешить это противостояние?

Это действительно было пятном палестинской истории – этот раскол между ФАТХом и ХАМАСом. Но со временем мы пришли к перемирию с ХАМАСом. Сейчас есть договорённость создать общий кабинет, куда войдут только технократы, а не лидеры политических партий. Вначале он должен решить, как восстанавливать Сектор Газы, и что делать с экономической блокадой со стороны Израиля. Но главная задача этого правительства – во-первых, отстроить сектор Газа, а во-вторых – провести парламентские и президентские выборы.

По мнению ФАТХ, перемирие с ХАМАСом является важнейшим вопросом для будущего Палестины. Кроме того, сейчас сам ХАМАС изменился, это уже не то движение, которое было раньше. Когда Халеда Машаля, председателя этой организации, спросили о планах президента Аббаса, то он не отрицал, что поддерживает идею создания независимой Палестины в границах 1967 года, со столицей в Восточном Иерусалиме и возвращением беженцев.

По моему мнению, этим прогрессом в развитии ХАМАС и должны воспользоваться израильтяне. Ведь вопрос перемирия и будущего независимого государства Палестина не направлены против Израиля. Сейчас нужно время для переговоров между ФАТХом и ХАМАСом, но, я думаю, вскоре мы решим этот вопрос полностью. Среди нас есть политики, критикующие наши шаги навстречу Израилю, которые мы делаем сейчас. Но главное, что все понимают, что на этой земле должен быть мир.

Также мы понимаем, что в стране должен быть один президент, одно правительство и одно командование в силовых структурах. Власти страны должны обеспечивать безопасность страны. Что касается западного берега реки Иордан, то там мы можем гарантировать полный порядок и поддержание перемирия с Израилем. В Секторе Газы такую же стабильность мы сможем обеспечить, когда у нашего народа будет своё независимое государство. Мы понимаем, что 63 года страданий палестинского народа надо прекратить. И весь мир осознаёт, что эскалация конфликта на Ближнем Востоке происходит только из-за того, что нет полностью признанного независимого государства Палестина. Если оно будет создано, то вопросы безопасности Израиля отпадут сами.

В последнее время арабские страны сотрясаются от протестов и революций. Как Палестина относится к этим протестам, и как вы можете оценить эти процессы в ближневосточном регионе?

Все эти изменения на Ближнем Востоке, по моему мнению, идут на пользу палестинскому народу. У нас были хорошие отношения с режимом Хосни Мубарака, и Египет был посредником в наших переговорах. Но и нынешняя власть полностью поддерживает Палестину.

В других странах ситуация очень разная, там всё начинается от конфликтов на социальной почве и заканчивается политическим противостоянием. Ситуация в Сирии иная, тут мы надеемся, что правительство найдёт общий язык со своим народом. Ведь любая власть должна услышать голос своего народа и найти решение проблемы.

Какие сейчас основные экономические проблемы Палестины? Ведь блокада Израиля негативно сказалась на развитии автономии?

Мы до сих пор пребываем в блокаде Израиля. Потому наши экономические проблемы обусловлены исключительно оккупацией и экономическим давлением Израиля. Но, тем не менее, сегодня у нас внутренние доходы страны во многом зависят от сельского хозяйства и туризма. Относительно туристов из Украины, могу сказать, что изменение визового режима Украины и Израиля помогло многим туристам свободно посещать Палестину.

В стране есть совет бизнесменов, который сотрудничает со многими странами мира: с Россией, Испанией, Латинской Америкой. Сейчас мы ожидаем, что большая группа палестинских бизнесменов в ближайшее время посетит Украину. Для наших двух стран наиболее выгодными отраслями сотрудничества могут стать туризм, сельское хозяйство и торговля.

Снаружи бюджет нашей страны во многом зависит от помощи многих стран, таких как США или ЕС. Они готовы помогать нам кадрами и деньгами, потому что верят в будущее Палестины.

В заключении хочу выразить благодарность Украине за оказанную мне и моему народу помощь и благодарность Президенту Украины Януковичу Виктору Федоровичу за поддержку права палестинского народа на самоопределение.

Фото предоставлены посольством Палестины в Украине

Сейчас вы просматриваете новость «Посол Палестины Мохамед Аль-Асаад: «Мы просим полноправного членства в ООН»». Другие новости политики читайте в разделе «Политика». Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров

Последние новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять