Джон Керр: "Шинейд – ангел, спаситель, а я… просто бомж!"

Если бы в мире фигурного катания вручали "Оскар" в номинации "Самые обаятельные и позитивные", то он стабильно уходил бы к сестре и брату Керр.

Многократные чемпионы Великобритании в танцах на льду, бронзовые призеры чемпионата Европы-2009 шотландцы Шинейд и Джон умеют покорять и зрителей, и судей. Если, глядя на их выступления, вам кажется, что они и в жизни такие же открытые и легкие в общении, можете себя поздравить – интуиция вас не подводит, ибо такие они и есть. Каждый новый танец будет не таким, как прошлый, они делают все, чтобы не быть похожими на других. Когда Керры танцуют на соревнованиях, ни у кого из зрителей не возникает сомнения в том, что Шинейд и Джон делают это для них. Они уже начали олимпийский сезон двумя победами: на соревнованиях в Шеффилде и на прошлой неделе в финском городе Вантаа, и, скорее всего, этим не ограничатся.

Это ваше второе "золото" на турнире Финляндия Трофи. Было ли это легко?

Шинейд
: Это никогда не бывает легко. Соревнуясь, ты каждый раз хочешь выступить как можно лучше. И если это не получается, то ты и злишься на себя, и нервничаешь, потому что хочешь иного. Для нас не важно, с кем соревноваться, важно то, что мы сами сделали. Так что мы переживаем каждый раз.

Джон: Например, как было на этом турнире с оригинальным танцем. Это был не лучший наш прокат. Не важно, стал ли ты первым или вторым, имеет значение то, как ты выступил. Если хорошо – ты счастлив, если плохо – нет. Результат не настолько важен для нас.
Но сейчас вы счастливы?

Ш и Д
: Да!

Ш: Я не была счастлива вчера, но сегодня я счастлива!

Похоже, вам нравится Финляндия Трофи, вы ведь приезжаете сюда уже второй раз.

Д
: Совершенно верно. В прошлом сезоне он (турнир) нас воодушевил, придал уверенности на последующую серию этапов Гран-при и в конечном счете на чемпионат Европы, который проходил опять-таки здесь, в Финляндии. Думаю, эта страна всегда была удачным местом для нас.

Ш: Здесь замечательная публика, и все так близко, тесно, мило. Это очень приятный турнир.

Оглядываясь на тот чемпионат Европы, изменилось ли что-то после него?

Д
: Думаю, что ожидания людей к нам, к тому, что мы показываем, теперь выше. Немного больше давления, ты чувствуешь, что всегда дожен целиться выше, давать больше, выступать на более высоком уровне. Но это хорошо, ведь ты всегда должен стараться быть лучше. Так что иметь это давление очень полезно.

Какой турнир у вас следующий?

Д
: Гран-при во Франции – Trophée Eric Bompard Cachemire.

Какие ожидания на этот счет?

Д: Если посмотреть на список участников, то мы точно должны войти в первую тройку. На мой взгляд, Тесса и Скотт (Тесса Вирчу и Скотт Мойр – ред.) – совершенно определенно фавориты этого соревнования, Фабиан с Натали (Натали Пешала и Фабиан Бурза – ред.) и раньше бывали фаворитами соревнований, и к тому же все это будет происходить во Франции.

Ш: Да, соревноваться во Франции с французами будет нелегко.

Д: И как я уже говорил, думаю, мы всегда можем расти, можем улучшать свои выступления, но не можем контролировать результат, это дело судей.

Вы планируете попасть в финал?

Д и Ш
: Да, да. Планируем.

Ш:
Несмотря на то, что есть много прекрасных спортсменов, которые хотят попасть в финал, это то, к чему мы стремимся, та цель, которую ты все время хранишь где-то в дальнем уголке сознания.

Д
: И это всегда прекрасно получить шанс еще раз приехать в Японию, так что...

Вы говорили, что этот сезон для вас будет последним, это окончательное решение или что-то может вас заставить его изменить?

Д
: Не думаю, что решение когда-либо может быть окончательным, просто этот год – олимпийский, и это как бы завершение четырехлетнего цикла. Так что иногда ты думаешь, что это будет хорошее время, чтобы закончить. Но у нас не пропадает страсть к фигурному катанию, так что когда сезон закончится, мы просто поговорим друг с другом...

Ш, перебивает
: Зависит от того, насколько люди хотят нас видеть. Не хочется выходить на сцену под комментарии "о нет, когда же вы уже закончите соревноваться?! Вам нужно было остановиться еще несколько лет назад!". Такого не хочется, определенно!

Д
: К тому же сейчас очень много дуэтов в юниорах, успешно соревнующихся по новой системе оценок. Так как они молоды, то для них это немного легче.

Ш
: Это не так легко, как просто выигрывать и получать медали только потому, что другие пары прекратят кататься. К тому же есть очень много хороших юниорских пар из России, Америки, Франции, так что нам постоянно нужно совершенствоваться, расти, а это очень сложная работа. Но мы постараемся.

Вы также как-то упоминали литовскую пару Маргариту Дробязко и Повиласа Ванагаса, которые прошли пять Олимпиад. Не хотите повторить их подвиг?

Д
: Да, возможно! На пятую я приеду старичком с палочкой (смеется).

Как у вас дела обстоят с травмами?

Д
: Вообще, надо сказать, что мы довольно удачливы в этом отношении. До сих пор у нас не было ничего серьезного.

Ш
: У нас хорошая команда физиотерапевтов, которые следят за этим.

Д
: Вокруг всегда были люди, которые работали с нами. Всегда лучше избежать повреждения до того, как оно случилась, чем потратить огромное количество времени на выздоровление, так что много работы идет на предотвращение травм.

Итак, настал олимпийский сезон, вы меняли что-то в подготовке или все было, как обычно?

Д
: Не так давно мы сменили каток, переехали ближе к Филадельфии в южной части Нью-Джерси. Евгений (Платов, тренер Шинейд и Джона – ред.) сказал, что там лучше лед, и к тому же это – каток... Вы помните Изабелль Брассер? Она каталась с Ллойдом Эйслером за Канаду. Это – в определенном смысле каток ее мужа Роки Марвала, и они в хороших отношениях с Евгением с тех пор, когда они вместе катались в туре Stars on Ice. Они пригласили его работать с нами там, предоставили удобное время льда, прекрасные условия для тренировок, все, что мы попросим, – выполняется.

Ш
: У нас условия лучше, чем во все предыдущие сезоны, так что это – главное отличие. А процесс тренировок идет практически так же, как и в прошлом году. Может, только слегка увеличена нагрузка, но это скорее потому, что Евгений видел, как мы работали в прошлом сезоне и хотел что-то улучшить. Например, тренировки начинаются раньше. Такие изменения были, но ничего нового.

Ангел в грузовике и ее брат-автостопщик

Расскажите, как рождались ваши танцы в этом сезоне?

Д
: Для оригинального танца вообще-то была мысль взять индийскую тему, но после того, как мы поняли, что фильм "Миллионер из трущоб" обещает стать популярным, подумали, что многие люди могут использовать эту идею. И тогда решили обратиться к американской музыке и сделать что-то на тему ковбоев. Нам обоим нравится Джонни Кэш, он один из самых известных артистов американского кантри, и мы подумали, почему бы не выбрать что-то из его творчества. Тогда решили сделать Шинейд водителем грузовика, а меня попутчиком, едущим автостопом. Так эта история развивается, а потом я забираю управление, и все это заканчивается в кювете.
И публика смеется.

Ш
: Да, это здорово, когда зрители смеются.

Д
: Это хорошая сопутствующая деталь. Потому что произвольный танец очень серьезный, а оригинальный – такой светлый и забавный. Думаю, это хорошо смешивать приемы, потому что у тебя есть что-то легкое и что-то более серьезное.

Ш: Тогда не заскучаешь. (смеется)

А произвольный танец?

Ш
: Для произвольного танца мы искали композицию, которая была бы определенно новой. В прошлом сезоне у нас были Muse, и мы хотели что-то подобное и в этом году. Если мы можем выбирать музыку, под которую кататься, то всегда выбираем ту, которая бы нам нравилась. Новая, свежая, которая не использовалась бы до этого. Чтобы люди, которые никогда не следили за этим видом спорта, могли заметить его и получить удовольствие. Так что мы искали что-то из современной музыки и в итоге вышли на песню Krwlng группы Linkin Park, в которой соединились и классическое звучание, и современность, что, как мы подумали, будет хорошо выглядеть на льду. После этого стали работать над персонажами, которые должны были быть связаны не на романтическом уровне, а на более духовном. Мы – брат и сестра, поэтому мы хотели найти персонажей, которые были бы связаны любовью, но иной. Как в прошлом году, под Muse, это была семья, а в этом...

Д
: …в этом году это больше духовная связь...

Ш
: Я словно ангел, спаситель.

Д
: А я... я просто бомж!

Ш
: Он в беде, а я его спасаю.

Каждый год вы находите новые идеи, как это удается?

Д
: У нас на самом деле бывают очень странные беседы. (смеется) Можем ехать в машине: "Почему бы тебе не сделать так или вот так?" К тому же у нас прекрасный хореограф, Роберт Ройстон, он нас вдохновляет.

Ш: У него огромные знания в области танцев.

Д
: И также Евгений, который всегда вовлечен во все, что мы делаем. Иногда, когда мы предлагаем что-то, он говорит: "нет, я так не думаю". Он помог нам развить эту тему. Так что у нас была команда, которая очень хорошо разбирается в танцах, с которой мы и работали.

Ш
: И к тому же, думаю, у нас хорошее воображение. Но в конечном итоге все зависит от тренеров, которые говорят, сработает ли та или иная идея.
Значит, выбор музыки для вас важен?

Ш: Да, очень.

Обычно соглашаетесь друг с другом в этом вопросе или же вкусы не совпадают?

Д
: Если честно, то если один из нас не согласен, мы просто ищем что-то другое.

Ш
: Не стараемся переубедить друг друга.

Д
: Если один не чувствует музыку, то ты не можешь заставить его сделать это, а мы оба должны на самом деле ее чувствовать. И Евгений тоже, потому что и он будет ее слушать постоянно. Если тебе нужно слушать какую-то музыку с утра пораньше практически каждый день, то лучше, если она будет тебе нравиться.

Ш
: Он (Евгений Платов – ред.) на самом деле молодец, мы в основном выбираем такую музыку, под которую он сам никогда не стал бы кататься до этого. Но он всегда вслушивается в то, что мы предлагаем. И если он приносит нам какую-то музыку, которая ему кажется подходящей, а мы скажем: "нет, я ее не чувствую", он говорит "ладно, все в порядке". Он не пытается навязать нам свои идеи.

Д
: Забавно было, когда в прошлом году мы использовали музыку Muse. Мы – большие поклонники этой группы, и он тоже полностью втянулся. И ту конкретную песню, Ruled By Secrecy, он ставил постоянно! На разминках, все время. И сам катался под нее.

Ш
: Он полюбил ее прежде, чем мы!

Д
: Тогда мы подумали сделать под нее показательный номер, а в итоге получился произвольный танец. Это на самом деле необыкновенно, как могут возникать идеи!

Переходящий конек лидера

Как вы сами думаете, кто в вашей паре лидер?

Ш
: Мне не кажется, что он вообще есть.

Д
: Многие люди говорят, что в партнерстве всегда есть лидер, но мы строим наши отношения на согласии. Как в случае с выбором музыки. Если один доволен, а второй – нет, то это никогда не кончится хорошо. Мы работаем в сотрудничестве, постоянно спрашиваем, "что ты думаешь? А ты что?". Мне кажется, что лидерство – это то, что может меняться изо дня в день. Может, сегодня она – лидер, а завтра – я.

Иногда, когда смотришь на пару, то замечаешь кого-то одного, а второй словно оттеняет партнера. Как вам удается сделать так, что вы оба сияете в равной мере?

Д
: Знаете, как часто говорят: партнер – рамка, а девушка – картина? Брайан Уотсон, чемпиона мира по латиноамериканским танцам, сказал: "Я хочу быть частью картины. Я не хочу быть рамой". Я подумал над этим и решил, что тоже хочу быть на картине. В этом случае я только привнесу еще немного цвета.

Ш: Мы такие разные личности, которые не хотелось бы прятать! Я бы не хотела, чтобы Джон менялся, ведь он умеет делать то, чего не умею я.

Д
: Это очень интересно. Взять, например, наш произвольный танец. Там Шинейд – больше рамка, а я  - картина, но с его развитием мы меняемся. Ведь в начале она контролирует меня. В большинстве случаев танцор ведет партнершу, а она это меняет, так что получается другой образ.

Есть ли какой-то определенный сюжет в произвольном танце?

Ш
: Да, конечно. Герой Джона в большой беде, он в депрессии, зол и потерял веру в свои силы. А я должна показать ему свет, дать ему этот свет, должна объяснить, что в мире есть и хорошее. Я все время думаю, что в моем персонаже должна быть легкая улыбка, я должна быть спокойна и уверена в нем. Должна показать, что есть иной путь.

Д
: Мы думали, что Шинейд может быть духом, но в конце концов, может, она – только часть твоего сознания. Знаете, как бывает, даже если пришла беда, всегда есть что-то светлое в мыслях. Она, как добрый ангел на плече.

Ш
: И в конце идет борьба. Потому что Джон не хочет видеть свет, а я пытаюсь заставить его это сделать. Но в конечном итоге ничего нельзя сказать наверняка. Я помогла ему, насколько могла помочь...

Д
: Не обязательно должна быть определенная развязка. Может, будет так, а, может, и нет.

Ш
: Так что это – не конец.

А в жизни депрессии случаются? Вы оба кажетесь очень позитивными людьми.

Д: Да, как и у любого человека, не важно, насколько он позитивен. У всех есть и хорошие, и плохие моменты в жизни. Потому мы и стараемся развить все свои стороны. Возможно, вы правы, и нам было бы легче все время ставить более легкие и веселые танцы, но иногда полезно быть и серьезным.
"Мы – Керр и Керр!"

Вас наверняка спрашивали много раз, но как вы считаете, тяжелее или легче кататься в паре со своим братом или сестрой?

Ш
: Я думаю, что вообще у нас намного меньше проблем, чем у всех пар, которые я знаю, потому что мы стали кататься вместе довольно поздно. Мне был 21 год, а Джону – 19. Это было не так, что мама с боем поставила нас вместе. Мы сами приняли решение, что хотим кататься вдвоем. Мы были старше и должны были работать еще больше, чтобы пробиться наверх.

Д: В этом все дело. Мы оба хотели достичь чего-то. Если вы постоянно ругаетесь, то просто тратите время. Потому что важно осознание происходящего, с которым ты идешь дальше. Мы никогда не думали, легче ли нам было бы кататься с кем-то другим, не с сестрой, не с братом. Это только то, чего мы хотим добиться, и что мы для этого делаем.

Ш: Может, нам легко и оттого, что у нас не большая разница в возрасте. Не так, как если один намного старше и чувствует, что должен постоянно говорить другому, что делать. Мы одного возраста, у нас одни друзья и одни идеи в выборе музыки, в моде и так далее.

К примеру, брат и сестра Байер из Германии, которые из-за разногласий пропустили определенное время в спорте.

Д
: Да, это было забавно, что они какое-то время катались с другими партнерами. Я просто не могу представить себе такую ситуацию по отношению к нам. Мы уже настолько "Керр и Керр", что "Керр и... кто-то другой"?.. Я уверен, что и публика не поймет.

Обычно братья и сестры знают друг о друге маленькие темные секреты, как пение в дỳше...

Ш
: Джон на самом деле постоянно поет в душе!

Не поделитесь самыми невинными?

Долгая пауза.

Д
: М-м-м... (еще пауза) Пытаюсь вспомнить...

Ш
: Мне кажется, все о нас все знают!

Д
: У Шин есть странная особенность. Иногда она идет... гуляет по магазину, например. И вдруг – хоп! - замирает, глядя в пол!

Ш
: (хохочет) Я думаю, вдруг что-то забыла!!!

Д
: А потом – хоп! – просыпается и идет дальше!

Вы катаетесь во сне?

Ш
: Случается. Особенно на соревнованиях.

Д
: И иногда это кошмары! Иногда тебе снятся какие-то странные элементы, которые, как тебе кажется, ты смог бы сделать. И ты приходишь на каток, и понимаешь... Не-е-ет, это невозможно! Это твое воображение, а в реальной жизни это не работает. Так что во сне может придти какая-то идея, но в большинстве случаев это плохие идеи (смеется).

Шотландцы из Нью-Джерси

После медалей чемпионата Европы прошлого сезона стали ли вас больше узнавать на улицах родного города?

Д
: Гораздо больше внимания нам досталось после прошлых Олимпийских игр. В Шотландии и Великобритании люди останавливали нас на улицах и спрашивали: "Эй, а вы не те фигуристы?". На Олимпийских играх ты получаешь больше телевизионного времени. В каком-то смысле гораздо больше признания мы снискали в Японии и Корее.

Ш
: После медалей чемпионата Европы мы получили больше внимания и уважения в обществе фигурного катания, а в родном городе в Шотландии не так много. Разве что наш папа, он врач, часто слышит, когда люди приходят к нему: "О, я видел твоих детей по телевизору!". А мы постоянно в Нью-Джерси, и домой приезжаем достаточно редко.

Скучаете по дому?

Ш
: Я скучаю по всему в Шотландии кроме погоды! (смеется) Погода там ужасная!

Д
: Почти как в Москве. (смеется)

Так что значит быть европейцем в Америке?

Д
: Это довольно сложно, потому что Британия всегда была как бы половина на половину. В каких-то аспектах она больше Америка, в других – Европа. Из-за языка и других таких вещей. Поэтому благодаря языку этот переезд не был для нас сложным. Людям там нравится, когда мы говорим с шотландским акцентом.

Ш
: Американцам нравится наш акцент, так что мы всегда получаем все, что хотим. И мы милые! (смеется) Так что у нас нет проблем, к тому же мы тренируемся со многими европейцами. У нас там Лига наций!

- Вы часто выбираетесь из города, в котором живете?

Д: Раньше мы ездили в Нью-Йорк гораздо чаще. Теперь мы ближе к Филадельфии, так что проводим больше времени в округе Вашингтон. Были на шоу Майкла Вайсса, так что провели уикэнд там. Мы всегда стараемся уехать куда-нибудь на выходные, но на неделе времени нет.

Ш
: Да, в основном, тренировки. И к тому же у нас много соревнований, выступлений в шоу. Когда выдается свободный день, нам просто хочется отдохнуть.

Д
: После выступления во Франции у нас будет шоу в Фениксе, потом Япония, наш Национальный чемпионат. Когда сезон начинается, процесс уже не остановить.

Ш
: Иногда тебе просто не хватает спокойной жизни с тренеровками дома. Но нам нравится!

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять