Ферран Тарраделлас: "Газовый кризис обязательно будет иметь политические последствия"

Освещая перипетии украинско-российской газовой войны, отечественные СМИ грешат тем, что, уделяя достаточно много внимания киевским и московским ньюсмейкерам, часто не выясняют целостную "евросоюзовскую" позицию по тем или иным вопросам.

Именно поэтому "Главред" обратился в Комиссию ЕС по вопросам энергетики. Поскольку у энергетического еврокомиссара Андриса Пибалгса сейчас по понятным причинам очень напряженный график, ответить на все наши вопросы любезно согласился его пресс-секретарь Ферран Тарраделлас Эспуни. Он оказался сдержанным, но к языку дипломатов прибегал нечасто.
Попытается ли Еврокомиссия найти виновного, и если да, то будет ли наказана виновная сторона?

Мы не судьи. Мы просто хотим возобновления поставок газа в ЕС.

Отразится ли этот газовый кризис на подписании нового соглашения о партнерстве между ЕС и Россией и на сотрудничестве ЕС с Украиной?

Сейчас очень трудно сказать, как этот кризис отразится на будущем – ведь он еще не закончился. В данный момент мы пока работаем над возобновлением поставок газа европейским потребителям.

Какие меры будут приняты во избежание повторения подобной ситуации?

Спросите меня об этом, когда кризис закончится. У нас есть координационная группа, которая будет созвана 19 января. Мы проанализируем влияние этого кризиса и определим, какие меры можно принять, дабы проблемы в будущем не повторились. О том, какие меры будут в долгосрочной перспективе, нам неизвестно.

Известно, что господин Пибалгс большой сторонник газопровода "Набукко". Намерен ли ЕС более активно продвигать этот проект?

Это было приоритетом Еврокомиссии долгое время, и, конечно, этому будет уделено много внимания в будущем.

Пострадал ли имидж Украины вследствие этого кризиса?

Удар по имиджу Украины как транзитера и России как страны-поставщика из-за газового кризиса – огромный.

Ожидать ли со стороны ЕС каких-то политических последствий газового противостояния?

Я не могу сейчас ответить на этот вопрос. Конечно, политические последствия этого кризиса будут, но какие именно – не знаю.

На ваш взгляд, в какой роли оказались основные игроки этой газовой войны – Россия, Украина и Европа?

По-моему, обе стороны (Украина и Россия. – Ред.) заверяли, что как только европейские наблюдатели прибудут на объекты ГТС – газ пойдет в Европу. Но газ так и не пошел по трубам.

Рассматривают ли теперь европейские бюрократы Украину исключительно как страну-транзитера российского газа?

Без комментариев.

Не обиделся ли господин Пибалгс на Путина за то, что он на своей последней пресс-конференции назвал его Пиебалгсом?

Я об этом ничего не знаю.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять