Два дурацких вопроса

На первый вопрос можно отвечать в зависимости от личных симпатий. Или наугад. Так как степень вины фигурантов, конечно, разная, но виноваты все… Политики, чиновники, бизнес и их предшественники, их критики, публичные, непубличные, почти не причастные и даже пассивно наблюдающие и безразличные… Все общество!

Кто например? Больше десяти миллионов (самая мощная армия избирателей) пенсионеров. Огромный массив избирателей, голосующих вопреки теории демократического волеизъявления. Без логики и стратегии. Себе и своим внукам назло. Или за гречку. Или за коммунистов. Или против всех. Или просто чтобы войны не было. Рациональная стратегия у этого избирателя отсутствует. Они не виноваты – их сознание спутано тем, что им суждено заканчивать жизнь в эпоху перемен. А перемены им не понятны. Им бы хорошую промывку мозгов, информационную накачку. Чтобы выбора у них не было – а следовательно, рациональный выбор был бы сделан за них. Это возможно лишь в тоталитарном государстве. Но у нас его нет… Интеллигенция – ее не слышно. Она практически вымерла. Или на пенсии. Должна бы отличаться от среднего класса классической образованностью, идейностью, отсутствием мещанства. Возможностью воспроизводить генофонд для элиты, аристократии. Двигать науку. Поднимать национальный престиж. Заражать общество идеями и развивать идеологию. Обмениваться информацией с себе подобными в других странах. Раньше таких в Москву забирали. Потом в Америку. Кто еще остался – уже в старческом маразме. Вот еще – в Украине возник мутант. Спортивная интеллигенция. Те, кем мы гордимся, конечно, но идей они нам не дадут. Жалко. Средний класс. Воротнички от светло-синих, до белоснежных. Занятые 18-часовым офисным трудом. Карьерным марафоном. Оккупировавшие крупные города. Интересующиеся авто, ипотекой, трендами и гайджетами. Рациональные, но бездуховные. Полностью деидеологизированные. Если есть дети, то это – единственное, что заставляет их думать о будущем страны, в которой они живут. Однако образ мышления безнадежно потребительский. Мещанский. В стиле "мне повезло, у меня должность, я поднялся. Я не езжу на метро. Не хожу в бесплатную больницу. Не отдыхаю в "совковых" пансионатах. И дети мои не будут. То, что в этой стране такой контраст между массами и мной, – это просто лишнее подтверждение моей успешности. За это я так много работал-работаю-буду работать. И у детей так будет, это же мои дети". Такой вот наш "средний" класс – крепостные. Им не нужны свобода, выбор, перемены. В риторику о реформах каждый из них вступить готов, так как интеллекта хватает. Но это и все… Если бы общество было в целом здоровым, то средний класс поддерживал бы устойчивость в таком вот здоровом состоянии общества. Но нам опять не повезло, мы больны… Средний класс выбирает хроническое течение болезни. У "средних" есть шефы – образец для их подражания. Действительно успешные люди. Чей высокий стандарт потребления является для мещанина иконой. Заменителем идеологии. У успешных людей в этой стране есть не только стол и стул, за 18-часовую преданность которым платят высокую зарплату. У них есть богатство. Часть которого – недвижимость. Из-за того, что она находится в Украине, приходится быть патриотами своей страны. Однако их квазипатриотизм – это вынужденные издержки. Потому что в основном успешные люди не местные. Речь не о дончанах в Киеве. Все успешные – жители "зазеркалья". Возможно, марсиане. Когда они были обычными людьми, им, как и всем нам, сообщили низкие истины: "не обманешь – не продашь", "не кинешь – не проживешь", "долги платят трусы", "не подмажешь – не поедешь". Они освоили эти истины лучше других и превратили их в аксиомы. И когда от них стало многое зависеть, они переписали правила игры наоборот. С учетом таких аксиом. Все общественные институты – от привычек и стимулов до механизмов принуждения и наказания – перестроились. Стали "зазеркальными". Антигуманистическими и антицивилизованными. Казалось бы, сама логика словообразования утверждает, что правосудие может быть только честным. А у нас словосочетание "честное правосудие" вызывает всеобщий ехидный смех. Кто же создал критическую массу коррупции? Когда к тотальному взяточничеству и казнокрадству выгоднее присоединиться, чем быть честным чиновником, политиком, судьей. "Белой вороной". Кто сдвинул баланс между вороватыми, но стесняющимися, и честными (почти честными), но спящими спокойно? Кто нарушил равновесие и привел систему в состояние, когда из тотальной продажности нет выхода? Они. Успешные. Не в прошлом поколении, не в какой-то иной формации. А здесь и сейчас. Несколько лет назад. И теперь сами же сожалеют о том, что такой вот марсианский урод из страны получился. Профессиональные политики. Наш недолеченный фрейдистами электорат, совмещающий любовь и ненависть к своей маме – Украине, жестоко распиливается ими вдоль Днепра. В попытке сделать из исторически очевидного различия культур лево- и правобережья идеологический материал. Наследники Богдана Зиновьевича сами-то понимают, что когда выбираешь, кому выгоднее продаться, то идеология не нужна. Кто счастливый победитель аукциона украинской щедрости – Россия или западный мир? Так как не продаться нельзя. Это против традиций украинского геополитического куртизанства. Под псевдоидеологической мишурой скрывается голая правда. Идет борьба не за "прозападное" и "пророссийское" настроение электората. И не за особый украинский путь. Не за национальный проект. А драчка политиков за возможность провести сам аукцион. Все. В стране, где нет честного суда, возможен ли честный аукцион? Аукционист получит дивиденды. Путь к молотку аукциониста совмещен с путем в кресло власти. Что, в общем-то, всем понятно. Вот в такой ситуации представители указанных классово-общественных групп приходят на выборы (в очередной, прошлый и уже следующий раз) и задаются вторым дурацким вопросом – "шо делать?". При этом от наших больших шефов реально зависит больше, чем просто вбрасывание голосов в урны. От остальных – меньше. Но вопрос на всех один. Самая худшая и при этом единственно лучшая модель управления – демократическая – дает универсальный ответ: "Голосовать". Как? Тоже наугад? Возможно. Политическая крапленая колода давно разложена. Все фигуры известны. Все одной масти. Перетасовок не будет. Свежей крови тоже. Все, вне зависимости от мелких различий, являются частями одной системы. Все смирились с сохранностью институтов, которые у нас сложились. Даже если нет, то инертность институтов сильнее усилий каждого из них. Напротив, политик-реформатор, которому безразлична системная устойчивость гнилых общественных институтов – коррупции прежде всего. Он еще не появился на сцене. Возможно, ему будет безразлична даже популистская поддержка. Или его не будут стеснять средства, необходимые для достижения целей. Его время, возможно, придет чрез ряд выборов. Когда сумма дискомфорта, ощущаемого проживающими в этой стране людьми, достигнет критического предела. А пока… Любой шаг, ведущий к накоплению общественного раздражения, приближает нас к развязке. Поэтому лично я в этом году, когда возьму бюллетень для голосования, ради выбора брошу монету. А вы? Что случиться потом? Через ряд выборов. Футурология предполагает переход от публицистического изложения к более строгому, практически научному. Теоретически возможны такие сценарии. Первый – сформируется сильная власть с лидером нации во главе. Осуществляющая модернизацию общества и экономики "сверху". Пиночет? Вроде того. Однако маловероятно, что такой сценарий приведет к оптимальному результату. Почему? Потому что стратегия, проводимая "слепо-глухим" тоталитарным центром, учитывает информацию "снизу" (обратная связь) в искаженном виде. Не привлекает к диалогу общественный интеллект. Риск ошибиться в стратегических вопросах огромен. Издержки по поддержанию тоталитаризма и отражению внешних и внутренних (даже фантомных) угроз режиму высоки. Да и как-то не приживается тоталитаризм на украинском черноземе. Обычно. Второй – достижение "дна". Когда остаточные конкурентные преимущества национальной экономики разрушатся до такой степени, что консервативный сценарий станет неудовлетворительным для общества в целом. По экономическим причинам. Любые перемены и связанные с ними издержки на уровне дна не будут восприниматься общественными группами как трагедия. И тогда у правителя может быть карт-бланш. Недостаток – советчики. Невозможность проводить стабильную линию модернизации. Из-за оппозиции, конфликтов внутри команды. Критиков. Это неизбежно даже на уровне дна. Ведь у нас эксперт – каждый, кому дали слово. И, наконец, третий. В начале происходит формирование коалиций из общественных групп, поддерживающих глубокую и продолжительную модернизацию экономики и общественных институтов. Конечно, для преобразований снова нужна эффективная и стабильная власть. Для этого ей необходимо опираться на авангард общества. На передовые институты – коалиции разных социальных групп. Объединенные общим желанием нести бремя издержек, связанных с поддержкой курса модернизации. Умеющие противостоять консервативно настроенным общественным группам, критикам, оппозиции. Способные интерактивно формировать стратегию развития, в ходе диалога и взаимных уступок. Идея похожа на очередной комплимент демократии. Хотя не совсем так. Ведь выбор базовой модели модернизации экономики и общества – гражданское общество, конкурентная экономика или национализация, усиление власти за счет гражданских свобод. Это выбор, который осуществляется именно "коалицией для будущего". Тогда базовая модель и действующая стратегия будут адекватны: состоянию экономики и общества, ресурсным ограничениям, этапу преобразований. Можем верить, что выбор будет соответствовать нашим идеологическим предпочтениям. Или оценивать, например, мировой опыт, когда вначале развивают экономический потенциал, а потом идут уже к высоким стандартам общественного устройства за счет институциональных реформ. Пока на уровне нашего общественного сознания и политической культуры сказанное выглядит как научная фантастика. Даже неясна форма и состав коалиций – партии, блоки, фронты, союзы, государственные и общественные фонды? Какова структура и иерархия этих элементов в составе коалиции? Говорить рано. Ясно, что любая форма "коалиций для будущего" полезнее готовой стратегии. Важнее харизматичного лидера. Актуальнее поддержки из-за рубежа. Однако сейчас (и это основная причина, почему сегодня смена лидера не приведет к модернизации) все дееспособные общественные группы не могут сформировать "коалиции для будущего". По разным причинам. Хотя группы общества уже содержат материал, из которого в перспективе образуются участники коалиций. Есть надежда, что перемены произойдут быстрее, чем смена поколений. Накопление знаний и опыта уже идет. Все же мы – старая нация, но очень молодое государство.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять