Сергей Парамонов: "Над секретом успеха украинцев ломает голову весь фехтовальный мир"

Так ужа сложилось, что многие страны мира своим победам в фехтовании обязаны украинским специалистам.

Для историка, социолога и теоретика спорта всемирные Олимпийские игры ни что иное, как потрясающий момент истины. За озарением следует новое озарение, становится вдруг сомнительным то, что прежде казалось закономерным и безусловным. Озарение не гарантирует нового понимания. Для понимания нужна особая работа, в первую очередь диалог, с людьми реально включенными в жизнь олимпийского спорта. В этом важном и непростом для меня разговоре  участвует Сергей Парамонов.

Досье. Сергей Владимирович Парамонов.Чемпион мира и призер Олимпийских игр по фехтованию, Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер Украины. В прошлом старший тренер шпажной сборной Союза.  Застуженный тренер СССР.  

Сергей Владимирович, если не секрет, как называлась ваша кандидатская диссертация?

Анализ подготовки сильнейших команд мира по фехтованию.

Отлично. Я назвал все ваши титулы?

По-моему, больше чем достаточно. Полный георгиевский кавалер…

Тогда – поехали! Конечно, меня в первую очередь интересует подоплека сенсационной Пекинской победы украинских фехтовальщиц. При этом мой интерес направлен в будущее. Важно понять, можно ли этот успех использовать как фактор дальнейшего развития фехтования. А может, не только фехтования. Но сначала – загадка. Начиная с Игр в Атланте украинские фехтовальщики неизменно остаются в числе успешных команд. При этом особыми ресурсами, богатством тренировочных баз, наше фехтование, увы, не обладает.

Честно говоря, над этой загадкой ломает голову весь фехтовальный мир. Как, при минимальных возможностях удается обеспечить постоянное воспроизводство спортсменов мирового класса. Наверное, сказывается сила традиции. Начиная с пятидесятых годов, тренеры и спортсмены Украины активнейшим образом участвовали в создании мощнейшей советской фехтовальной гвардии. Сложилась мощная теоретическая и методическая база, накоплен огромный опыт. Но дело не только в прошлом. Сегодня мы добиваемся наибольших успехов на уровне юношеского фехтования. В этом заслуга молодых талантливых тренеров. Тренер "золотой" сабельной команды Валерий Викторович Штурбабин. В маленьком Нетешине Хмельницкой области Штурбабин создал настоящую фехтовальную школу, и школа эта на протяжении последних десяти лет готовит чемпионов мира и Европы в классе юниоров и кадетов. Оттуда и две чемпионки Пекина Оля Харлан и Оля Жовнир. Вторая половинка золотой команды Лена Хомровая и Галя Пундик. из Одессы и Николаева. Там самоотверженно и с выдумкой работают тренеры  Скороход и Марченко.

Можно ли сделать на этом основании некоторый общий вывод. В современном развитии спорта особо важная фигура – тренер. Есть три персонажа: спортсмен, тренер и организатор-управленец. Наиболее значим тренер.

Я бы так категорично не заявлял. Все зависит от ситуации. Судите сами, фехтовальщики России – в числе лидеров мирового спорта. В подготовку олимпийской сборной "влиты" гигантские деньги. А в Пекине – неудача. Ошибки в комплектовании команд, в общей стратегии подготовки. И это ошибка не тренеров и спортсменов, это промахи организаторов.

Но все-таки первым фактором нашего олимпийского успеха Вы назвали умелую работу тренеров. Правда, согласитесь, здесь у нас не только большие достижения, но и самые большие потери. За рубеж уехали многие наши тренеры, носители опыта, профессионалы, обладающие бесценными практическими знаниями. Говорят, что в Нью Йорке и его окрестностях работает больше украинских тренеров, чем здесь, во всей стране!

Вполне возможно. Вспомним Пекин. Здесь первое в истории Японии "серебро" в рапире завоевал спортсмен, которого тренирует Олег Мацейчук. Командное "серебро" в соревнованиях на саблях добыто под руководством Юрия Гельмана. Оба выпускники Киевского института физкультуры, мои студенты. Ученица бывшего одесского тренера Аркадия Самойловича Бурдана Сэйда Джекобсон дважды была призером Олимпиад, и на этот раз  завоевала серебро в личных соревнованиях саблисток . Бурдан участвовал и в подготовке "бронзовой" команды США.

Остается криво улыбнуться и сказать, что Пекин – арена триумфа украинской школы фехтования. Ладно, тренеры уехали, но остались насиженные ими места, где фехтование популярно, в почете. Значит, нужно подготовить тренеров и заполнить пробелы. Вы назвали имена своих бывших студентов, ныне преуспевающих за рубежом. Есть физкультурные вузы, есть факультеты тренеров…
Ошибаетесь, Юрий Николаевич. В спортивно-педагогическом вузе тренера подготовить нельзя. Можно подготовить учителя спорта, учителя фехтования. Во многих школах Франции фехтование входит в число учебных дисциплин. Для этого педагогов готовить можно. Но одно дело организовать спортивный досуг, совсем другое тренировать спортсменов, ориентируясь на мировой уровень фехтования.

Итак, на помощь высшей школы нечего рассчитывать.

Почему же? Студентов можно обучить педагогическому делу. Еще можно развивать, – у самых настойчивых –  важные творческие способности. Понимать суть дела, осваивать мировую культуру фехтования, учиться размышлять. Теперь модно называть это профессиональными компетенциями. Но тренер будет выращивать себя потом. Сам, включившись в профессиональное сообщество.

Участвуя в семинарах по обмену опытом, обмениваясь информацией…

От всего этого толку мало. Нужна среда, где творится  спортивная подготовка.

Давно, в начале моей небольшой спортивной карьеры было три фехтовальных центра. Киев, Харьков, Львов. Мы соперничали, потом вместе тренировались на сборах, с нами дружно работали тренеры.

Но дальше, в разных условиях, по своему возникли другие фехтовальные регионы. На высокий уровень вывели запорожское фехтование Илья Эпштейн и Слава Франдзей,  одесскую школу создали Николай Голубятников и Аркадий Бурдан, сюрпризы преподносили днепропетровцы, дончане и закарпатцы. Тренеры высокого класса вырастают в высококлассной среде. Такой средой был мир сборной команды СССР. Тренировочные и предсоревновательные сборы продолжались 150 – 160 дней в году. На сбор вызывался первый состав команд и талантливые "молодые" со своими тренерами. Никто не организовывал мастер-классов и не проводил семинаров. Но возникала возможность особого ученичества. Работая рядом с тренерами – маэстро, Виталий Аркадьевым, Иваном Манаенко, Германом Бокуным, Львом Сайчуком, можно было "схватить", в чем суть и метод их творчества. Можно было что-то сделать со своим учеником здесь же конечно, уже по-своему. А что-то увезти в клюве. Как задание на дом.

Отличная схема. Но только она –  элитарная. В заветную творческую среду попадали единицы. Откуда же появились десятки, если не сотни отличных тренеров?

Не забывайте, что кроме тренировок сборной СССР  были тренировки сборных команд  ВЦСПС, ДСО профсоюзов, армии, "Динамо", сборных республик.  Пусть недолго, но регулярно  проходили тренировки сборных команд областей и городов.  Вот вам и профессиональная среда.

Только все это было. И всего этого в обозримом будущем не будет.

Должно быть что-то другое. Сейчас мне не важно что. Важен принцип. "Пустые" места должны быть заполнены новыми тренерами. Условие их роста – творческая среда.

Согласен. Так была устроена вся система советского спорта. Но почему-то в фехтовании профессиональная активность тренеров была особенно выраженной. Когда-то Дмитрий Оббариус, известный тренер украинских легкоатлетов и остроумный собеседник сказал, что фехтовальщики –  секта. Со своими особыми отношениями, правилами, обязательствами…

Не знаю. Если проблемой таких отношений вдруг заинтересуются психологи, им стоит исследовать особенности дружбы и соперничества украинских тренеров, работающих с борцами, тяжелоатлетами, боксерами.

Заметьте, вы называете виды спорта, в которых Украине удается стабильно оставаться на уровне олимпийских успехов. Но вернемся к фехтованию; мы все время возвращаемся к прошлому. Остались идеи, островки "среды", слава Богу, живы энтузиасты. А как Вам представляется будущее украинского фехтования? Такое, чтобы нынешние успехи фехтовальщиков хотя бы надежно воспроизводились?

Боюсь, что мое ответ Вас огорчит. Представим себе, что  все будет происходить так как сложилось. Но даже при внимательном отношении Спорткомитета к фехтованию, при умной организационной политике, которую ведет главный тренер Вадим Гуцайт никаких гарантий воспроизводства успехов нет. Не только потому, что борьба на мировой фехтовальной дорожке становится все острее. В фехтовальной борьбе особо велика роль случайностей, малых ошибок. Один укол может быть нанесен в любую сторону. Из одного такого укола в Пекине сборная России лишилась второй золотой медали. А при двух медалях никто бы не чихвостил тренеров и спортсменов за провал.

Согласен. Там, где велика роль Господина Случая, где не подлежат учету еще неизвестные факторы, эффективная управленческая деятельность особо сложна. Но она возможна. Существует и успешно используется метод управления проектами.

Я против  такого  утверждения. Надежное управление невозможно там, где появляются непредвиденные факторы. А в спорте эти факторы играют огромную, решающую роль. Никакое проектирование здесь не пройдет!. Большие или меньшие гарантии  дает использование избыточных ресурсов. Такими спортивными ресурсами обладал Советский Союз. Так был обеспечен успех олимпийского Китая. Проектирование может быть успешным в строительстве, в производстве. Но подготовка олимпийцев это не производство гаек. Вот вам пример из другой области борьбы. Настоящей, на смерть. Информационные возможности Пентагона и НАСа практически безграничны. Американцы могут с точностью до секунды организовать состыковку космических аппаратов на Марсе. Но они считали-пересчитывали и провалились, завязли в Ираке и Афганистане.

Отличный пример! Вы помните, на чем свихнулась кибернетика? Компьютер может сосчитать и смоделировать все что угодно. Но только не вес и значимость человеческих ценностей и ценностных установок отдельного человека. Прогнозы хода войны в Ираке и Афганистане пришлось спустить в унитаз.

Прогнозы или проекты?

Прогнозы. При прогнозировании предполагается, что могут быть учтены закономерности, тенденции, движущие силы, прошлый опыт. Так прогнозируется будущее. А для проектировщика будущее,  это то что складывается в результате реализации проектов. Продуманных, направленных в точно определенное место. Очень важна проектная команда, которая участвует не только в реализации проекта, но и в его создании. Нужен мониторинг, обеспечивающий быструю реакцию на неожиданные факторы  и обстоятельства. Согласитесь, что почти все прорывы в большом спорте сделали тренеры и организаторы, умеющие работать командно. Понимая друг друга, прислушиваясь друг к другу. Беря на себя личную ответственность.

В фехтовании – да. Но только определенное время и без гарантий на будущее.

Конечно, есть такое понятие "срок жизни команды" и "цикл жизни проекта".

Скажите, а существует ли статистика успешности управления проектами и управления проектными командами?

Некоторая статистика известна. Успешно действуют 60-70 процентов команд. Все зависит от того, как создавалась команда.

Мне кажется, что вы возводите проектирование в культ. Я готов согласиться с тем, что проектирование важный фактор в управлении развитием, может даже доминирующий. Но, поверьте, гарантий его применение не дает.

Да, сто процентный успех не гарантирован. Но другого метода управления  развитием пока не существует. Давайте подведем результаты наших размышлений. По-моему, кое что важное мы зафиксировали . И это "кое-что" полезно не только для нашего фехтования. Если олимпийская программа объявлена политически важным приоритетом развития спорта в Украине, куда денешься от управления развитием?  Наш диалог стоит продолжить.

Но при этом я  занимаю критическую позицию.

И слава Богу. Мы же  затеяли олимпийские размышления. А "размышление" предполагают столкновение разных мыслей. Истина рождается в споре. Если очень постараешься…

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять