Семин: Никто не зажрался

Главный тренер Динамо рассказал о принципах кадровой политики, похвалил Кравца, выразил уверенность в светлом будущем Алиева и не согласился с мнением, что футболистов развратили высокие зарплаты, передает FOOTBALL.UA. - Вы приняли команду в январе. Еще до конца не выучили фамилии игроков, а вокруг только и разговоров было, что о чистках в составе. - Прежде чем делать чистку, нужно разобраться, с кем придется работать. Почему я должен сразу чистить? Да, кого-то мы освободили, кого-то отдали в аренду. Если сразу внести большие изменения, могли бы и второе место в чемпионате не занять. - Но ведь президент клуба Игорь Суркис разрешил не пробиться в Лигу чемпионов. - Одно дело – разрешил, а другое – как ты сам будешь себя чувствовать, как болельщики отнесутся. Результат всегда висит на тренере. Я и сам чувствовал бы себя неуютно, если бы не стали вторыми. Я же под какие-то задачи приходил. А догнать Шахтер было почти невозможно. - При этом осенью Игорь Суркис говорил, что даже готов пожертвовать одним-двумя сезонами для строительства новой команды. - Он имел в виду омоложение команды, но чтобы результат не приносился в жертву. И мы сражались за каждое очко. Кроме того, теперь у нас есть ясная картина, кто из молодежи может составить конкуренцию игрокам основы. - Выступление Динамо во втором круге чемпионата – прелюдия к созданию той самой новой команды? - Мы хотим этого. Постоянного места в составе добился Кравец, Морозюк себя неплохо проявил, в отдельных матчах был неплох Мандзюк. Тарас Михалик раскрылся на месте центрального защитника, не только опорного хавбека может играть. Но нужно двигаться дальше. Команда должна быть стабильна. Мы укрепляем линию обороны. Возвратили Горана Саблича. Купили опорного полузащитника оборонительного плана Вукоевича. Появляются варианты, как еще можно использовать Юссуфа. Огромная потеря – Гусев. Нам явно не хватало его в финале Кубка. Олег еще месяца три не будет играть. Его может заменить Морозюк или даже Окодува. Кроме того, нам нужно увеличить габариты команды. Ведь по антропометрии мы уступали многим. Особенно, европейским командам. Теперь у нас есть Вукоевич, Саблич, Окодува, Кравец, Милевский, Юссуф. Так что при стандартных положениях мы должны иметь преимущество в воздухе. - Юрий Павлович, а можно ли было отказаться, например, от Несмачного, Марковича, Каддури и принципиально выпускать вместо них молодежь? - Я думаю, это неправильно. Всем молодым игрокам мы давали шанс. Они не превосходили Несмачного. Он хорошо играл, пока не получил травму. Каддури его неплохо заменил. Федорив был близок к тому, чтобы закрепиться на позиции левого защитника. Но он получил длительную дисквалификацию и больше месяца не играл. Федорив – единственный человек, которого не удалось ввести в состав. А Маркович был в резерве, но вышел на поле, потому что было много травмированных. - Игорь Суркис недавно признался, что вы считаете Артема Кравца будущей звездой. - Это талантливый игрок. Мы в обязательном порядке должны давать ему игровое время. Сколько его будет – зависит уже от Артема. Он нацелен на атаку, хорошо открывается, быстр, читает игру. Он настоящий острый форвард, таких сейчас мало. Кравец работает по индивидуальной программе как в физподготовке, так и в плане техники. - Ощущение, что вы ему симпатизируете. - Я увидел определенный талант, который может развиваться. Развить талант – задача любого тренера. А результат к Кравцу придет – не сегодня-завтра он будет забивать значительно больше. Самое главное, что он имеет голевые моменты, умеет создавать моменты для других. - Когда исчерпается кредит доверия к Александру Алиеву, у которого проблемы с режимом? - Молодежи свойственно совершать ошибки. Он подвел нас перед финалом Кубка. Но он очень строго наказан президентом. Это самый большой штраф, о котором я когда-либо слышал. Наверное, теперь у него мозги прочистятся. В футбол играют не так долго, и нужно все отдать, чтобы заработать деньги для семьи, имя сделать. Я думаю, он поймет это. Если бы у меня не было такой уверенности, я бы дал добро на его переход в другую команду – нет Алиева, ну и нет. - Вы для игроков только тренер или в чем-то отец? - Я должен принимать участие в их воспитании. Найти правильный путь, что-то подсказать. Хорошие футбольные качества без человеческих не дадут эффекта. - Чем отличается ментальность игроков вашего поколения и нынешних? - Раньше тренер имел больше рычагов воздействия на игроков. Сейчас они более независимы. Многие так думают: правда одна – только моя. Их не интересуют клубные дела, результат, а интересуют только контрактные обязательства со стороны клуба. - Считается, что футболисты зажрались, обнаглели, их развратили высокие зарплаты. - Ни в коем случае. Их профессия – это тяжелый труд. У них 10–12 лет на все про все. Нынешние игроки не должны повторить путь моего поколения – завершить карьеру и ничего не иметь за душой. Игрок должен быть обеспеченным человеком, ведь другой профессии у него нет. Никто не зажрался. Если есть востребованность профессии – значит она того стоит, гонорары будут только расти. Певец поет одну песню под фонограмму и получает $20–25 тыс. А игроку, чтобы заработать столько же, нужно приложить во сто раз больше физических усилий. - Большие деньги не убивают в молодых игроках желание прогрессировать? - Молодежи в Украине платят не так уж и много. Хотя бы по сравнению с Россией. Я получаю удовлетворение от того, как работают ребята в нашей второй команде. Они в высшей степени профессионалы. - И катастрофически не хотят уезжать в европейские клубы. - Просто нет достойных предложений. У человека здесь дом, друзья, он играет в хорошем чемпионате. Уезжать в посредственный клуб нет никакого смысла. Если ехать – так в топ-клуб. А в сильный клуб еще не заслужили, не хватило таланта. Но новые Шевченко и Воронины все равно будут появляться. - Почему тренеры с бывшего советского пространства не востребованы за рубежом? - (Смеется) Ну почему же, вот меня пригласили в Украину. Кто у нас выигрывал еврокубки – Лобановский, Ахалкаци да Газзаев. Лобановского, кстати, всюду звали... Дело в том, что у нас не было агентов. Мы не очень хорошо владели иностранными языками. Мы работали не с такими элитными игроками, как могли себе позволить Липпи и Капелло. У нас был один-два таланта, но не было команды, которая может победить в Лиге чемпионов. Я, кстати, считаю, что сейчас наш регион Лигу выиграть не может. - После ухода с поста президента московского Локомотива вы могли бы и вовсе завязать с футболом. Почему решили остаться? - Есть очень большой интерес каждый день выходить на тренировку с молодыми игроками, жить их жизнью. Мне очень приятно, когда прошел день, а игрок какой-то прием освоил лучше, тренировку хорошо провел. Я от этого удовольствие получаю. Пока есть азарт, нет смысла заканчивать. Это по обычным меркам я уже пенсионер. Вы посмотрите на Фергюсона – какой он энергичный человек и сколько у него новых идей. Ему 66 лет, а он все выигрывает и выигрывает. Я думаю, был бы жив-здоров Валерий Васильевич – он бы до сих пор работал. - В следующем году у России будет три команды в Лиге чемпионов. Украина застряла на цифре 2. - Я думаю, украинский чемпионат подтянется к российскому. Особенно, когда пройдет Евро-2012. Будут построены новые стадионы, футбол как на дрожжах вырастет. Улучшится инфраструктура – все улучшится. Сейчас Шахтер и Динамо ни в чем не уступают российским клубам, но многим командам не хватает финансовой стабильности. - Московские коллеги рассказали такую историю: в матче Спартака с Локомотивом вы крикнули своему защитнику: Бей в кость. Услышав это, спартаковец Николай Писарев едва ли с кулаками на вас не набросился. - Да в моем арсенале и выражения такого нет. Я никогда не приветствовал игру не по правилам, агрессию. В том эпизоде мяч ушел в аут, и я его придержал, чтобы мои игроки успели вернуться назад. А Писареву это не понравилось. - Говорят, у вас большая коллекция вин. - Да какая там большая... я – любитель... Для себя везу из-за рубежа. Уже больше трех сотен. Вино – оно же долго хранится. Оно как человек: как созрело, так нужно ему найти применение. Вот иной раз с друзьями находим. - Можете остаться жить в Украине? - Для этого нужно иметь веские основания и какую-то стабильность в работе. Хотя тренер и стабильность – вещи почти несовместимые. А Киев мне очень нравится. По-моему, он похорошел. Может, я просто лучше его узнал, потому что много гуляю. Нравится, что храмы почти все ухоженные. Много красивых зданий, рестораны очень хорошие. При этом в душе я москвич, а москвичу сложно куда-то переехать. - Вы отдых планируете по принципу чем меньше русских – тем лучше? - Знакомые находятся везде. Я даже не помню мест, чтобы кто-то не поприветствовал. Но это нормально: со мной поздоровались, я поздоровался. Попросил человек автограф – ради Бога. Это часть моей профессии. Если человеку хочется – почему не сделать для него доброе дело. Для меня сказать несколько приятных слов – не проблема.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять