Украинская граница. Ключ уже у России

По результатам встречи двух Президентов в Ялте, Украина фактически вручает России ключ от Керченского пролива, а РФ обещает согласиться на делимитацию морских границ.

Вопрос делимитации украинских границ начал решаться практически с момента обретения нашей страной независимости. После кропотливой многолетней работы в 2003 году президентами Леонидом Кучмой и Владимиром Путиным было подписано Соглашение о государственной границе между Украиной и Российской Федерацией.

В статье 5 этого документа речь идет об урегулировании вопросов, относящихся к смежным морским пространствам. Сказано также, что оно  осуществляется по соглашению между сторонами, согласно международному праву. При этом ничто в настоящем договоре
не должно наносить ущерба позициям РФ и Украины по статусу Азовского моря и Керченского пролива, как внутренних вод двух государств.

На прошлой неделе, 12 июля, во время встречи в Ливадийском дворце в Ялте президенты России и Украины Владимир Путин и Виктор Янукович вновь обратились к этой теме и подписали совместное заявление по вопросам делимитации морских пространств в Азовском и Черном морях, а также в Керченском проливе.

Из самого заявления, которое опубликовано на сайте Президента Украины, можно сделать вывод, что в отношении краеугольного вопроса – делимитации границ - оно носит больше декларативный характер, чем отражает результаты договоренностей между главами государств, если таковые были достигнуты. «Обе Стороны исходят из целесообразности по достижению согласия в отношении всех упомянутых пространств заключить украинско-российский договор, охватывающий Азовское море, Керченский пролив, сопредельные территориальные моря, континентальный шельф и исключительные экономические зоны двух стран в Черном море», - говорится в заявлении. Однако по окончании заседания Путин сказал журналистам: «Это не соглашение о разделе Азовского и Черного морей. Мы пока Черное море не разделяем, и Азовское – то же самое».  

Моря не поделены, но, тем не менее, Россия получила право бесплатного и беспрепятственного передвижения по Керченскому проливу, фактически ключ к нему. Кроме того, Украина вполне может понести определенные материальные потери, прогнозируют эксперты. В то же время, намечены планы по совместной эксплуатации Керчь-Еникальского канала, путем создания совместной украинско-российской корпорации. К счастью, хоть на Тузлу с российской стороны претензий уже не было.

Экс-министр иностранных дел Украины Анатолий Зленко (1991-94гг.) считает, что возврат к этой много лет нерешаемой теме - уже достижение. «Приятно, что вообще происходят эти встречи, - сказал дипломат Главреду. - Они дают возможность какие-то вопросы решать. Это была дежурная встреча, которая соответствует тому внешнеполитическому приоритету, который взяла новая власть относительно налаживания отношений с Россией. В этом плане есть позитив».

В то же время экс-министр отмечает «недотянутость» результатов встречи. «Что касается принятых решений, может это и не совсем то, чего хотелось бы, - признает он, - но Россия, в принципе, дала согласие на  размежевание Азовского моря и Керченского пролива. И хотя эти декларации очень скромные, можно их назвать, декларациями о намерениях, но, вместе с тем, это все-таки шаг вперед, поскольку мы «разбудили» забытый вопрос. Как бы там ни было, эта декларация дает надежду на то, что дальше будут работать эксперты и завершать окончательно решение этого вопроса. Он очень важен».

Добро пожаловать в Керченский пролив

Бесспорно, ожидания от встречи у украинской стороны были несколько иные. Из слов директора Украинского филиала Института стран СНГ Владимира Корнилова следует, что и российская сторона ожидала чего-то большего. «Основные параметры компромиссной договоренности были определены задолго до этой встречи. Непонятно, почему сейчас оба президента не могли придти к окончательному решению, и договор до сих пор так и не подписан. Но, по моим сведениям, компромисс уже состоялся», - говорит политолог. По его версии, Украина привязала все к главному для нее газовому вопросу, из-за чего затягивалось и решение  вопроса морских границ. Комментируя ход предварительных переговоров, г-н Корнилов говорит: «Боюсь дублировать слухи, но я так понимаю, что Россия соглашается с некими территориальными требованиями Украины, но при этом Украина не соглашается на то, чтобы российские корабли проходили Керченский пролив на бесплатной основе. То есть, чтобы Россия не теряла на лоцманских, навигационных услугах и не платила никаких транзитных тарифов».

Корнилов, вероятнее всего, руководствовался сведениями, имеющимися у него еще до встречи президентов. Как уже говорилось выше, в совместном заявлении президентов есть пункт о совместной эксплуатации находящегося на украинской территории Керчь-Еникальского канала.

Не только этот эксперт располагал сведениями о том, что предварительная договоренность уже достигнута и будет озвучена в Ялте. Директор Украинского института публичной политики Виктор Чумак также надеялся, что после встречи президентов будет оглашена информация о том, что итоговая линия морской границы будет проведена между запросными позициями Украины и России. Правда, он изначально не уверен во взаимовыгодности украинско-российской корпорации в Керчь-Еникальском канале. «В связи с этими планами возникают вопросы, потому что мы очень много теряем. Раньше проводкой судов через канал занимался порт Керчь, и за все это платились немалые деньги. Теперь хорошо, если эти деньги будут делиться пополам. Но у меня есть большое сомнение, что они вообще как-то будут делиться в сторону Украины. Еще надо посмотреть, кто будет основателем этого предприятия, и тогда мы хоть как-нибудь поймем, как будут делиться эти деньги». Однако эксперт считает, что ради великого дела – обретения госграницы – можно потерпеть материальный убыток. Убыток, кстати, окажется не копеечным. По данным специалистов, Украина получала на этом 100-150 млн долл. ежегодно.

«Если достигнута договоренность о делимитации, то наличие государственной границы стоит тех денег, потому что это уже государственно-правовое оформление границы между Украиной и Россией. В любом случае, такие договора – это компромиссы. Если компромиссом являются деньги, которые будет кто-то зарабатывать на государственном оформлении границы, то Бог с ним, с этим компромиссом», - рассуждает Чумак. Но, резюмируя результаты президентской встречи, он говорит так: «Если же делать выводы из заявления Владимира Путина, что море они не делили, тогда мы просто продали свой Керчь-Еникальский канал».

А Владимир Огрызко, возглавлявший МИД в «оранжевые» времена,  в интервью одному из интернет-изданий так охарактеризовал эту договоренность: «Нам говорят:  мы, во-первых, будем ходить по вашему каналу бесплатно, во-вторых, мы еще будем с вами совместно этим каналом управлять. Это мне напоминает ситуацию, когда сосед приходит к соседу и говорит: это твоя кухня и продукты, но мы здесь вместе будем готовить и есть яичницу». Экс-министр считает, что украинская власть идет на контрпродуктивные уступки.

Единственный положительный момент, который просматривается в перспективе совместного владения украинским судоходным каналом, – это разделение зон ответственности. «Это разделение касается, в первую очередь, навигационного контроля. – говорит Владимир Корнилов. - Это вообще сложный участок моря в навигационном отношении. Проблема заключалась в том, что существовал, прямо скажем, откровенный бардак при прохождении кораблей разных государств через эту зону. Зачастую использовалось навигационное оборудование и той, и другой стороны, что приводило к определенным конфликтам. Мало того, существовал значительный бардак и в случае каких-то стихийных бедствий. Были случаи, когда там тонули корабли и возникал вопрос, кто  должен нести ответственность за то, что они там затонули, на кого должен возлагаться их подъем, зачистка этих территорий. Договоренность о зонах ответственности снимает массу этих вопросов».

В этом с ним соглашается и директор компании «Berta Communications» Тарас Березовец. «Решение Украины и России создать совместную корпорацию в определенной мере соответствует интересам Украины. Хотя бы даже с той точки зрения, чтобы уменьшить риск нанесения непоправимого вреда экологической системе, как это случилось в 2007 году, когда в море попало около 7 тысяч тонн серы и около 2 тысяч тонн нефтепродуктов. Все было связано с тем, что Россия, пытаясь избежать платы за проход своих судов через Керченский пролив, попросту перегружала опасные, токсичные грузы прямо в море», - объясняет он, но и признает одновременно, - понятно, что это не самое лучшее решение, и лучше, чтобы этот вопрос оставался в ведении Украины, но, если такая корпорация будет создана, это необходимо приветствовать».

Открытый вопрос

Сколько Украине ждать ответного реверанса от России в плане уступок по Керченскому проливу, неизвестно. И есть ли эти уступки вообще в планах наших партнеров? 

Между тем, проблема с отсутствием делимитации границ состоит для  Украины в том, что она в нынешних условиях не сможет продвинуться в переговорах ни с НАТО, ни с Европейским Союзом. «По установленным правилам приема новых государств в эти организации, новые члены не должны иметь никаких неурегулированных территориальных споров, - комментирует Тарас Березовец. - Поскольку украино-российский диспут по Керченскому проливу на сегодняшний день нельзя считать решенным, эта ситуация выгодна в первую очередь россиянам. Тем самым она подвешивает Украину, как говорил в свое время Леонид Кучма, «за одно место». Мы, очевидно, будем вынуждены идти на уступки, потому что Россия может бесконечно долго тянуть вопрос с делимитаций, она никуда не вступает. А Украина декларирует, по крайней мере, на официальном уровне, намерения присоединиться, как минимум, к Европейскому Союзу».

Пересмотр сухопутных границ

Кроме открытого вопроса морских границ, россияне достаточно активно стали муссировать вопрос пересмотра участка железной дороги, пересекающей в нескольких местах Луганскую и Ростовскую области. Они хотят, чтобы 30 км этой дороги отошло под юрисдикцию РФ. Владимир Корнилов говорит, что для Российской железной дороги серьезной проблемой является тот факт, что теперь российские поезда вынуждены несколько раз пересекать границу Украины. Это влечет серьезные задержки, таможенные проверки, а в случае с товарными перевозками – оплату транзита.

«Россия не раз поднимала вопрос о строительстве обходных путей вокруг Луганской области. Но, во-первых, это удлиняет путь километров эдак на 100, это очень сложно технически и очень дорого. Да и с удлинением маршрута проблема задержек все равно не будет решена», - говорит политолог и сознается, - это, наверное, не большая тайна: Россия на этом участке арендует целую станцию. Причем не на самых законных основаниях, даже не у государства Украина, а у сельсовета». Он считает, что в требовании России отдать ей часть украинской территории ничего крамольного нет, и существует масса вариантов разрешения проблемы.

На это украинский дипломат и экс-министр Анатолий Зленко отвечает: «В процессе подготовки Соглашения о госгранице каждый участок, каждая дорога, каждый поселок – все рассматривались детальнейшим образом. Как могло случиться, что этот момент был упущен, я не знаю, ведь Соглашение означает, что согласие обеих сторон было получено на подписание его именно в таком виде». Впрочем, он считает, что «возвращение к этом у вопросу, в принципе, возможно».

Тарас Березовец по этому поводу говорит: «Что за бред, возвращаться к тому, что уже было согласовано? Если украинский МИД находится в своем уме, он, по логике веще, на такое идти не должен. Тем более, если это касается части собственной железнодорожной границы. Это получается, что все украинские перевозки, которые будут идти по ней, подвергнутся обязательному таможенному контролю. Российская таможня получит хорошую кормушку. В итоге получится так, что россияне получат то, что они хотят, а Украина долго еще будет хотеть и непонятно, дождется ли выполнения россиянами условий. И опять же, большой вопрос, что они предлагают взамен».

Подобная история у нас уже была. Правда, тогда Украина сама претендовала на 7 км автомобильной дороги Одесса-Рени-Паланка, находящихся на территории Молдовы.

Молдова уступила нам отрезок дороги, а Украина в обмен на это обеспечила ей выход к Черному морю, отдав в собственность 400 метров дунайского берега в районе молдавского села Джурджулешть. В итоге молдавская сторона на полученной территории успела построить  перегрузочный терминал, но все не могла решить вопрос передачи этого участка шоссейной дороги. «Если мы не смогли дожать такого карлика, как Молдова, то, вспоминая слова Бисмарка, переговоры с Россией тем более не стоят той бумаги, на которой они написаны», - уверен г-н Березовец.
Виктор Чумак тоже считает, что вопрос этот не очень простой. «Ведь на этих территориях находятся и населенные пункты (согласно карте, там находятся села Диброво и Фоминское – «Главред»), и какие-то инфраструктурные объекты. Если их нет, то вопрос решить легче», - говорит Виктор Васильевич.

На данный момент известно, что луганские власти еще не занимались обсуждением вопроса о переносе границы между Украиной и Россией. По словам начальника отдела управления транспорта и связи Луганской облгосадминистрации Михаила Белоусова, официальных заявлений МИДов обеих стран по этому вопросу не было. Мнение чиновника созвучно с мнением эксперта и состоит в том, что практически невозможно «безнаказанно» передать часть территории с людьми другой стране. «Если был бы это участок в чистом поле, можно было бы обменяться территориями, но там есть поселок... Поэтому Российской железной дороге будет проще и дешевле построить обводной участок пути, потому что механизм переноса границы слишком сложный – и юридически, и технически». Хотя до технических вопросов дело, по мнению г-на Белоусова, не дойдет, так как он не видит путей разрешения вопроса, касающегося человеческого фактора.

фото: kerch.com.ua

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнёров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять