Иван Яремчук: "Я ведь в "Динамо" душой команды был"

Один из самых популярных динамовцев звездного состава 80-х "поменял" футбол на казино. О своих приключениях и злоключениях рассказывает сам Иван Яремчук.

В 80-х ему не было равных на правом краю полузащиты киевского "Динамо" и сборной СССР. Иван Яремчук сыграл на двух чемпионатах мира, выиграл Кубок обладателей кубков и закончил карьеру футболиста в 36 лет. Мог играть и дальше, если бы у него не появилось другое увлечение — Яремчук стал играть в казино.

Новая страсть довела его едва ли не до крайности. Иван проиграл все, что было — квартиру, машину. Сейчас ночлег делит в двухкомнатной квартире с двумя молодыми девушками из Харькова. Сам ютится в одной комнате, во второй живут соседки. На наше предложение навестить его в этой квартире Яремчук отреагировал без восторга. Но после серии звонков с уговорами и очной встречи Иван таки согласился. Он встретил нас в спортивном костюме и футболке, на которой красовалось четыре буквы — СССР. Форму эту выдали ему на матч, посвященный 75-летию Никиты Симоняна.
Апартаменты оказались вполне приличными. К слову, квартира находится в центре Киева. Мы прошли в комнату Яремчука, где и состоялась большая часть нашей предельно откровенной беседы.

— Иван, сразу о главном. Вы еще ходите в казино?

— Хожу. Но уже вплотную подошел к решению, что с этим делом нужно завязывать. Вспоминаю "незлим тихим словом" тот вечер в 1991 году, когда я в Берлине, выступая за местный "Блау-Вайсс", впервые зашел в казино. Тогда сходу выиграл 2 тысячи марок. Новичкам ведь всегда везет. Подумал, блин, вот легкие деньги!

— Получается, самую вредную привычку в своей жизни вы приобрели благодаря карьере в Западной Европе?


— Да при чем здесь Западная Европа? Просто у меня такая натура. В Германии одному было скучно. Нужно было как-то убивать время. Деньги имелись. Куда еще заходить было? Вот так и затянуло…

— А когда вы "присели" уже конкретно?


— Свою карьеру я заканчивал в Полтаве. У "Ворсклы" тогда было хорошее финансирование. Выиграли по итогам чемпионата бронзовые медали — в прошлом году десятилетие этого достижения отмечали. Я бы в Полтаве, как Ваня Шарий, до 42 лет тоже играть мог. Но получил микротравму, поехал в Киев лечиться и в "Ворсклу" уже не вернулся — казино, девочки. И засосало...

— Когда вы продали свою квартиру?


— Четыре года назад. Нельзя сказать, что я ее проиграл в казино. Хотя там деньги спускал, одалживал, чтобы отыграться. Снова проигрывал. Накопил долги. Нужно было что-то предпринимать. Решил заняться бизнесом. Взял кредит в банке, открыл фирму. Увы, с бизнесом не сложилось. Рассчитываться вовремя по кредиту стало сложно. Побоялся, что квартиру заберут, вот и продал ее.

— После завершения карьеры вы ездили на джипе. Где он сейчас?


— Я много на чем ездил. А джип сейчас там же, где квартира — продал. Сегодня езжу на метро или такси.

— Правда, что за 15 лет проиграли в казино больше миллиона долларов?


— Да. И это отнюдь не предмет моей гордости.

— Сколько максимально "просаживали" за вечер?


— Наверное, 35 тысяч долларов. В этом виноват мой характер. Играя в футбол, я хотел только побеждать. Такими же категориями мыслю и за карточным столом. У меня нет стоп-крана — не умею вовремя выйти из игры. Отсюда и проблемы. Кстати, я не играю в рулетку. Предпочитаю покер. За пару недель января поднялся неплохо. Но по итогам прошлого года в серьезном минусе.

— Много должны?


— Немало. Около 50 тысяч долларов.

— И что вы собираетесь делать?


— Хочу вернуться в футбол. Были разговоры насчет того, чтобы я работал в селекционном департаменте киевского "Динамо".

Нужно будет более конкретно побеседовать по этому поводу с президентом клуба Игорем Суркисом или генеральным директором Резо Чохонелидзе.

— Когда мужчина снимает квартиру вместе с двумя молодыми девушками, это наводит на определенные размышления. По сколько лет соседкам и чем они занимаются?


— Ваши подозрения ошибочны. Во-первых, с соседками не имею никаких физических отношений. Во-вторых, они — не представительницы древнейшей профессии. Обычные девчонки. Предыстория их появления неоригинальна. До них я снимал квартиру на двоих с парнем из Херсона. Он, когда съезжал, попросил, чтобы они некоторые время пожили вместо него. Мы поладили и живем дружно. Одной соседке 24 года, а второй даже точно не знаю сколько.

— На девушек поглядываете так же, как раньше?


— Немного поостыл. Возраст уже не тот.

— С семьей не сложилось из-за походов в казино?


— Это была одна из, наверное, главных причин. Нашел женщину, жил с ней, но затем разошлись. Но у меня есть дочь — Лера Яремчук. С ее матерью, правда, в браке не состоял. Лера была чемпионкой Украины по синхронному плаванию, но сейчас закончила со спортом. Оформлял дочери документы, когда ей нужно было за границу ехать. Раньше вообще не виделись, сейчас же иногда встречаемся в кафе.

— Кстати, о кафе. Правда, что Валерий Лобановский вам прощал многие ночные похождения по ресторанам, потому что знал — вы не пьете?


— Да. Не пью и не курю. В детстве на одной из свадеб мне старшие ребята предложили выпить водки. Выпил. Так отравился, что до сих пор алкоголь не переношу. Поэтому в этом аспекте Валерий Васильевич был за меня действительно спокоен. Когда звали за стол, из уважения мог пригубить чуть-чуть шампанского, и все.

— Вы считались любимчиком Лобановского?


— Не думаю. Хотя он меня постоянно травил. Я ведь в "Динамо" душой команды был. А шутить он умел.

— Когда я с вами связывался по телефону, вы говорили, что играете в бильярд. Тоже на деньги?


— Здесь у меня долгов нет. Бильярд — это искусство. Правда, в последнее время уделяю ему не очень много времени. 10 лет назад я был призером чемпионата Украины. Выполнил норматив мастера спорта. Не так давно в Киеве проходил чемпионат мира по русскому бильярду, смотрел с интересом. Единственное, что не нравится, — когда играешь по 10 часов, ноги очень устают.

— Вы хоть стипендию как заслуженный спортсмен получаете?


— Пока еще не получал. Для этого нужно оформить кучу документов. Может, Роману Абрамовичу письмо написать, чтобы он мне финансово помог (смеется).

— Иван, вам удалось полностью реализовать себя на футбольном поле?


— Конечно, все могло сложиться лучше, если бы не та злополучная травма летом 1986 года на Кубке Сантьяго Бернабеу, когда в поединке с "Реалом" меня "сломал" Хорхе Вальдано. Причем игровая ситуация была безобидной, аргентинец ударил меня сзади возле боковой линии. В итоге на поле вышел через год. Вальдано, конечно, приходил ко мне в мадридскую клинику, извинялся. С ним был один из руководителей "Реала". Помню, часы позолоченные подарили. Сейчас бы они ого-го сколько стоили. Но эта травма, безусловно, сказалась на моей дальнейшей карьере.

— Слышал, как вас в Киев "командировали". Действительно с почетным эскортом — в наручниках в сопровождении конвоя?


— Да. Я отыграл 3 года в черкасском "Днепре". Затем меня пригласили в львовский СКА. Я уже собирался во Львов уезжать. Но, как оказалось, был на карандаше у тренерского штаба СКА "Киев". На свою голову приехал в Черкассы, получить отпускные. Команда тогда жила в гостинице "Спорт". Наверное, у армейцев там был свой информатор. Я только зашел в отель, поздоровался с ребятами, начал собирать вещи, слышу, заревели мигалки. Смотрю в окно, а там к гостинице машина подъезжает, из нее выскакивает какой-то военный чин в сопровождение автоматчиков. И эта бригада быстро чешет к входу. Сразу понял, что за мной. Решил бороться до конца. В конце коридора на нашем этаже был туалет. Я в него спрятался. Из-за двери, затаив дыхание, слышал, как меня ищут. Нашли. Для этого пришлось выбить дверь туалета. Еще и по лицу дали. Наручники надели и в машину. Помню, люди из гостиницы провожали меня удивленными взглядами.

— Было страшно?


— Конечно. Посадили меня в одиночную камеру. Сходу заявили, что будут судить за уклонение от воинской обязанности. В итоге я постового со слезами на глазах просил передать наставнику "Днепра" Виктору Степановичу Жилину, чтобы он меня "из плена" выручал. Естественно, все обошлось. Отрядили в спортроту. Пробыл там месяц, перевели в СКА. А за игрой армейцев следили тренеры "Динамо" Виктор Колотов, Анатолий Пузач и Михаил Коман. Думаю, кто-то из них меня Лобановскому и порекомендовал. А если бы уехал во Львов, еще неизвестно, как бы дальше моя футбольная судьба сложилась.

— А как обстояло дело с материальным стимулом? За победу в Кубке обладателей кубков сколько получили?


— Нормально. Нам дали по "волге". Вернее, продали их по государственной цене. За 15 тысяч рублей. Мы же их сразу перепродали по рыночной — по 30 тысяч. Получается, по "пятнашке" заработали.

— Тяжело было продать в середине 80-х "волгу" по рыночной цене?


— Нет, меня ведь и в криминальном мире знали. Сами подошли, предложили купить. По-моему, ни у кого из ребят не было в этом плане проблем — подпольных миллионеров у нас и в советское время хватало.

— Многие ваши одноклубники уехали в куда более именитые клубы. Александр Заваров — в "Ювентус", Алексей Михайличенко — в "Сампдорию". А вы перешли в скромный "Блау-Вайсс". Неужели у вас не было более серьезных предложений?


— Во-первых, тогда было куда тяжелее уехать в Европу, чем сейчас. Не было агентов, цивилизованный футбольный рынок находился в стадии формирования. Плюс нас, естественно, сильно передержали. Предложения о моей продаже поступали в "Динамо" еще в 1986 году. Но тогда уехать из Киева было нереально — "железный занавес" и так далее. Помню, "Динамо" сыграло в международном турнире, который проходил в Амстердаме. Ко мне подходили руководители команд-соперниц — и "Аякса", и "Порту". Предлагали хорошие условия. Я порекомендовал им обращаться в клуб. На этом история закончилась.

— Знаете, за сколько вас в 1991 году продали в "Блау-Вайсс"?


— Нет. Моему переходу поспособствовал один агент, наш бывший соотечественник. Я его звал Миша-теннисист. У него были планы для начала "засветить" меня в команде второй бундеслиги, а затем выгодно трудоустроить в более серьезный клуб. Помню, получал зарплату 10 тысяч марок в месяц. С бонусами до 15 тысяч доходило. Но проявить себя помешала травма мениска, которую я получил в конце сезона. Затем перешел в "Герту" — команды тренировались на одном стадионе. Прошел сборы, а потом порвал крестообразные связки. Хорошо, хоть операцию немцы оплатили. Год лечился. В итоге в Германии провел почти 3 года, но практически вхолостую.

— Удивились, узнав, что "Динамо" принимает Юрий Семин?


— Прихода нового наставника ожидал. Но, если честно, предполагал, что это будет один из известных зарубежных специалистов. Хотя своей работой в "Локомотиве" Семин доказал, что ему по плечу самые серьезные задачи. Вот только реальную оценку его работы даст выступление "Динамо" в Лиге чемпионов. Я с Юрием Павловичем, когда он приехал, немного пообщался на тренировочной базе в Конча-Заспе.

— Не было мысли вернуться в футбол в качестве агента?


— Была. Задумываюсь о том, чтобы сдать соответствующие экзамены и получить корочку лицензированного агента. Хотя этот рынок в Украине уже практически заполнен. Пробиться туда будет нелегко. Но что-то будем пробовать. Пора.

После окончания беседы уже в коридоре Яремчук съязвил: "Теперь для полного счастья осталось еще меня сфотографировать на толчке, с газетой". В это время из второй комнаты неожиданно выплыла его симпатичная соседка. Но фотографироваться вместе с Ваней отказалась наотрез. Дескать, не накрашена. Выходили мы из квартиры вместе с Яремчуком. Иван облачился в спортивную куртку и перекинул через плечо сумку с одеждой в прачечную. Садясь в такси, махнул на прощанье рукой и выдохнул: "Да все у меня нормально".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять