Луценко и Европа: новый шанс на свободу

На прошлой неделе судебная система Украины вплотную занялась старыми и новыми делами Юрия Луценко. "Главред" интересовался мнением экспертов о том, злоупотреблял ли властью экс-глава МВД, раскрывая дело об отравлении Ющенко, стоит ли ожидать, что Европейский суд встанет на его защиту, и чем может закончиться рассмотрение этого дела в Европе.

Как известно, экс-министр внутренних дел за превышение служебных полномочий приговорен Печерским районным судом Киева к четырем годам лишения свободы. Апелляция по этому делу была рассмотрена 16 мая, и приговор оставлен без изменений. А уже в пятницу, 18 мая, должно было начаться рассмотрение нового дела Луценко – по обвинению в злоупотреблении властью и проведении незаконных оперативно-розыскных действий (ОРД) при ведении дела об отравлении кандидата в президенты Виктора Ющенко. Правда, слушание перенесено на 1 июня в связи с неявкой в суд потерпевшего.

Мнения экспертов, которые прокомментировали "Главреду" это дело, сходятся в том, что Европейский суд наверняка констатирует допущенные в деле Юрия Луценко нарушения прав человека, но это не повлечет за собой существенного облегчения участи заключенного.

А вот за нарушение ОРД, в том числе установление слежки за бывшим водителем экс-главы СБУ Владимира Сацюка Валентином Давыденко, экс-министр должен, по мнению народного депутата, регионала Вадима Колесниченко, ответить по всей строгости закона. Другой юрист, нардеп-нунсовец Юрий Ключковский считает, что ответственность  должна понести прокуратура, так как именно она обращалась в суд относительно проведения оперативно-розыскных действий.

{1-}

Тарас Чорновил, народный депутат Украины, внефракционный, специалист по международному праву:

Дело Луценко – это дикость, маразм. К Юрию Витальевичу персонально и у меня, и у многих других людей достаточно претензий: за то, как он руководил милицией, какова была результативность этой работы, как он повел себя в 2005 году, когда на голом месте создал себе кучу врагов. Все дела после этого были развалены и закрыты. Кроме прочего, есть много слухов о его деятельности, но ни за один из этих моментов Луценко не судят. А те дела, которые на него были открыты – это апофеоз абсурда.

Например, дело водителя (Леонида Приступлюка. – "Главред") его вообще не касается, это вопрос административно-хозяйственной ответственности определенных работников Министерства внутренних дел, которые допустили неадекватное оформление документов. Подпись Луценко, насколько я знаю, вообще не фигурирует по этому делу, поскольку не в компетенции министра решение таких вопросов. В документах о зачислении гражданского стажа водителю как милицейского, что и в самом деле является нарушением, фигурировала подпись, по моим сведениям, Александра Турчинова.

Эпизод с организацией концерта ко Дню милиции, проводящегося ежегодно, и ежегодно на него выделяются средства, - тоже полный абсурд.

И последнее дело - о слежении за водителем Сацюка - при отсутствии потерпевшего является юридическим нонсенсом.

Юридически по всем делам у Луценко полное отсутствие состава преступления. Но де-факто есть политическая ненависть, месть и старания убрать нежелательного игрока с политического поля.

У Луценко есть две проблемы. Первая – он, в силу своего характера, умеет очень жестко создавать себе врагов. Он, еще в бытность министром, вызвал дикую ненависть к себе в среде Партии регионов. Сейчас все подзабыли, что в те же времена были люди более влиятельные в этой сфере, и им все простили и теперь даже сотрудничают с ними. Я напомню: в 2005 году Святослав Пискун был генпрокурором, а Петр Порошенко -  секретарем СНБО. Сейчас  первый – член фракции Партии регионов, второй – в правительстве Николая Азарова.

Луценко же сумел выработать к себе какую-то такую деструктивную ненависть, которую даже сложно объяснить. Когда я сам был членом этой фракции, его там "тупо" ненавидели и совершенно не воспринимали. Тимошенко рассматривали как возможного партнера, готовы были вести диалог с кем угодно, и только Луценко был в стопроцентном минусе. Но при чем здесь судебные дела? Можно критиковать его во всех эфирах, находить на него компромат и поливать его за это грязью, очевидно, он это заслужил. Но к судебному делу это не имеет никакого отношения.

Вторая его проблема, которая тоже не может рассматриваться в юридическом аспекте: он не является человеком больших компромиссов. Программу по объединению оппозиции под предводительством Яценюка, которая совершенно очевидно разрабатывалась на Банковой, так как больше нигде такой абсурд придумать не могли, может разрушить только Юрий Луценко. Поэтому, если фактор ненависти будет как-то нивелирован, и его  освободят из заключения, это случится, скорее всего, после парламентских выборов, чтобы он не испортил эту игру.

В Европейском суде дело Луценко имеет положительные перспективы. Но дело в том, что ЕСПЧ не рассматривает дело в полном объеме по сути, он только делает выводы относительно того, каким образом проводилось расследование, не были ли нарушены права человека в процессе следствия и т.п.  В данном деле первое нарушение было при безосновательном взятии подозреваемого под стражу и содержании его там более года до суда. Никаких аргументов в пользу такого решения приведено не было. Но единственное, чем это поможет Луценко, – это возможным решением о выплате государством компенсации в несколько десятков тысяч евро.

Что же касается законности его обвинения, то может быть определено нарушение его прав на адекватную защиту, нарушение соревновательности сторон, а также полное игнорирование судом в лице судьи Вовка норм правосудия. Показания свидетелей, которые говорили не то, что было выгодно обвинению, не были приняты во внимание, наблюдалось прямое, неприкрытое давление на свидетелей, о котором они даже заявляли в суде. На основании всего этого может быть сделан вывод, что Луценко осужден несправедливым судом, и будет поставлен вопрос о пересмотре дела и опять-таки о выплате компенсации. В этом случае Украина формально отчитается, что она пересматривает дело в кассационном процессе, но специализированный суд снова не увидит никаких нарушений, и Украина в очередной раз не выполнит решение Европейского суда.

 

{2-}

Юрий Ключковский, народный депутат, НУ-НС, заместитель главы Комитета ВР по вопросам государственного строительства и местного самоуправления:

Я не могу вдаваться в детали дела, скажу лишь, что оно абсолютно надумано и беспредметно, поскольку, как было установлено в ходе процесса, нет пострадавших и нет того, кому причинен ущерб, а значит, нет и предмета для уголовного преследования.

Обвинение за установление слежки, по представлению прокурора, за водителем Сацюка в деле отравления Ющенко вообще не выдерживает никакой критики. В цивилизованном обществе такие вещи просто невозможны. Прокурор подает обращение в суд о проведении оперативно-розыскных действий, в том числе и установлении слежения. Если прокуратура считает, что она неправильно обращалась в суд относительно проведения ОРД, то она должна искать виновных у себя, а не в структуре, выполняющей решение суда по проведению этих действий.

Это абсолютно очевидный политический заказ и поиск причин для того, чтоб человека уничтожить.

Если европейский суд будет разбираться с материалами, которые предоставит украинская сторона, он примет однозначное решение. Но, к превеликому сожалению, оно не может состоять в отмене приговора. Оно будет заключать в себе только признание Украины неправой и начисление компенсации пострадавшему. Далее уже судебная система Украины обязана менять приговор. Украина вошла в Совет Европы, ратифицировала Европейскую конвенцию о правах человека, которой предусмотрена обязательная юрисдикция ЕСПЧ. Есть закон Украины об исполнении решений Европейского суда относительно Украины.

 

{3-}

Эдуард Багиров, председатель правления "Международной Лиги защиты прав граждан Украины":

В Европейском суде дело Луценко имеет перспективы, хотя результат, конечно, прогнозировать нельзя.

Что касается второго дела по обвинению Луценко в незаконной слежке за водителем Сацюка: в любом случае есть процедура оперативно-розыскной деятельности. Работники СБУ, МВД и других силовых структур не имеют права открывать ОРД, прослушивать разговоры, устанавливать слежку.

Соответственно, если есть факт нарушения уголовного законодательства, то мнение пострадавшего суд может учесть только как смягчающий фактор, но самым главным принципом является соблюдение закона.

Ответ на апелляцию Луценко, по заявлениям самих адвокатов, был ожидаемым, они были готовы к нему, и  соответственно господин Луценко будет обращаться в Европейский суд. Но даже в случае принятия решения в пользу Юрия Витальевича оно не будет носить обязательный характер, но может быть основанием для адвокатов – если ЕСПЧ найдет нарушения  в процедуре проведения судебного следствия, они могут использовать решение как вновь открывшиеся обстоятельства для обращения в украинский суд.

 

{4-}

Вадим Колесниченко, народный депутат от Партии регионов, глава подкомитета по вопросам увольнения судей и реагирования на нарушения законодательства в сфере правосудия:

Любое заключение юриста, который не принимал участия в судебном заседании и не является стороной по делу, будет необъективным. Чтобы дать точную оценку решению суда или приговору, нужно знать дело "от корки до корки". Только в этом случае можно выработать свою позицию, и то она не будет правовой по причине того, что от имени государства уполномочен принимать решение только судья. Все остальное – политика.

По внешним факторам, которые были представлены, я полагаю, что суд полно и  объективно исследовал как в первой инстанции, так и в апелляционной суть апелляционной жалобы. В Апелляционном суде не рассматривалось дело по сути, там рассматривались жалобы на недостатки, по мнению стороны обвиняемого, на ошибки в процессуальной либо материальной части процесса. 

Единственное, что мне кажется, – это то, что немного жестковат приговор в плане срока заключения. Кроме этого сомнения, которое, опять же, не является экспертным, ничего другого по сути дела сказать нельзя. Теперь, когда приговор вступил в законную силу, с копиями дела могут знакомиться эксперты и делать выводы.

Если бы я не был профессиональным адвокатом, я бы, может быть, и доверился защитникам, которые публично выступают только на стороне Тимошенко или Луценко. В данном случае люди отрабатывают свои деньги. И правильно отрабатывают. Они утверждают, что доказательства необъективные, незаконно добытые и являются фиктивными. Я за свою адвокатскую практику ни разу не признал своего подзащитного виновным, я всегда искал способы развалить систему обвинения.

Что касается Европейского суда, к сути дела он не будет обращаться. Там будет рассматриваться только жалоба Луценко, насколько я помню, по вопросу его задержания. Эта инстанция рассматривает только элементы нарушения прав человека – то ли в вопросе допуска защиты, то ли в вопросе задержания и т.п. Для сути приговора это не будет иметь ни малейшего значения. Возможно, государство Украина может быть признано виновным  в чрезмерном применении власти. Возможно, будет предложена какая-то сумма на выплату, так как ЕСПЧ, рекомендуя выплату денежной компенсации, исходит из практики финансового привлечения внимания государства к той или иной проблеме. Не более того. Очень редко когда ЕСПЧ выносилось решение о справедливом материальном вознаграждении.

Судя по заявлениям защиты и той тональности, в которой они их делали, обращение в ЕСПЧ – это политический пиар и привлечение внимания.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять