Аршавин: Про интерес "Барселоны" сообщил Селюк

Не буду нагнетать страсти и ради красного словца писать о том, что мой собеседник находится в жуткой депрессии и полном отчаянии, сообщает FOOTBALL.UA. Не буду нагнетать страсти и ради красного словца писать о том, что мой собеседник находится в жуткой депрессии и полном отчаянии. Но тоска в глазах Аршавина в те моменты, когда речь заходила о его разговорах с президентом Барселоны или главным тренером Тоттенхэма, явно брала верх над привычным оптимизмом. СИТУАЦИЯ ЗАШЛА В ТУПИК - Вы смотрели когда-нибудь мыльные оперы? - Давно - в детстве еще. Смутно помню Рабыню Изауру, потом еще была Санта-Барбара... - И каково теперь почувствовать себя героем одной из них? - Наблюдать за мыльными операми гораздо проще и приятнее, чем участвовать самому. - В вашей еще много серий? Или она все-таки подходит к концу? - В моей... В этом сюжете ситуация зашла в тупик. Я очень хотел и по-прежнему хочу уехать, но клуб, который не хотел отпускать меня изначально, делает все возможное, чтобы такого не случилось. - "Все возможное" - это назначение очень высокой цены? - Прежде всего. Но не только. С Тоттенхэмом, например, просто не стали вступать в переговоры. Я понимаю, что стартовая цена англичан - 16 миллионов евро - не устраивала, но ведь стартовая и окончательная цены зачастую различаются очень сильно. - Давайте восстановим хронологию событий. Начнем с ситуации до Euro. Тогда ваша продажа была реальна? - До Euro мы несколько раз встречались с Александром Валерьевичем (президентом "Зенита" Дюковым. - Прим) в отеле Marriott в Москве, где я был на сборе национальной команды. Я ему, кстати, очень благодарен за то, что он приезжал сам - у меня в те дни возможности вырваться на встречи не было. Дюков каждый раз подчеркивал, что клуб крайне заинтересован во мне, я же все время говорил, что понимаю интересы Зенита, но очень хочу попробовать себя в другом, более сильном чемпионате. И попросил дать авторизацию Деннису Лахтеру - для того чтобы он занялся поисками клуба для меня. Такая авторизация на месяц была дана. Уже во время Euro позвонил Дмитрий Селюк, известный по работе в донецком Металлурге, и сообщил, что интерес ко мне проявляет Барселона. Он поинтересовался, сколько Зенит за меня хочет. На эту тему у нас был разговор еще с предыдущим президентом клуба, Сергеем Александровичем Фурсенко, и речь там шла о сумме порядка 12 - 15 миллионов евро. Поскольку Дюков объявил после прихода, что все обязательства предыдущего президента будут выполняться, я и назвал Селюку 15 миллионов. Он сказал, что это приемлемая цена и если мои личные условия устроят президента Барселоны Лапорту, который свяжется со мной, то каталонский клуб отправит Зениту официальное предложение. Лапорта позвонил мне, я рассказал ему, чего хочу и это президента Барсы вполне удовлетворило. На следующий день в Санкт-Петербург был отправлен факс с официальным предложением каталонского клуба. - Какого числа это случилось? - Сейчас уже точно не помню - или перед игрой со шведами, или сразу после нее. С ответом Зенит тянул около двух недель, но в итоге отправил официальный отказ - уже после Euro. В переговоры по сумме Барселона вступать не стала - она просто за те же деньги купила Глеба. В принципе Селюк сказал мне сразу - если Зенит не согласится, то каталонский клуб сделает предложение Глебу. - Если бы вы назвали Селюку сумму, условно говоря, 20 миллионов и каталонцы на нее пошли, сделка тоже не состоялась бы? - Думаю, нет. Да и не факт, что Барселона согласилась бы на более высокую цену - она явно хотела, что называется, подсуетиться и приобрести неплохой товар по приемлемой цене. Я это понимал, поэтому согласился с решением Зенита и не стал вступать в какую-либо полемику с клубом. Хотя дальнейшее развитие событий на трансферном рынке показало, что цена была не такой уж и маленькой. Если Роналдиньо стоит 18 миллионов евро, то о чем можно говорить? - После отказа Барселоне в прессе в связи с вами мелькали названия самых разных клубов... - То, что пишут в прессе, надо делить на десять. Да, мне звонили другие агенты и предлагали, в частности, итальянские клубы. Но я сразу сказал, что в Италию не поеду - мне это неинтересно. ЗА ГРАНИЦЕЙ ПОЛУЧАЛ БЫ МЕНЬШЕ - Челси тоже возникал на горизонте? - Со мной связывался по этому поводу Герман Ткаченко, и у него вроде бы были полномочия на переговоры. Но после того как Челси купил Деку, интерес к моей персоне у англичан, видимо, резко упал. Во всяком случае, до каких-то официальных шагов дело так и не дошло. - Зато появился Тоттенхэм? - К предложению Тоттенхэма я поначалу отнесся скептически. Но после того как позвонил сам Хуанде Рамос и рассказал о том, что они продают Робби Кина и он очень хочет видеть меня в своей команде, отношение изменилось. Когда в тебе заинтересован тренер, тем более такой известный и сильный тренер, это уже половина успеха будущего перехода. Да и то, как играет Тоттенхэм, мне нравится. Поэтому я дал предварительное согласие. Через некоторое время приезжал представитель английского клуба для обсуждения личных условий контракта - беседа много времени не заняла: мы договорились быстро. Да только моя трансферная цена к тому времени выросла. Не знаю, откуда взялась озвученная мне президентом Зенита сумма, но она очень велика. - В прессе называют разные цифры - от 25 до 30 миллионов евро. - Мне было сказано о 27 миллионах. Эта цена сразу всех отпугнула. Только Тоттенхэм отважился предложить пойти на переговоры. Но на данный момент ситуация не развивается. Мое желание уехать меньше не стало, но теперь остается верить только в чудо. Хотя я прекрасно понимаю - если не уеду сейчас, то не уеду, наверное, уже никогда.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять