Учебник без Бандеры и Мазепы: польза и угрозы для Украины

Эксперты рассказали "Главреду", какое значение будет иметь для Украины и России общее методическое пособие по истории.

Российские и украинские историки совместными усилиями разработали методическое пособие для учителей "Россия и Украина на перекрестках истории", отражающее совместный взгляд на историю государств. Из данного учебника, который вышел тиражом 200 экземпляров, исключены все противоречивые события и личности, то есть в нем не идет речь ни об Иване Мазепе, ни о Голодоморе, ни об ОУН-УПА. Однако, по словам авторов пособия, все дискуссионные моменты найдут свое отражение во второй части, работа над которой начнется в следующем году. Кроме того, они обещают, что со временем в российские учебники по истории будут внесены все необходимые коррективы с учетом данного совместного проекта.

Группа по разработке пособия была создана в октябре 2010 года. Ученые намеревались синхронизировать спорные исторические позиции Национальной академии наук Украины и Российской академии наук относительно дискуссионных тем, по которым российские и украинские историки имеют разногласия (деятельность ОУН-УПА, Голодомор и т.д.). Так, в результате двухлетней работы появился учебник "Россия и Украина на перекрестках истории". В первом его модуле речь идет о вкладе Киево-Могилянской академии в культуру России и Украины. Второй посвящен культуре древней Руси ІХ-ХІІ веков, третий – социально-политической жизни русского дворянства и украинской шляхты в XV-XVII веках, четвертый – реалиям второй половины ХХ века.

Историки рассказали "Главреду" о значении общего российско-украинского учебника по истории, а также о позитивах и возможных рисках такого научного сотрудничества. 

Провокационный смысл

{1-}

Создание совместного российско-украинского учебника доктор политических наук, заведующий отделом этнополитики и внутреннеполитической безопасности Национального института стратегических исследований Максим Розумный считает "интересным и показательным" опытом и полезным научным экспериментом.

"Меня как ученого интересует процедура написания учебника. Однако поскольку таких сведений о проекте нет, создается впечатление, что речь идет о чистой идее. И это несколько пугает: у нас была чистая идея о повышении статуса русского языка в Украине, а когда дошло до конкретики, до законопроекта и его реализации, до внесения поправок, возникло много непредвиденных проблем. С учебником может получиться так же", – считает эксперт.

Опасения тех, кто считает, что в таком учебнике могут быть опущены некоторые важные для нашей истории факты, события, личности, напрасны, заверил Максим Розумный. "В данном проекте об этом речь не может идти. Потому что попытка навязать российскую точку зрения вызовет сопротивление и усилит не просто позиции украинских патриотических подходов к тем или иным явлениям, а антироссийские позиции", – отметил он. Потому, по мнению эксперта, нет угрозы забывания определенных страниц истории или их переписывания – есть угроза "эскалации страстей и конфликтности" вокруг этих вопросов. И данная угроза более очевидна и актуальна: ведь учебник может и не разойтись по школам, однако "в историческом дискурсе начнут доминировать крайние позиции, и мы утратим зачатки компромиссного, консенсусного видения истории внутри украинского сообщества", - убежден Розумный.

"В провокационном смысле, возможно, это и есть главной целью данной инициативы", – добавил эксперт.

Более интересной может оказаться вторая часть учебника, посвященная дискуссионным страницам истории. По мнению Максима Розумного, это будет интересный опыт. "Если отталкиваться от основ национальной исторической модели, которая развилась в России под влиянием Ключевского, Погодина и других, а в Украине – под влиянием Грушевского, Антоновича и Франко, мы можем вычеркнуть все спорные моменты, но тогда останется никому неинтересный, яловый исторический материал, который не вызовет никаких эмоций. Другой вариант – опыт компромиссов и поисков. Но пока что далеко от дидактики и образовательного процесса", – отметил политолог.

Скептицизм и подозрения историков

{2-}

Кандидат исторических, доктор политических наук, старший научный сотрудник Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины Владислав Гриневич считает, что еще рано приступать к созданию общего российско-украинского учебника по истории. "Потому что в Украине пока нет собственного учебника по истории, более-менее приличного, потому что еще не все спорные моменты решены, не все точки над "і" поставлены". На этом фоне попытка создать совместный учебник с российскими историками выглядит несколько странной. Ведь история – это, прежде всего, национальная идеология, а у каждой нации она своя", – отметил историк.

По мнению ученого, россияне и украинцы сначала должны написать свои собственные учебники, решить все вопросы, касающиеся национальной идеологии, и выяснить, куда они движутся. "Если они движутся в единое имперское пространство и хотят воссоздать постсоветскую империю, то можно просто взять учебник Советского Союза, в котором все четко написано: все – братья, дружба народов, вместе победили в войне. Он дает четкие ответы на все вопросы, которые сейчас пытаются разворошить. Киевская Русь, казацкие времена с Переяславской радой, ХІХ век и Национальное освободительное движение – это все проблемные вопросы. А потом – самый проблемный ХХ век", – рассказал Гриневич. Говоря об украинской истории, ученый отталкивается от видения Грушевского, историков ХХ века и историков диаспоры, современной историографии – когда историю создания украинской государственности рассматривается как определенный сложный процесс, приведший к формированию независимого государства.

"Квазисоветскую государственность нам всячески сейчас пытаются показать в позитивном контексте: как Гагарина запускали в космос, как украинские конструкторы изготавливали оружие для Советского Союза и т.д. Это видение и есть то желаемое, что выплывает из дружбы народов", – подчеркнул историк.

С российскими историками крайне сложно будет говорить о Голодоморе, ОУН-УПА, Петлюре. "А все эти личности и события являются для Украины знаковыми: они создают украинскую идентичность – не донецкую или малоросскую, а украинскую. Петлюра, Мазепа, Бандера, хотим мы того или нет, хорошие они или плохие, но они знаковые для нас. Потому украинцев, которые боролись за независимость, называли мазепинцами, петлюровцами, бандеровцами", – объяснил Владислав Гриневич.

Историк скептически  и с подозрением относится к подобным учебникам, видя в этом политически мотивированную акцию. Он отметил также проблему украинской власти, которая не имеет четкой гуманитарной политики и постоянно пытается идти в фарватере России. "Российское правительство навязывает определенные пиар-акционные моменты – общие учебники, осуждение голода. Они кривятся, если речь заходит о Бандере. То есть они решают, как в Украине должны писаться украинские учебники. Как раньше был русско-русский словарь, так и нам хотят сделать русско-русскую историю", – считает Гриневич.

"Не вижу перспектив для консенсуса, потому что сначала нужно решить наши собственные вопросы, по которым нет консенсуса. А как без него писать общий учебник? Вначале нужно, чтобы договорились наши историки", – добавил он.

Кроме того, ученый отметил, что российско-украинская история – это "сплошные проблемы и негатив", как, например, и польско-немецкая история. "Нам последние 80 лет рассказывали, как великий русский народ помог нам в борьбе с иностранными захватчиками, помог нам сделать революцию, как закрыл своей грудью во время Великой Отечественной войны – один позитив. Но почему тогда из этого мешка сейчас вылезает столько неприятных иголок? Это нужно обсуждать, а не занимать позицию страуса: спрятать голову в песок и сказать, что все отлично", – подчеркнул историк.

Владислав Гриневич также обратил внимание на неготовность российской стороны идти на компромиссы даже в мелочах. "Например, в России недавно решили, что слово "кофе" теперь среднего рода, как принято в народе. Однако ни одному российскому радетелю за язык не пришло в голову, что говорить "на Украине" – обидно для украинцев, и они могли бы изменить в своем словаре только один предлог – "в Украине". Но нет же, от этого чрезвычайно пострадает русский язык! То есть даже по мелочам на компромиссы идти не хотят. Хотя это – не мелочь: одно дело быть "на Украине" (на окраине, то есть), другое дело – в независимой стране, в Украине. Если даже на таком уровне мы не можем прийти к компромиссу, то что, они Петлюру, Бандеру или Мазепу героями признают?" – отметил ученый.

"Консенсусная работа"

{3-}

В общем российско-украинском учебнике по истории есть необходимость, считает историк, член Центрального комитета Коммунистической партии Украины Сергей Гмыря. "Поскольку у России и Украины есть совместная история, то неплохо было бы иметь и совместные учебники. Так, к примеру, в англоязычных странах согласование позиций по историческим вопросам – это распространенное явление. По-моему, это хорошо", – добавил он.

При этом историк считает, что споры и горячие дискуссии при обсуждении истории Украины и России неизбежны. "Поскольку это русско-украинский учебник, то, вполне возможно, историки могли не сойтись во мнении по ряду вопросов. Поэтому они и не могли высказать общую точку зрения. Потому спорные моменты истории упущены в силу характера этого издания, так как это своего рода консенсусная работа. Ведь не только у российских и украинских историков есть разногласия по каким-то вопросам. На западе и востоке Украины по-разному трактуется, к примеру, деятельность ОУН-УПА, и если посадить за написание учебника двух историков с запада страны и двух с востока, они ничего не смогут сказать", – объяснил Сергей Гмыря.

Историк также считает, что учебник не выйдет совершенно объективным. "История как наука не может быть объективна, она всегда пропущена через человека. Но при этом она должна быть правдивой, не должна замалчивать те или иные факты. А вот трактовки фактов могут быть разными", – объяснил он.

По определению, школьный учебник по истории является подборкой фактов, которые не вызывают споров, в нем не выдвигаются версии, как в вузовском, добавил Гмыря. Кроме того, если это пособие методического характера, то учитель все равно будет подавать материал с собственными взглядами, а не в строгом соответствии с этим пособием. "Терять факты мы не будем, ведь если это – пособие, то что мешает учителю привлечь дополнительные факты?" – отметил историк.

В целом, создание подобных совместных учебников Гмыря одобряет. "Гораздо хуже, когда историю Украины для нас единолично пишет канадский историк – Субтельный. Как у Шевченко: "…Колись будем і по-своєму глаголать, як німець покаже та до того й історію нашу нам розкаже…". Он – неплохой историк, но многого не знает. А по его учебникам учатся дети в школе и вузах. Для меня это дикость. Потому лучше писать с тем, кто активно участвовал в событиях", – подытожил историк. 

фото: svidomo.org 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять