Валерий Александров: "Пять медалей на Олимпиаде – это минимум, на что способна легкоатлетическая Украина"

Главный тренер сборной Украины по легкой атлетике в интервью "СПОРТглавреду" заявил, что пять олимпийских медалей не отражают реального потенциала вида спорта в нашей стране.

Пять олимпийских наград Пекина – золото, серебро и три бронзы – такого успеха украинская легкая атлетика не добивалась со времен чемпионата мира-97, когда наши атлеты выиграли два золота, четыре серебра и бронзу. Казалось, есть повод для радости. Но главный тренер сборной Украины, вице-президент Федерации легкой атлетики Валерий Александров относится к этим успехам сдержанно.

Валерий Федорович, на последней пресс-конференции вы задались вопросом, как же так получается, что чем хуже условия, тем больше медалей наши спортсмены берут на Олимпиаде. И не ответили…
Люди, завоевавшие медали Игр – волевые. Хотя лично я вижу в этом какую-то генетическую ценность украинского народа. Впрочем, хватит философствовать. Перейдем к делу. Во-первых, не стоит обрисовывать ситуацию в траурных тонах, мол, все вокруг валится. В легкой атлетике есть совершенно конкретные вещи. В городе Киеве в связи с реконструкцией НСК "Олимпийский" не осталось ни одной базы для подготовки. Как следствие, столичных спортсменов не было ни в одном из легкоатлетических финалов Олимпиады. Кроме Анастасии Рабченюк (бег 400 м с/б), которая, в общем-то, тоже не уроженка Киева. И тренер ее тоже не из столицы. Сюда Владимир Федорец приехал и купил себе квартиру после работы за рубежом. Поэтому заслуг многомиллионного Киева в успехах легкой атлетики – ноль.

Идем дальше. Где медали от такого огромного региона, как Днепропетровск? Тот же самый вопрос и с Харьковской областью. Получается, огромная часть Украины, где сохранились тренерские кадры и есть традиции, но нет баз для подготовки, остаются на обочине нашей легкой атлетики. Кроме того, вообще не поднят такой огромный пласт, как Западный регион, где нет ни одного (!) легкоатлетического стадиона и зимних помещений. Вот вам и резерв, за счет которого мы могли выиграть на Олимпиаде вместо пяти медалей минимум вдвое больше.

Я убежден, что пять наград – это минимум из того, что могла бы дать Украина в легкой атлетике. Мы заняли в медальном табеле о рангах десятое место, девятую позицию по очкам. Но наше реальное место – с третьего по шестое. Для этого нужно иметь минимум три-четыре золотых медали и порядка десяти-пятнадцати просто завоеванных наград. Но это возможно только в том случае, если наша молодежь будет готовиться хоть в приближенных к ведущим легкоатлетическим странам условиях.

Но даже если не упоминать о наших давних бедах, кажется, что в Пекине Украина могла взять еще несколько медалей…
Согласен. Мы имели потенцию минимум в десять человек за два гола до Олимпийских игр. Еще тогда было понятно, что если используем все наши возможности, в первую очередь, по тренерским кадрам, по материальному обеспечению, по домашним технологиям подготовки (тренажерные устройства, базы), то выйдем на уровень восьми-десяти медалей. Но на пути к Олимпиаде мы понесли потери по всем этим показателям. Политика государства к легкоатлетическому спорту была нормальной, выделено достаточно денег на подготовку. Но исключительно на подготовку, а не на реконструкцию баз. Впрочем, начинать такую работу за два года до начала Игр было бесполезно. Этим надо было заниматься пять-шесть лет назад. На тот момент поезд уже ушел.

Потому в течение двух лет из десятка выше упомянутых потенциальных призеров Олимпиады мы начали нести потери. К примеру, Ивана Гешко (бег 1500 м) мы потеряли из-за ограниченных возможностей в области методологии, современности оперативной диагностики и контроля, возможности повышения квалификации тренеров. Это громадная махина, слагающаяся не из одного-трех дней работы. Но травмировался ведь не только Гешко. В Пекине мы потеряли Демидюка (бег 110 м с/б). Будь в Украине клиника, способная ставить суперсовременную диагностику, этих потерь удалось бы избежать.

Да, у нас Центр спортивной медицины, у нас очень неплохая клиника в Национальном университете физвоспитания. Но они находятся на том же уровне, как и все остальное в Украине. Пошел, проверился – а диагноз неточный. Не потому, что там плохие врачи работают, а потому, что там инструментарий не тот. Да, аппаратура дорогостоящая, но если ее не будет, потери, о которых я вспоминал, будут продолжаться регулярно.

В область технологий я отнес бы и некоторые другие вещи. Возьмем такой дорогостоящий инструмент, как копья для метания или шесты для прыжков. Конечно, мы находимся в лучшем положении, чем гребцы или парусники, которым необходим целый комплекс инвентаря – весла, лодки, парусы. Мы не настолько зависимы от техобеспечения. Но то необходимое тоже нужно иметь. На всю Украину нужно хоть 100-150 шестов, 20-30 новых ям для приземления в год. Лишь тогда у нас начнут появляться классные шестовики, дома будет внутренняя конкуренция и будет выезд лучших из лучших для борьбы там. Но о каких высоких достижениях речь, если на территории Украины осталось две-три точки, культивирующих прыжки с шестом?

Если спорт высших достижений в нашем государстве – цель для поднятия имиджа страны, то должна существовать государственная система развития. Все те проблемы, о которых я говорил, должны быть решены раз и навсегда. Но беда вот в чем. Программы ведь пишут не только в секретариате Президента, Кабинете министров или Верховной Раде. Программы рождаются с движений партий. Партии идут на выборы, они идут в парламент и в своих программах несут идеи, согласно которым собирается дальше жить страна. К сожалению, в программе ни одной партии на прошедших выборах я не прочел ни слова о спорте высших достижений. Я не говорю вообще о спорте и здоровье нации – там обычно эта фраза упоминается и движение есть.

Раз таких программ не существует на уровне наших политических сил, тогда трудно говорить о том, что они появятся на государственном уровне. Такие вещи в умах наших политиков еще не родились. Я имею ввиду не тех, кто пришел из спорта в политику. Таких людей в нашем парламенте, к сожалению, еще очень мало. Речь о тех, кто обладает политической властью.

Не боитесь, что получится как всегда? Завершилась Олимпиада, все довольны количеством медалей и обещают помочь. О решении насущных проблем поговорят еще месяц-второй, а потом забудут где-то до 2011 года, когда начнется заключительный этап полготовки к Играм в Лондоне…
Действительно, так было всегда. А ведь команду, которая будет участвовать на Олимпиаде в Лондоне, нужно было начинать готовить еще четыре года назад. Мы эту работу вели и ведем. Новая команда уже сформирована. Ядро "лондонской" сборной мы привезли из Пекина. Но новая команда погружается в те же условия, о которых мы только что говорили. И если у нас сегодня есть 10-12 потенциальных олимпийских медалистов, то через четыре года, по пути растеряв то, что уже есть, мы опять сползем на две-три-четыре-пять медалей.

Давайте детальнее разберем выступление команды на Играх в Пекине. Во-первых, назовите поименно тех десять человек, которых расценивали в качестве потенциальных медалистов. Паламар, Степина (обе – прыжки в высоту), Петлюк (бег 800 м), Гешко, Блонская (семиборье)…
…плюс пять людей, завоевавших медали. Здесь не надо глубоко копать. Вы сами смотрите телетрансляции международных соревнований, видите, кто на что способен. "Спрятать" кого-то действительно перспективного невозможно. Но исходя из наших реалий, каждый к Олимпиаде подходил таким образом, что люди просто изнашивались. И это касается не только спортсменов, но и тренеров. Этот потенциал нужно беречь, над ним нужно работать.

Относительно Гешко все понятно – ему помешала проявить себя травма. Почему не проявила себя Татьяна Петлюк?
Таня была хорошо готова, но есть и соревновательные моменты. Петлюк непреднамеренно сбили в полуфинале. Это исключительный момент, за всю Олимпиаду я бы даже ни одного такого не вспомнил. Татьяну сбила Мария Мутола из Мозамбика по ходу движения за оставшиеся 120 метров до финиша. Наша бегунья едва удержалась на ногах, но при этом восстановиться было уже сложно – сбито дыхание, ритм. Как следствие, финишного рывка Татьяна сделать не смогла. В сложившейся ситуации она по определению не смогла вместиться в число тех трех девушек, которые попадали "автоматом" в финал.

Выйди Петлюк в решающий забег, в финале был бы уже совсем иной расклад. В таком случае, в решающем забеге у нас было бы две девушки. Забег сложился бы по-другому не только для нашей Юлии Кревсун, но и для всех остальных участниц. У нас были определенные тренерские задумки. Кенийкам бы не удалось так легко учинить свой расклад над всеми остальными. Но этот сбой привел к тому, что Юля оставалась одна, а тот темп, который предложили кенийки, был невыносимо тяжелый для той готовности, которую мы имели и для наших природных способностей в целом. Пробежать под мировой рекорд на Олимпиаде не всем дано. Тормозить надо было кениек, но в одиночку это сделать невозможно.

Так, как в беге на 1500 метров среди женщин, где украинок в финале было сразу три? Там ваши тактические задумки, кажется, сработали идеально…
Конечно. Тормозить – ведь не за майки хватать. На 800-метровке мы планировали на первом круге выйти вперед вдвоем и держать темп не в районе минуты, 54 секунд, а в диапазоне, например, 1.56. То есть держать соперниц позади, не дать им рвануть, а на финише уже кто сильней, тот и будет с медалью. Но для этого нужно иметь минимум две спортсменки, чтобы создать быстрый "караванчик" впереди, который перекрывает всем остальным дорогу. Чтобы его обогнать, нужно оббегать по дальнему кругу, терять темп и энергию. Не каждый спортсмен пойдет на это. В одиночку бегунья вынуждена принимать те условия, которые ей навязывают соперницы.

А что касается бега на 1500 метров, то мы понимали, что все соперницы "сторожили" Лищинскую. Ее долгие годы все знают, поэтому каждая соперница понимала, что Ира будет претенденткой на медаль. Тобиас для них была "темной лошадкой". Поэтому у нее не было другого тактического выхода, как стрелять издалека из-за спин всех остальных. К слову, одновременно наши девушки предприняли попытку борьбы за золото. Но мы ее отбросили ввиду того, что таким образом наверняка без медали останутся две наших девчонки, а гарантии в том, что третья обязательно победит, не было. А так можно было предполагать, что по крайней мере одна, а то и две награды будет наверняка. В рискованную аферу мы лезть не пожелали.

Если от Ирины Лищинской как от призера последнего чемпионата мира медали можно было ожидать, то о Наталье Тобиас, высшим достижением которой была победа на Всемирной Универсиаде, такого не скажешь…
Давайте вернемся к лету прошлого года. Наталия Тобиас весь год готовилась к выступлению на чемпионате мира на новой дистанции – 3000 м с препятствиями. И показатели там у Наташи были отличные, одни из самых высоких в мире. Поэтому мы рассчитывали, что в Осаке Тобиас будет в пятерке-шестерке. Чтобы взобраться выше, этой спортсменке не хватало техники преодоления препятствий, потому что за год поставить ее до мелочей нереально. Но в Японии с Наташей произошло несчастье. Во время преодоления барьера ее так бахнули о препятствие, так разбили об дорожку, что после этого Тобиас сказала, что к препятствиям не подойдет даже близко. Поэтому мы с личным тренером спортсменки приняли решение перевести ее в бег на 1500 метров.

К чему я веду? Если бы в прошлом году не было попытки ворваться на бег с препятствиями, а Наташа оставалась бы на "полторашке", в Осаке мы увидели бы ее в финале и увидели бы близко к пьедесталу. И тогда ее нынешнее достижение никого бы не удивляло. Единственное, что мы не могли предположить, что Тобиас сможет победить чемпионку мира Мариам Джамал из Бахрейна. Но Наташе получилось оббежать ее на самом финише.

Предположим, к выступлениям на Олимпиаде в беге на 1500 м допустили бы трио россиянок – Елену Соболеву, Татьяну Томашову и Юлию Фоменко – у которых были медальные амбиции. Тогда украинки тоже могли претендовать на две медали?
Давайте опять вернемся к прошлогоднему чемпионату мира. Тогда три вышеупомянутых россиянки бежали в финале. И забег был аналогичным олимпийскому. По результату, по бегу, по месту, занятому Лищинской. Не было только Тобиас, которая бежала 3000 м с препятствиями. К началу текущего сезона россиянки были готовы точно так же, как и в прошлом году. Не знаю, что они должны были сделать, чтобы существенно добавить в результатах.

Правда, не исключаю, что длительные нормальные отношения наших тренеров с российскими (мы ведь ввиду отсутствия надлежащей базы для подготовки постоянно готовимся на базе российской сборной в Кисловодске) привели к тому, что произошел бы сговор двух стран в погоне за золотой медалью. Шесть человек – это ведь половина финалисток! В такой ситуации были все основания подумать над тем, как наказать африканцев. А кто оказался бы первым на финише – один Бог знает. Но здесь степень риска была бы более оправданной.

Паламар и Степина на Олимпиаде показали все, на что способны на данный момент?
Да. Паламар в этом году как прыгала 1,99, так она и прыгнула на Олимпиаде. Теоретически Вита способна и на более высокие показатели. Но достичь их она не может не потому, что не хочет или плохо выполняла тренировочные программы. Проблема в том, что на протяжении нескольких лет Паламар ведет борьбу с типичными для всех высотниц травмами в области спины. Так вот, если бы спина позволяла Вите выполнять больший объем скоростно-силовой работы, то тогда можно было говорить, что она ехала бы бороться на уровне 2,05. Мы знали, что Паламар прыгать на уровне 1,99-2,01 готова. Но и она, находясь в секторе, понимала, что взяв 1,99, с 2,01 медали не возьмешь. Поэтому Вита выполнила программу-максимум и взяла то место, на которое была готова – пятое. Это тоже очень хорошо.

Вита Степина за последние три года пережила две операции на ахилловом сухожилье (еще одна типичная болезненная зона для прыгунов в высоту). Все что могла, она сделала. Для нынешнего состояния Степиной выход в финал – это тоже достижение.

Отмечу, что кроме двух Вит у нас в прыжках в высоту есть еще одна девочка – Люда Коваленко из Белой Церкви, которая была чемпионкой мира среди юниоров. Процесс ее подготовки сильно затянулся и это тоже связано с технологиями. Она не выросла до высот олимпизма и остановилась на уровне 1,95. Хочется верить, пока. В этом году в Белой Церкви закончили реконструкцию стадиона. Но необходимо время еще на установление ям. Пока это произойдет, девочка может как бросить спорт, так и начать расти. Но прогнозов здесь делать нельзя. Людмиле 22 года и Олимпиада в Пекине должна быть ее. Но сейчас мы уже ее почти потеряли на Игры в Лондоне. На данный момент нам нужно искать новых прыгуний 1990-91 годов рождения.

Не прогрессирует со времен победного для него чемпионата мира-2005 еще один прыгун в высоту Юрий Кримаренко…
Признаться, мы не рассчитывали, что Юрий в Пекине сможет побороться за медаль. Все очень просто: с 2005 года Кримаренко не провел ни одного соревнования хотя бы на уровне 2,30. Ни одного! А все его конкуренты, которых он обыграл в 2005-м, прыгали на уровне 2,34-2,38. Это разве фантастика должна была быть, чтобы два года не прыгая на серьезную высоту, Юрий на Олимпиаде взял 2,36-2,38. С Кримаренко мы вели серьезную подготовку, но он так и не вышел на свой оптимальный уровень. В первую очередь потому, что у Юрия разрыв крестообразных связок на колене. Фактически спортсмен оттягивал операцию лишь потому, чтобы стартовать на Олимпиаде. И лишь теперь Юрий ляжет на операционный стол. Мы даже не знаем, где будет проводиться операция. Вернется ли Кримаренко в спорт? Неизвестно. Все будет зависеть от того, какого качества искусственную связку ему поставят.

Немного расстроил нас еще один высотник – 22-летний Александр Нартов. Сверх результатов мы от него не ожидали. Надеялись только, что он выйдет на свой уровень и прыгнет в районе 2,30. Но не получилось. Но ничего, у молодых спортсменов такие срывы бывают. У них еще все впереди, они успеют исправиться. Гораздо обиднее, когда проваливаются опытные атлеты.

Если можно так выразиться, самой простой легкоатлетической наградой сборной Украины стала бронза шестовика Дениса Юрченко. Почему, взяв с первой попытки 5,70 и обеспечив себе бронзу, Денис отказался от борьбы за более высокие места?
Для Дениса это третья Олимпиада, он очень опытный спортсмен и знает, что и в какой ситуации нужно делать. Прошедшей зимой он имел результаты на уровне 5,75. Это учитывая, что он уже не первой молодости и свежести. Юрченко в этот раз не форсировал свою зимнюю подготовку, осторожничал он и в подготовке в прошлом году. Все потому, что количество травм накопилось огромное. Зато на это лето Денис вышел на результаты уровня 5,80 и даже штурмовал шесть метров. Для этого нужно было освоить новый шест, более жесткий. За одну тренировку такие вещи не делаются. Понятное дело, для выхода на такой уровень Юрченко потратил несколько месяцев. И когда появились результаты, все мы поняли, что Денис может взять олимпийскую медаль.

А почему он в Пекине не полез на высоту, которую уже покорял в этом году, то есть 5,83-5,85? Это говорит об умной голове Юрченко. Эту шахматную партию Денис разыграл до того, как в секторе разыгрались медали. Он видел прыгунов, он знал, кто на что готов, он знал, что два спортсмена имеют результаты под шесть метров и если надо, прыгнут шесть метров. А он к этому не готов. Поэтому Юрченко рискнул и сконцентрировал свои усилия на том, чтобы взять 5,70 с первой попытки. Застолбив себе третью текущую позицию, Денис стал наблюдать, как соперники прыгнут 5,75. А оппоненты взяли и дрогнули. Этим наш спортсмен всех и переиграл.

В футболе ведь никого не интересует, из какого ты положения забил мяч в "девятку", правда? Главное, что ты его забил. Так же и Юрченко. Он остановился на завоеванной медали и не полез в борьбу за золото и серебро, хотя, возможно и установил бы личный рекорд, взяв 5,90. Но большой вопрос, получилось бы что-то из того риска или нет. Прагматизм Юрченко понятен: то количество болячек, что он перенес, могло привести к полному травматизму после выступления на пекинской Олимпиаде. Кому хочется уходить с бронзовой медалью, но искалеченным?

Вообще, сколько нужно времени, чтобы в Украине опять появился человек, способный прыгать на уровне шести метров?
25-летний дончанин Максим Мазурик уже готов к таким показателям. Он блестяще провел прошлый сезон, хорошо выступил на чемпионате мира в Осаке. Потом был приличный зимний сезон. В этом году Максим прыгал 5,80 в Киеве на Майдане Незалежности. А потом его спортивная форма начала рассыпаться. Но это уже дело методики. Мазурик еще молодой спортсмен, и его тренер тоже неопытен. Их время еще не пришло.
Опытный Юрий Билоног завершил карьеру на шестом олимпийском месте. Учитывая его результаты в последние два года, кажется, это даже выше, чем ожидалось…
Не выше, а как раз в точку. Мы с Юрой еще в прошлом году говорили на чемпионате Украины в Донецке. Я спросил Билонога: "Юра, ты потянешь еще один сезон или нет?" "Потяну, конечно" - ответил. "Юра, а не получится так, что ты калекой из спорта уйдешь, черт побери? О жизни подумай, что только за медали бороться?" Билоног ответил: "Не волнуйтесь, Федорыч, я буду так тренироваться, чтобы остаться здоровым отцом своих детей, но за место в олимпийском финале еще поборюсь".
Мы поняли, что это реально. Пять-шесть человек в мире толкают ядро на уровне 21-го метра. Кто-то прибавит, а кто-то, не исключено, убавит. Так и произошло. Пять участников финала были на уровне 21-го метра. Поляк Томаш Маевски резко прорвался и от всех ушел вперед, применив тактику того же Билонога, использованную на прошлой Олимпиаде – первая попытка за 21 и американцы посыпались. А Юра выступил на своем нынешнем максимуме и остался жив-здоров. На сегодня Билоног мне видится как политик. У него взвешенная система жизни. Юра – это эпоха. Такая же, какой до него был Саша Багач, но он, к сожалению, пострадал из-за допинга. До Саши был олимпийский чемпион Киселев…

То есть, из периода в период в украинском толкании ядра наблюдается преемственность поколений. Надеемся, после Билонога наступит эпоха Андрея Семенова. Этот 24-летний мальчишка из Одессы уже в Пекине чуть-чуть не попал в финал. Стал тринадцатым, недотолкав до 12-го места всего сантиметра! Иными словами, на данный момент у нас остается два классных толкателя ядра. Билоног сразу не уйдет, этого даже врачи не советуют. А рядом с ним будет расти и Андрей. Семенов и сейчас способен толкать за 21 метр, а до следующей Олимпиады – сам Бог велел. Только надо ставить технику, иметь тренажеры, манеж. Тогда он будет расти быстро. В противном случае, этот процесс будет длительным, а соперники ворвутся в элиту мгновенно.

Метательница диска Елена Антонова выиграла бронзу со скромным показателем 62,59 метра. К примеру, на Олимпиаде в Афинах она была пятой с результатом 65,75. Ожидали, что такой результат может быть медальным?
Скажу вам откровенно, что еще в прошлом году мы определили ряд видов, где к Олимпиаде высоких результатов не ожидалось. В первую очередь, это женский диск. Потом – семиборье.. Я сразу сказал, что после ухода лидера, шведки Каролины Клюфт, которая показывала результаты выше 7000, никто выше 6700-6800 "прыгнуть" не сможет. Третий вид – мужская длина, где ослабли вторая-четвертая позиции в мире. Также не предполагалось мощных результатов на женской 800-метровке. Но в конце 2007 года кенийка-юниорка ворвалась в элиту мирового спорта и закрутила всех за собой вслед и своим мировым рекордом потащила результаты вверх. События на Играх показали, что мы не ошиблись.

Так вот, десятку претендентов на награды мы составляли не "на авось" или на перспективу, а исходя из наличия результатов, которые уже имелись. В женском метании диска у нас было две молодые спортсменки, способные бороться в Пекине за медали –Катерина Карсак и Наталия Фокина. Но молодые накала борьбы не выдержали, а опытная Лена Антонова метнула на своем обычном уровне и взяла бронзу. Конечно, личный рекорд Елены выше и с ним она могла претендовать на золото. Но, во-первых, с годами в человеческом организме что-то меняется. Во-вторых, пекинское "Птичье гнездо" не способствовало высоким результатам в метании диска. В мужских соревнованиях дискоболов ведь тоже показатели победителей были средними. Там, видимо, существует небольшая воздушная яма. Если полету копья это не мешало, то диск на главном стадионе Олимпиады метать не так просто. На "Птичьем гнезде" ведь практически нет сквозняков, а диск требует высокой аэродинамики. Впрочем, это так, предположение.

Поговорим о нашей олимпийской чемпионке Наталии Добрынской. Она побила пять из семи личных рекордов, но говорит, что могла выступить еще лучше, если бы в Пекин взяли ее личного тренера Дмитрия Полякова…
Так многие говорят. Причем, когда выигрывают медали. Когда медалей нет, вопрос отсутствия личного тренера никто не подымает. Со своей стороны могу добавить, что система выезда на Олимпийские игры была и есть жесткой. Сначала нужно выйти и завоевать медаль, тогда твой тренер будет постоянно рядом. Ведь в команде куча тренеров, которые уже доказали свое умение раньше Дмитрия Полякова. Теперь это сделал он и дорога в сборную для Дмитрия открыта.

Валерий Федорович, вы лично ожидали от Добрынской таких блестящих показателей?
Да. По уровню одаренности, своего таланта, эта спортсменка подавала большие надежды. Давно было понятно, что Добрынская вот-вот должна стать одной из сильнейших семиборок в мире. К примеру, еще в прошлом году Наташа толкала ядро за 16 метров в многоборье. А зимой или весной, когда она выступала исключительно в секторе ядровиков, мы видели, что толкнуть за 17 метров ей ничего не стоит. Больше всего мы боялись за барьерный бег, за прыжок в длину, метание копья. Но та огромная работа, что была проделана во время подготовки, принесла плоды.

По вашему мнению, Добрынская способна стать таким лидером в семиборье, которым недавно была Каролина Клюфт?
Естественно, удержаться наверху всегда сложнее, чем взойти туда. Но у Добрынской есть для этого все шансы. Она только вышла на серию личных рекордов и теперь должна на этом уровне стабилизироваться. Правда, иногда Наташа может проваливаться в метании копья и прыжках в длину (всякое бывает – ветер, разные попытки). Но запас прочности у нее очень большой. Считаю, с ним можно выходить на суперрезультат в 7000 очков. Но ни в коем случае Добрынской и Полякову следующий год не надо делать разгрузочным. Если это произойдет, они сразу обвалятся на низ.

Но не думаю, что они так поступят. Потому что и Наталия, и Дмитрий очень амбициозны относительно достижения результата, как и все чемпионы, очень колючие по характеру, трудны в общении. Это нормально. Я Наташе сказал: "Огонь ты прошла, воду тоже. Самое трудное – медные трубы". Выдержит испытание славой – будет выдающейся спортсменкой. Но если начнет чувствовать себя самой хорошей, самой лучшей в мире, то быстро упадет вниз. Ведь есть человек 15-20 на планете, которые усердно готовятся, чтобы тебя обыграть. Не зря у Александра Македонского был друг, который будил его словами: "Вставай, простой человек земли".

Знаю, что вам не очень хочется говорить на эту тему, и все же нельзя не зацепить скандальной истории с Людмилой Блонской. Само ее продолжение наталкивает на мысль: может не стоит в дальнейшем доверять мужу тренировать супругу? Негативных примеров в украинской спортивной практике было уже достаточно. Специалисты объясняют это просто: когда идет работа на результат, чересчур тесные отношения часто перерастают в нездоровые…
Вопрос доверять или нет – двойной. Первое – если это семейная пара, то никто, ни один уровень власти не сможет заставить их вынести другое решение. Можно только все потерять. Второе. В начале 2006 года мы все вместе радовались, когда Люда выиграла чемпионат мира в закрытых помещениях в Москве. Мы радовались успехам спортсменки и уже начали верить Сергею Блонскому. И я тоже ему поверил. Потом Блонская выиграла серебро чемпионата мира в Осаке. Иными словами, было видно, что пусть и со спортсменкой высокого уровня, но Сергей становится классным тренером.

Но когда произошла эта катастрофическая ситуация, возникла другая история. Сейчас выскажу исключительно свое мнение, так как до того у меня такого права не было. Мне кажется, что Сергею не хватило образованности в вопросе фармакологии. Не потому, что он не хотел – так сложилась его судьба. Он был в сборной Украины длительное время, потом был в составе тренерской группы, работающей с многоборцами. Но как молодой тренер. Ему надо было учиться. Но у него уже была спортсменка уровня первых номеров. Учиться, по-видимому, не очень хотелось. Вторая сторона – надо было иметь наше образование, проучиться четыре-пять лет и закончить Институт физической культуры. У Сергея ведь было только экономическое образование. Да, иногда с таким образованием люди становятся великими тренерами. Но для этого требуется значительный период времени, знание физиологических приемов, принципов.

Ведь на чем провалились Блонские? На незнании того, что применили. Я уверен в этом. Допущена катастрофическая ошибка. Сергею все хотелось делать самому и это можно понять – жена, как ни как. Скандалы – вопрос второй. Но нужно для начала обладать знаниями в области медицины, биохимии и в других областях. Нарочно этого никто из них не сделал. Люда понимала, что второй позитивный допинг-тест – катастрофа всей ее карьеры. А Сергею зачем это делать? Он мог заработать серьезные деньги. Зачем ему было кормить супругу дерьмом, которое может пойматься?

Очевидно, что это ошибка от недообразованности. Образовывать его – дело целой государственной системы. Таких тренеров как Блонский в стране растет много. Только нашел ученика – и сразу в сборной. По моему мнению, специалист, впервые кого-то подготовивший в национальную команду, должен получить официальное звание тренера-стажера. Он должен знать, что в течение года должен написать пару рефератов. Не для того, чтобы я их почитал, а для того, чтобы заставить его покопаться в литературе, посидеть в библиотеках. Потом молодой специалист должен сдать экзамен. У нас есть целая система, как это сделать, но она неприменима, потому что у нас нет соответствующих рычагов.

Конечно, произошедшее с Блонскими – большая трагедия семьи, которая и до того была недостаточно прочной. Я знал об этом, но это уже не наше дело, потому никогда в него не лез.

Получается, из-за допинга Украина теряет медали уже две Олимпиады подряд. На Играх в Пекине мы так и вовсе стали рекордсменом по допингу. До того не менее резонансным было дело лучшего украинского боксера Силлаха. Речь стоит вести о тенденции…
То, о чем я вам сказал вам выше и есть тенденция. Тенденция в образовании. Надо иметь мощный центр по реабилитации. В это понятие должны входить система медицинской подготовки тренеров и врачей, система применения средств реабилитации, система спортивной травматологии. Это огромная лаборатория, обладающая диагностикой, специалистами, в том числе в области фармакологии, биохимии, биологии. Имея такой медико-биологический, методический, травматологический блок, можно вести подготовку тренеров. Но, повторюсь, обучение должно вестись блоком, а не вразброс. И таких ошибок было бы намного меньше. А еще избежим потерь таких, как с Иваном Гешко. Ведь потеря Гешко для страны не менее ощутима, чем дисквалификация Блонской. Как в одном, так и во втором случае речь велась о реальных претендентах на олимпийское золото.

Гешко уже не вернется в спорт?
Возможно, еще удастся его восстановить. Но возраст Ивана уже не 20, а 30 лет.

По вашему мнению, допинговые проблемы у нас возникают из-за недостаточной образованности тренеров. Но ведь наставник тяжелоатлета Игоря Разоренова Юрий Кучинов, в отличие от Сергея Блонского, человек опытный, подготовивший не одного сильного атлета. И тут его подопечного ловят на таком общеизвестном запрещенном препарате, как нандролон…
Знаете, мне сложно судить даже о пробе Блонской, что там и с чем залетело. Они, наверное, сами не могут в этом разобраться. Сегодня существует огромное количество препаратов, которые необходимо применять для восстановления спортсмена. Мне кажется, что и в одном, во втором случаях запрещенный препарат был одним из компонентов каких-то, на первый взгляд, дозволенных комплексов. Иначе в тяжелой атлетике тоже такой глупости не произошло бы. Повторюсь, нужна лаборатория, которая должна дать четкие указания: это можно применять, а это нельзя ни в коем случае. Но для начала препарат нужно детально исследовать, прокрутить его в допинговой лаборатории, разложить по компонентам.

Но это одна сторона. Есть и другая, более сложная. На протяжении двух лет мы не могли приобрести нормальные, разрешенные препараты только потому, что они не лицензированы в Украине. Мы просто не имеем права их приобретать согласно нашей законодательной базе! А Минздрав и не собирается их лицензировать. Они думают о миллионах народа. А кому нужна небольшая кучка людей, которым этот препарат необходим? Нам что контрабандой надо заниматься, что ли? А так и получается, что кто-то этой контрабандой занимается или покупает фармакологию, находясь за рубежом.

Нам нужна мощная лабораторная группа, которая имела бы право на покупку любого препарата и дома, и за границей. Но это дорого стоит. Сколько у нас спортсменов высокого класса? Ну, 500. Кто будет создавать для них специальное агентство? Такие вещи могут себе позволить мощные страны калибра США, Канады. Но они, извините, выпускают препараты не под наших легкоатлетов, а под американский футбол, под бейсбол. А там другие правила игры. И в этих правилах многое разрешено. И чтобы разобраться, что из этого обилия медикаментов можно принимать, а что нет, нужны квалифицированные специалисты, коими по определению тренеры быть не могут.

О внутренних допинг-лабораториях интересное мнение высказал призер Олимпиады в Пекине по прыжкам в высоту Ярослав Рыбаков из России. Он заявляет, что все результаты внутренних проб скрываются от общественности…
Не знаю, на кого в России обиделся Ярослав. У них в стране лаборатория достаточно мощная. Могу сказать, что кроме того, что пробы берут свои, есть еще и зарубежные допинг-лаборатории. WADA проверяет всех без перебору и никому спуску не дает. Там никаких подлогов быть не может. Поэтому Рыбаков вряд ли прав. Это какая-то другая игра. У России было слишком много допинговых скандалов до Олимпиады. Наверное, заявления Рыбакова на то и нацелены, чтобы кого-то открыто покритиковать. Там или сговоры какие-то, или деньги большие замешаны. Видимо, что-то перед Олимпиадой было "закручено", а в самый неудобный момент лопнуло.

Вообще, в мировом спорте существует правило, согласно которому федерация вида спорта страны, от которой три человека в течение года попались на допинге, дисквалифицируется из всех соревнований на год…
Это в других видах спорта. В легкой атлетике громадные команды. У нас на Олимпиаде было 70 участников, у России – 120, у США – 130. Более десяти стран привезли в Пекин по 50 атлетов и более. Все понимают, что уследить и проконтролировать такие большие команды невозможно. Это не десять весовых категорий или гимнастическая команда из семи человек. Мы везем по три лучших спортсмена на один вид. А если дома эти три отбираются из десяти? Возможно, проконтролировать их всех сразу?

В заключение хотелось бы задать вопрос на перспективу. В прошлом году в Ялте проводился Кубок Европы по легкоатлетическим метаниям. Когда соревнований подобного масштаба и выше по легкой атлетике Украине можно ожидать снова?
Мы сделали очень много для того, чтобы после футбольного Евро-2012 в Киеве состоялся чемпионат Европы по легкой атлетике. Нам пошли на встречу. Даже Федерация футбола Украины, за что им большое спасибо. Представители спорта №1 вполне могли стать в позу и я бы их понимал. Ведь построить чисто футбольный стадион дешевле и быстрее, чем арену с легкой атлетикой внутри. Но ФФУ нас поняла и наш вид спорта не отторгла. Поддержали нас и на правительственном уровне. Кроме того, на следующий год мы опять планируем провести Кубок Европы по многоборьям, но уже в Суперлиге, тоже в Ялте. Также на повестке дня стоит наше желание провести чемпионаты Европы и мира среди юниоров в Донецке. Но там тоже пока не завершена реконструкция запасных площадей.

Но если по большому счету, пригласить ничего серьезного Украина к себе не может, потому что здесь нет ни одной стандартной базы. Ни одной в стране! Раньше был НСК "Олимпийский", но к нему не было разминочных полей. А без разминочных полей даже на чемпионат Европы претендовать нельзя. Надеюсь, в проекте реконструкции стадиона и окрестностей этот момент будет учтен.

Вместе с тем сейчас идут дискуссии относительно львовского стадиона для Евро-2012 – быть ему чисто футбольным либо с легкоатлетической начинкой…
Мы посещали Львов. Львовская база по подготовке к Олимпиаде в Лондоне – это моя человеческая мечта! Стадион Львовского института физкультуры расположен в классном месте, они не распорошили земли вокруг стадиона, как происходило во многих других городах. Получается, национальная сборная приехала раз в году, отработала свои два-три месяца, а все остальное время база была бы в распоряжении студентов инфиза. Она никогда не будет пустовать. Кроме того, учитывая тот факт, что на Западной Украине нет ни одного легкоатлетического стадиона, с появлением такового во Львове у нас наконец появилась бы возможность проводить региональные чемпионаты Украины с дальнейшим суперфиналом всех сильнейших.

И ректор института, и мер Львова Андрей Садовый поддерживают идею строительства как стадиона, так и легкоатлетического манежа. Но вопрос в деньгах. В строительстве футбольной арены заинтересовано множество спонсоров, а легкоатлетическая никому не нужна. Выделить деньги с городского бюджета тоже непросто. Но, надеемся, этот вопрос как-то будет решен. Повторюсь, Львов идеальное место для подготовки к лондонской Олимпиаде. В Ялте к ней готовиться нельзя. Можно, но на две медали, ведь климатические условия в Крыму не те, что в британской столице.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять