Любят ли в Украине нацистов?

Причиной разногласий между Украиной и Россией снова стала история.

На прошлой неделе Россия совершила очередной выпад в сторону Украины. Был он связан не с газом, Таможенным или Евразийским союзами либо другой политикой. Он фактически был связан с историей. И сразу вспомнились времена, когда наши отношения с соседом строились во многом вокруг столкновений на языковые, исторические и подобные им культурные темы.

В пятницу Министерство иностранных дел РФ торжественно отрапортовало о своем очередном успехе в борьбе с нацизмом во всем мире. По инициативе России  на заседании Комитета Генассамблеи ООН была принята резолюция с очень длинным названием, суть которой можно передать, как недопустимость расовой дискриминации, ксенофобии и так далее. Документ, среди прочего, осуждал "прославление нацистского движения и бывших членов организации "Ваффен-СС", в том числе путем открытия памятников и мемориалов, а также проведения публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого, нацистского движения и неонацизма".

Казалось бы, все правильно, но причем здесь Украина? А Украина была упомянута дипломатами дружественного нам государства, как страна, которая "предпочла в очередной раз воздержаться от осуждения героизации нацизма". То есть, и за нацизм не высказалась, но и осадочек, а вместе с ним и поле для широких выводов и критики осталось. Показательно, кстати, что несколькими днями ранее российский президент Дмитрий Медведев на встрече с ветеранами очень четко сказал, что в прессе и учебниках не может быть разночтений в трактовке ряда исторических моментов, среди которых и Великая Отечественная война (или Вторая Мировая, как кому больше нравится). Украину он не упоминал, но слова главы государства российского очень четко совпали с дальнейшим (фактически через день) принятием документа в ООН.

Читайте по теме: Россия: Украина отказалась осудить героизацию нацизма

История – тема, конечно, очень сложная, но именно ее использование российской стороной в политических дискуссиях – очень показательный пример того, что это, прежде всего, не наука и не память о прошлом, а идеология. Причем, так уж получилось, сформировался образ Украины, как некоего средоточия прославления "нацистов" (берем в кавычки, потому что данное понятие в современной российской идеологии вряд ли имеет отношение к настоящему определению нацизма). Только сформировался он, исходя не из реальной ситуации, а скорее из конкретных интересов России.

Еще во времена президентства Леонида Кучмы идеологических противоречий между двумя странами не было. Хотя поводов было ой как много. Например, именно во времена Кучмы я сначала в школе, а потом в вузе довольно подробно, по утвержденным государством учебникам, изучал историю и ОУН, и УПА. И кто такие Бандера, Мельник, Шухевич и даже Тарас Боровець, кто из них сотрудничал с немцами, а кто нет, как проходила и чем закончилась их борьба, я изучал. Только вот ни слова об Украине, как государстве в котором "любят нацистов", тогда из-за российской границы слышно не было. А вот совсем недавно мне довелось сравнить два учебника по истории Украины для 5-классников. Книги  практически одинаковы, только в первой из них, изданной несколько лет назад, есть несколько абзацев про УПА, а в самой свежей – ни слова. Эти абзацы просто выбросили из текста, несколько обеднив восприятие истории нашими школьниками. А нас все равно упрекают, что мы нацизм не осуждаем. Странно…

В этом контексте уже даже не стоит говорить о том, что официальная Россия очень уж упрощенно, совсем по-советски, подходит к такому сложному понятию, как нацизм. Делили всех раньше на пролетариат и "буржуазных националистов", а теперь традиция осталась, и такое сложное явление, как украинский национализм, вылившийся в ОУН-УПА и прочие явления, просто называют "нацизмом", и все. Казалось бы, элементарное научное исследование это может опровергнуть. А ничего не получается. И кажется, что причина тому – наше не самое бережное отношение к собственной истории, от которого Украина сама себя делает уязвимой.

Вернемся к истории вопроса. Огромные идеологические противоречия у нас с северным соседом начались после прихода к власти Виктора Ющенко. Оставим в стороне сугубо политическое недовольство его персоной, ведь в плане трактовки истории наш предыдущий Президент был личностью крайне интересной. С одной стороны, Виктор Андреевич выполнил благую миссию – просветительскую. Населению, так или иначе, открылись огромные, недостаточно известные широким массам пласты нашей истории, в особенности, ее трагические страницы, которые, по мнению многих серьезных ученых, могут объединить нацию, как ничто другое. На государственном уровне стали говорить о Голодоморе, пытаться чествовать всех, кто боролся за украинскую независимость, вспоминать не только националистов времен Второй Мировой, а еще и события начала ХХ века и так далее. И это правильно! Вот только почти сразу же начались перегибы, которых еще незабвенный борец с нацизмом Иосиф Сталин в 30-е годы призывал избегать. Году еще в 2005-м, помнится, по телевизору крутили ролик, в котором говорилось, что мы – украинцы, а наши предки – равноапостольные княгиня Ольга, Владимир Великий и Ярослав Мудрый. Все бы хорошо, но последний, хоть и великий князь, даже святым никогда не был, а равноапостольство – это ведь особая форма святости, учительская, без канонизации невозможная. Но тут скорее авторы ролика историю не доучили. Ну а дальше понеслось.

При прошлом главе государства, если уж мы вспоминали о Голодоморе на государственном уровне, то обязательно с размахом, советским по духу строительством памятников-свечей в короткие сроки, высаживанием глобальных калиновых аллей и так далее. Если уж мы вспоминали об УПА, то обязательно, как о героях, не учитывая, что остались в нашей стране люди, которые с ними воевали, а еще их дети и внуки, почувствовавшие себя, как минимум обиженными. Ну и, наконец, звания героев Шухевичу и Бандере, которые, при всем уважении к этим историческим личностям, нашу страну однозначно раскололи. Можно было поискать других, более объединяющих, героев, можно было найти общие для всех памятные даты, не напоминающие о сепаратистском тезисе про "две Украины". Можно было сделать многое. Но мы невниманием к сложности истории сами себя подставили под удар. Ведь ничто не делает таким уязвимым народ, как не самое грамотное выпирание одних исторических фактов в ущерб другим, не менее неоспоримым. Так трагическое может стать смешным, а людей, боровшихся за украинскую независимость, можно легко припечатать словом "нацисты", и никто в их деятельности даже разбираться не будет. Именно так Украина, сама того не зная, и стала в глазах нашего большого соседа и, что самое грустное, в глазах части своего населения, государством, в котором не хотят осуждать нацизм.

При нынешней власти, нужно отдать ей должное, исторические споры отходят на второй план. Вот только несколько событий, не способствующих целостности государства, все равно произошли. И здесь дело даже не в министре образования, который когда-то практически прямо называл Бандеру и Шухевича преступниками, снова переворачивая историю, но уже в другую сторону. И дело не в памятниках Сталину, невозможных в любой европейской стране, имеющей историю, подобную украинской. Судебное решение о лишении Бандеры и Шухевича званий Героев Украины раскололо страну в очередной раз, не меньше, чем присвоение им этих званий. Если уж дали, зачем было забирать? Ведь все равно слова Украина и нацизм продолжают часто употребляться рядом. И мировое сообщество даже не думает возмущаться по поводу такой критики.

Россия, начавшая строить очередной глобальный проект объединения  постсоветских "братских народов", теперь на базе Евразийского союза, в этом деле не может обойтись без идеологии. С одной стороны, не РФ с ее глобальными даже в рамках такой большой страны неонацистскими движениями и сомнительными фактами истории, осуждать других. Вспомним хотя бы Русскую освободительную армию генерала Власова – нацистское военное образование, в котором много было замешано на славянской идее, русском национализме, только определенным образом повернутых. Не зря нынешние российские сторонники "белой расы", "чистоты крови" и прочих вещей, которые иначе, как нацизмом, не назовешь (что интересно, ОУН-УПА боролась за куда более национальные вещи, но не нацистские) так ценят РОА – в Интернете можно без труда найти песни, прославляющие ее. Но, с другой стороны, пока наше отношение к истории будет выпячиванием отдельных фактов, этой проблемы стороны обвинения, то бишь, российской, никто не заметит.

Одним из символов современного украинского единства, единства идеологического, может быть Львов. Там на Лычаковском кладбище похоронены сторонники многих государств и идеологий, и каждому из них нашлось место. А очень близко к памятному знаку Роману Шухевичу, прямо возле входа похоронен советский офицер, погибший уже после освобождения Украины от немцев. Кто знает, может быть и в борьбе с повстанцами Шухевича. Когда в наших головах, а главное, в головах тех, кто в нашей стране отвечает за образование, государственные праздники и прочую идеологию, будет такое же объединение, без выпячивания противоречий, мы не проиграем идеологическую войну соседу. А пока что мы в ней очень уязвимы, и мир все больше верит России, возмущенной тем, что в Украине якобы в надцатый раз категорически отказались осуждать нацизм.

Родион Комаров, главный редактор сайта "Главред"

Фото: majorua.com

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять