Олег Винокуров: "Сейчас о футболе пишут и говорят все, кому не лень, кто угодно и что угодно"

Футбольный сезон закончился – самое время поразмышлять о месте в нем спортивной журналистики…

"Футбол бесконечно многогранен. Не счесть обогащающих его тренерских концепций, интересных задумок. Не счесть и блестящих футболистов, каждый из которых в силу своего уникального таланта предлагает собственный способ воплощения идей тренеров в жизнь. Не счесть, наконец, оценок и суждений, которые сопровождают и тех, и других на их пути. И оттого футбольная жизнь никогда не затихает и никогда не надоедает...".

Это цитата из книги "Наш мир – ФУТБОЛ", которую написали известные журналисты, футбольные обозреватели, москвичи – отец и сын Винокуровы. Они размышляют о самых ярких событиях мирового футбола, о выдающихся футболистах и тренерах, о сходстве и различии мастеров, между которыми пролегла не одна даже футбольная эпоха. Анализ сыгранных матчей, разбор конфликтов и коллизий, характеры игроков, их поведение на поле – обо всем этом написано ярко, энергично, порой с сарказмом. Всем, кто хочет вспомнить или узнать, "как все это было", советую разыскать эту книгу…

Вторая древнейшая, или Вначале было Слово!..

Думаю, интервью с авторами этой интересной книги, которое посвящено некоторым вопросам профессии спортивного журналиста, должно понравится читателям. Особенно тем, кто давно уже "держит зуб" на нашего брата за безликие газетные репортажи, докучливые телевизионные "страдания", непрофессиональный комментарий...

Я решил не делить авторов на отца и сына, а как бы обобщить образ собеседника: не обязательно ведь читателю знать, кто из отвечающих – Валерий, а кто Олег Винокуров –  они оба одинаково, "по уши", влюблены в футбол, великолепно в нем разбираются, и так профессиональны в своей журналистике, так одинаково видят окружающий мир, что совсем, наверное, и не обязательно знать, "кто из них кто". Тем более, что,  при желании, догадаться совсем не трудно…

Прессу вообще принято считать какой-то там по счету властью, а вот журналистику почему-то вообще – второй древнейшей профессией... Обидно как-то становится! Что вы думаете по этому поводу?

В 60-е годы, когда я еще только начинал публиковаться в "Советском спорте" и ее приложении – "Футбол", старшие коллеги дали почитать популярный в те годы американский бестселлер "Вторая древнейшая". Как литературное произведение он ничего особенного собой не представлял, но ясно было, что не без умысла меня, начинающего журналиста, решили с ним познакомить. Второй древнейшей профессией автор считал журналистику, что и доказывал трансформацией героя, который начал смело и независимо, но постепенно превратился в пишущего представителя уже первой древнейшей...

Так вот откуда это пошло! Но мне кажется, что вряд ли журналистика так уж разительно отличается от других сфер человеческой деятельности: физики Сахаровы, генералы Григоренко, журналисты Черноволы – так ли уж часто встречались они среди нас?..

Бесспорно. Но ведь именно люди, стоящие у истоков информации, как никто другие, могут влиять на умы своих читателей и слушателей. Недаром Сталин называл писателей, этих заложников системы, "инженерами человеческих душ" – первыми помощниками тогдашней идеологии! Но давайте лучше вернемся к нашей любимой спортивной журналистике, где тоже не все было так уж просто. В те 60-е "шестидесятниками", как теперь говорят, были далеко не все, но те из нас, кого так можно было бы назвать, жили и работали по принципу, сформулированному поэтом – делали себе карьеру тем, что не делали ее...

Или все-таки делали...

Другие делали. И таких было, к сожалению, большинство. А вы думаете, что сегодня все коренным образом изменилось? Как бы не так! Те же, кто не продавал свое перо под давлением свыше, как, естественно, и те, кто сам собой не торговал, страдали от власть имущих материально и морально, но зато получали самую большую компенсацию – уважение и любовь читателей...

Не хлебом единым?..

О деньгах в данном случае не будем, хотя журналистский заработок пусть и не сравним с заработком игрока (что, конечно же, правильно), но все равно позволяет ничем, кроме любимого дела, не заниматься...

Но мы о творчестве...

Времена, увы, изменились, а люди остались те же. Помню, как я долго переживал из-за первого абзаца, вычеркнутого из моей статьи редактором. Не потому, что было написано плохо, а потому, что не совпало с его точкой зрения. Редактор, к сожалению, даже в новые времена продолжал считать себя цензором... Потом, конечно, я привык. Но не смирился – то, что не позволяли написать в своем издании, старался опубликовать в других, действительно, независимых. А вот к чему привыкнуть не могу – так это к тому, как много вокруг людей, продолжающих делать нашу профессию второй древнейшей. Они сегодня стали еще циничнее, чем раньше. По-своему понимая свободу слова, некоторые из них откровенны и не скрывают своих меркантильных привязанностей, и вот-вот, того и гляди, с гордостью заявят: "Кто мне сегодня платит, того я и хвалю"…

Во времена молодости вашего отца так же гордо "клеймили позором" Пастернака,  до этого "клевали" Есенина и Маяковского, подписывали возмущенные, пышущие патриотическим жаром письма против "космополитов", замалчивали Галича и Высоцкого...

Только сегодня деньги подменили власть. Раньше ведь таким даже не надо было платить, достаточно было чуть-чуть попугать. Пригрозить, скажем, что не возьмут за границу!..

А ведь и в самом деле пугали, грозили, заставляли служить, продавать профессию за командировочные...

Конечно. А каким было давление на тех, кто отказывался считать нашу профессию второй древнейшей! Скажем, лучший баскетбольный обозреватель Анатолий Пинчук ни на одном чемпионате Европы и мира, ни на одной Олимпиаде так и не побывал. Как никогда не бывали на зарубежных стадионах Александр Вит и Аркадий Галинский. Зато один коллега, немногим старше меня по возрасту, по сей день гордится тем, что не пропустил за три с половиной десятка лет ни одного крупного футбольного соревнования. Употребляет он при этом слово "освещал"… Освещал, мол, эти соревнования, хотя правильнее было бы сказать "посещал", ибо при всем желании не могу вспомнить, какие такие интересные соображения и наблюдения он высказывал в своих материалах, кроме, понятно, описания голов, то есть, всего того, что видно на экранах телевизоров. Но это не его вина. Словесное творчество всегда давалось ему с трудом... Зато почти всегда он занимал какие-то должности и всегда – вот это самое печальное –  кому-то своим тупым пером служил, точнее – прислуживал.

Всегда ли можно написать то, что думаешь?..

Но не говорить того, во что не веришь, не только можно – необходимо! Если, конечно, и в самом деле, не признавать нашу профессию "второй древнейшей"…

Помню, как Аркадия Галинского, который обнародовал свое непонимание тактики Виктора Маслова в матче против "Селтика", выслали из Киева…

Это была инициатива самого Виктора Александровича, сумевшего убедить высокое начальство, в своей правоте. Правда, через несколько лет это же самое начальство, наплевав на прошлые договоренности, отправило в ту же Москву уже великого Маслова, так много сделавшего для "Динамо", Киева, Украины… Всего советского футбола, наконец!.. Неисповедимы пути начальственные!

Неужели с тех пор так ничего и не изменилось?..

Это кажется парадоксальным, но в наши свободные времена независимых, принципиальных, непродающихся журналистов стало значительно меньше, чем раньше, в застойные годы. Чем объяснить, что когда уже нет ЦК, КГБ, цензуры и всего прочего, что связывали мы с темным прошлым нашего общества, спортивная журналистика стала куда больше походить на "вторую древнейшую"? Как в таких случаях говорят – не выдержала испытания свободой...

Получается, что прежние мрачные времена на самом-то деле были все же чище нынешних?

Не все так мрачно: во все времена были люди, не желавшие кривить душой. Мне повезло застать людей, которых мой отец называл своими учителями, и я надеюсь, что вправе все-таки считать и себя их учеником.

Я даже догадываюсь о ком идет речь: Лев Филатов, Мартын Мержанов, Александр Вит, Аркадий Галинский...

Да, это были титаны спортивной журналистики! Мартын Иванович читал нам лекции, сурово и настойчиво... Александр Яковлевич действовал как бы от противного, с юмором оценивая наши промахи, ни на чем не настаивая, а надеясь на понимание и наше самосовершенствование. Лев Иванович же постоянно находился в гуще, в нашей среде, в деталях обсуждая наши задумки и промахи – с ним мы чувствовали себя на равных, хотя долго-долго и сравниться не могли в точности замыслов, исполнения и оценок...

Не знаю уж, что меня больше радует: то, что сын все-таки застал и успел познакомиться с некоторыми из них, или то, что мы получили возможность вместе освещать – не только посещать – чемпионаты мира и Европы, финалы еврокубков и прочие Уимблдоны и Холменколены... Чтобы не кривить душой, признаю, что второе для меня более радостно. Но, может быть, не случись первого, оно и приносило бы нам меньше удовлетворения, а возможно, и не позволило бы создать эту книгу. Почему? Да просто потому, что сын ведь мог, не испытав благотворного влияния этих прекрасных "стариков", пойти в творчестве иным путем. Мало ли я знаю его сверстников и даже более старших по возрасту, кто считает своим долгом сказать мне при встрече: "Вы – мой учитель", полагая, что такое признание греет мою душу… Но часто такие встречи становятся все более редкими, ибо жизнь показала, что не всеми учениками стоит гордиться. Иной раз читаю их опусы, написанные, впрочем, зачастую острым перышком, и горечь берет: помимо перышка, ничего-то и нет в этих опусах, даже краешком крыла не задела автора прилетевшая мысль...

А может быть даже и не горечь, а оторопь – ведь этим "перышком" зачастую водит по бумаге кем-то и чем-то оплаченный заказ?..

Вот именно! И тогда проклинаешь себя, что не ответил отказом на просьбу "почитать" молодому человеку, только что демобилизовавшемуся из армии и подошедшему к тебе на стадионе, или сотруднику многотиражки, или школьному учителю, пришедшему "исповедаться" в любви к футболу и, действительно, умеющим находить слова – что в разговоре, что в письме… Да, в начале всегда бывает Слово... Но Слово в нашей профессии – лишь инструмент или материал, из которого или с помощью которого надо построить нечто. Увы, сейчас в газетах и особенно на телевидении о футболе пишут и говорят все, кому не лень, кто угодно и что угодно…

Море слов, создающих пустоту...

Помню, как в первые месяцы моей журналистской работы отец часто повторял: "Не думай, будто один лишь тот факт, что ты работаешь в "Футболе", сразу делает тебя специалистом. Далеко не всегда профессиональный журналист разбирается в футболе лучше, чем повар, инженер или рабочий. Понимание ведь не от записи в трудовой книжке зависит. Не забывай о том, что твоя фамилия, появляющаяся на странице популярного издания, дает тебе авансом определенный авторитет – надо постоянно поддерживать его..."

Чем?

Теми соображениями и выводами, под которыми стоит фамилия автора, моя фамилия. Фамилия моего отца! Иначе ни повара, ни инженера, ни рабочего ничем не заставишь читать эти статьи... Мне кажется, что еще в юности я сразу же понял, что именно хотел сказать отец. И старался рассуждать как можно более скромно и взвешенно, не претендуя, скажем, на то, что с первых минут матча способен полностью разгадать любой тренерский замысел, и, не позволяя себе рубить с плеча, делать однозначные выводы, жирной чертой отделять черное от белого… Старался не забывать, что футбол – не точная наука, что каждый вывод нуждается в тщательном обосновании, что любое явление можно объяснить по-разному, и задача моя не в том, чтобы вынести окончательное заключение, а лишь в том, чтобы представить читателю наиболее веские аргументы. Только так – не навязывая точку зрения, а убеждая – можно переманить на свою сторону того самого повара, инженера или рабочего, которые, разумеется, прекрасно умеют мыслить самостоятельно и нуждаются не в вожде, а в толковом собеседнике.

Ну, с поваром, инженером и рабочим, положим, ясно, а журналистом ведь тоже нельзя стать, добросовестно выстояв очередь за дипломом – помню, раньше с гордостью носили на груди университетский "ромбик", или, как его называли, "поплавок"...

Для того, чтобы не потерять авторитет в глазах читателя, никогда нельзя оставаться довольным собой, нужно постоянно стремиться к творческому росту, а значит, как можно больше смотреть футбол, как можно больше читать и думать о нем, стараться копать и вглубь, и вширь, познавая его. Только знание позволяет тебе делать выводы. Увы, об этом многие забывают. Почему-то часто считают, что раз футбол – не точная наука, то, значит, и не наука вообще, следовательно, прекрасно разбираться в нем может каждый, кто любит его, смотрит или сам играет. Когда-то мы уже слышали о том, что кухарка может управлять государством...

Когда-то у меня был редактор, который считал, что спортивная журналистика – это даже не профессия...

Что поделаешь, вам не повезло в жизни... О футболе хотят писать все, но не всем удается делать это, одновременно ДУМАЯ о футболе. Как-то Лев Филатов сказал: "Журналисты делятся на тех, кто пишет, и тех, кто составляет тексты из слов..." Очень хотелось бы, чтобы читатели нас относили к первым.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять