Узуна сгубила чья-то непорядочность?

40 дней назад не стало одного из самых известных борцовских тренеров страны, многолетнего наставника сборной Украины по греко-римской борьбе Геннадия Узуна.

Борец на ковре и за его пределами, он никогда не сдавался. Даже когда ситуация казалась критической. За своих подопечных Узун боролся страстно, порой даже до комизма. И часто разрешал, казалось, даже самые безвыходные проблемы. Геннадия Гавриловича сложно вспомнить просто сидящим без дела. Он, если можно так выразиться, спешил жить и требовал соответственного отношения от тех, кто его окружает. Собственно, сгорел он тоже как-то мгновенно. Совсем недавно он, несмотря на свои неюные годы, излучал жизненную энергию, был стройным, подтянутым и инициативным. Но страшная болезнь съела Геннадия Гавриловича почти мгновенно. За десять месяцев он похудел на 20 килограмм. А в самом начале 2010-го, 4 января Узуна не стало.

Он прожил 68 лет. Родился Геннадий Гаврилович 9 сентября 1941 года в селе Ключевое Володарского района Донецкой области в семье этнических греков. С ранних лет привык к тяжелому труду. И естественности. Даже спустя много лет жизни в индустриальном Мариуполе, объездив почти весь мир, Узун повторял своим подопечным: "Меньше порошков – больше пирожков". Собственно, так он был приучен. Обладая по истине богатырским здоровьем, Геннадий Гаврилович если болел, то лечился исключительно народными методами – горячим молоком, калиной да малиной. И подопечным говорил: "Зачем вам эти гадости?"

Наверное, выступай Узун в наше время, он был бы видным борцом, возможно, даже лидером своей весовой категории. В советские времена пробиться на вершину было намного сложнее. Даже место в шестерке чемпионата СССР считалось неплохим достижением. Мариупольский, точнее, тогда еще ждановский классик Геннадий Узун в 1969 году даже поднялся на пьедестал почета, став третьим в первенстве страны в весовой категории до 62 килограммов. Впрочем, еще до того успеха Геннадия пригласили в сборную СССР. За украинскую команду он выступал в течение четырех лет.

"Гена был отличным борцом, - вспоминает чемпион Европы 1968 года Владимир Новохатько. – Прекрасно подготовленный физически, с хорошим дыханием, он все схватки проводил в высоком темпе. В стойке Узун был опасен исполнением обратной вертушки и броском через бедро. С партера Геннадий здорово подымал задним поясом. А еще Узун умел здорово накрывать соперников, когда те пытались бросить его прогибом. Вспоминаю, как однажды Гена во время зональных соревнований накрыл – чисто, на туше – олимпийского чемпиона Олега Караваева".

По словам Владимира Новохатько, борец Геннадий Узун был по-хорошему упрямым, характерным спортсменом. "Он очень не любил проигрывать, - говорит Владимир Данилович. – Всегда. Даже когда в свободное время играли в футбол или баскетбол. И когда мы вместе служили во Львове в армии, и немного позже, когда нас обоих приглашали в сборную. Скажем, во Львове он мог длительное время "драться" за сомнительный гол, забитый в ворота из кирпичей. На тренировочных сборах в сборной нас часто ставили друг против друга в спарринги, хотя мы представляли разные весовые категории (Гена – до 63 кг, я – до 70 кг). Подобное произошло и в Алуште, накануне моей поездки на победный чемпионат Европы в 1968-м. Узун мне говорит перед схваткой: "Не думай, что ты уже в составе, что ты мой друг, то я тебе буду поддаваться. Будем бороться".

Впрочем, и Новохатько, и другие ровесники Узуна уверены, что до конца своего борцовского потенциала Геннадий не реализовал. Фактически, тренерской деятельностью он начал заниматься еще в 1966 году, продолжая активно выступать сам. Конечно, тренерская работа забирала много сил и времени и не позволяла сосредоточиться на собственных выступлениях.

"Так получилось, что я был одним из первых воспитанников Геннадия Гавриловича, - говорит Александр Коленков, единственный в Украине судья экстра-класса, секретарь Мариупольского горсовета. – Тогда в 1968-м конкурс был сумасшедшим. Узун просматривал десятки 12-13-летних ребят и выбирал из них единицы. В числе счастливчиков был и я. Помню, тренировались мы в полуподвальном помещении на заводе имени Ильича. Зал был многофункциональным. Мы стелили маты, ковры. После нас тренировались еще борцы-вольники. Собственно, именно Геннадий Гаврилович научил меня азам борьбы и в 74-м году в армию я уже уходил как довольно мастеровитый спортсмен".

За время своей тренерской биографии Геннадий Узун подготовил многих сильных борцов. Здесь впору привести какие-то цифры с указанием количества заслуженных мастеров, мастеров спорта международного класса и просто мастеров. Но, считаем, в этом нет нужды, ведь, во-первых, эти цифры во многом условны, а во-вторых, Геннадий Гаврилович причастен ко многим борцам уже в качестве руководителя спортивных клубов "Геликон", "Азовмаш", а также как наставник сборной Украины. Необходимо только заметить, что первым по истине известным борцом из числа воспитанников Узуна был Виктор Летов, чемпион Европы и призер первенства мира среди юниоров.

"Был где-то 1981 год. Это время, когда началось настоящее соперничество мариупольской и запорожской школ борьбы, - вспоминает заслуженный тренер СССР и Украины Евгений Чертков из Запорожья. – Собственно, с тех пор и началась наша с Геннадием Гавриловичем "война". "Война" в добром понимании, конечно. У меня был хороший воспитанник Вовк, у Узуна – Летов. Они постоянно боролись за титул сильнейшего в Украине. Мы часто сорились, скандалили, отстаивая интересы подопечных. Но вместе с тем мы уважали друг друга. Узун – фанат борьбы, она была его жизнью. Такое отношение не могло не вызывать симпатии".

Вообще, когда заходила речь о интересах его воспитанников, Узун не признавал компромиссов. "При этом он никогда не защищался за бездарей, а отстаивал только по истине талантливых ребят, - говорит Евгений Чертков. – И время доказывало его правоту. Да, тогда, когда Узун руководил сборной (с 1993-го по 1999 годы), в ней было много мариупольцев. Но время показало, что они были объективно сильнейшими в стране на тот момент. Своих Узун "за красивые глаза" в команду не брал никогда. Более того, однажды на чемпионат Европы Геннадий Гаврилович взял сразу пять представителей Запорожья. И это при условии, что мы были непримиримыми соперниками на внутренней арене!"

Самый яркий пример дальновидности Узуна – Рустам Аджи, первый в независимой истории Украины чемпион мира. "Накануне первенства Европы 1993 года состоялся тренерский совет, на котором определялся состав команды для поездки на этот турнир, - вспоминает Владимир Новохатько. – Больше всего споров вызвала категория до 68 кг. Вспоминаю, тогда кандидатуру Рустама Аджи поддержали только на тот момент уже главный тренер сборной Узун и я. Парень не поехал на чемпионат Европы. А Геннадия Гавриловича это настолько зацепило, что он во время всего первенства континента не произнес ни слова в адресс старшего тренера сборной Олега Корвата. И это при условии, что в гостинице они делили комнату! Узун – очень принципиальный и впечатлительный человек".

И действительно, через два года правота тренера подтвердилась – на чемпионате мира 1995 года Рустам Аджи стал победителем. "В том первом месте большая заслуга Геннадия Гавриловича, - говорит сам Аджи, ныне возглавляющий юниорскую сборную Украины. – Накануне финальной схватки с действующим олимпийским чемпионом Аттилой Репкой из Венгрии в мой успех не верил почти никто. Дескать, парень и так молодец, добыл серебро. И только Узун подошел ко мне где-то за полчаса до начала поединка и говорит: "Покажи, что ты можешь! Воплоти в жизнь то, что ты на самом деле умеешь. Потерпи, еще чуть-чуть и будешь вознагражден за то, что так много пахал". После этих слов я обрел уверенность, вышел и не просто победил Репку, а разгромил его – 7:2!"

"Вообще, Геннадий Гаврилович всегда говорил мне, что на вершину могут взойти только самые терпеливые, - вспоминает Рустам Аджи. – Еще тогда, когда пригласил меня в клуб "Геликон" в 14-летнем возрасте. Помню, тогда Узун сказал мне: "У тебя есть все шансы, чтобы стать великим борцом. Это возможно, но только в том случае, если ты будешь добросовестно тренироваться, забудешь о улице и гульках". Я согласился и только попросил тренера обеспечить меня жильем. Ведь дома мы жили цыганским табором – десять человек спали на полу, братья курили, распивали спиртное. О нормальном отдыхе не могло быть речи. Геннадий Гаврилович дал мне комнату в общежитии. Порой не было чего кушать. Зато я мог постоянно тренироваться и спокойно спать. Для меня это было наивысшее благо".

По словам Аджи, в годы спортивной карьеры он боролся для двух людей – своего первого тренера Николая Пустовалова и Геннадия Узуна. "И тот, и другой ко мне относились словно к родному сыну, - говорит Рустам. – Узун на меня никогда не кричал. Но мог быть предельно жестким. Его метод – кнут и пряник. А еще – мастерство убеждения. На схватку Геннадий Гаврилович мог настроить за десять минут до выхода на ковер. За поражения не ругал, но не терпел безволия. "Та шо ты? Да будь мужиком!" - Узун быстро приводил подопечных в чувство".

"Геннадий Гаврилович был прекрасным менеджером, - говорит Вячеслав Олейник, первый олимпийский чемпион независимой Украины. – Чувствовал это постоянно, когда ездил на соревнования и как представитель Мариуполя, и в сборной. Мы всегда селились в лучших номерах, всегда были обеспечены питанием. О его тренерских качествах мне говорить сложно, поскольку меня всю жизнь тренировал один человек – Николай Пантази. Но кто-то сверху решил, что на Олимпиаду 1996 года в Атланту Николаю Юрьевичу ехать не обязательно. Видимо, считали, что мне 30 лет и шансов на победу у меня нет. Потому в Атланте я, по сути, тренировался самостоятельно. Благо, опыт к тому времени накопился уже немалый. И нужно отдать должное главному тренеру сборной Узуну, что он не стал выравнивать меня под одну гребенку. В данном случае главное было – не мешать. И Геннадий Гаврилович поступил мудро".

"Узун вместе с моим братом Борисом секундировали Олейника в олимпийском финале против поляка Яцека Фафинского, - говорит главный тренер сборной Украины по вольной борьбе Руслан Савлохов. – Когда Слава выиграл, это было наше общее счастье. Помню, в олимпийской деревне в Атланте мы, восемь тренеров борцовских сборных делили одну четырехкомнатную квартиру. Вечером, после добытого Олейником золота, мы собрались вместе, накрыли стол. Конечно, не обошлось без сала и черного хлеба. Геннадий Гаврилович был, наверное, самым счастливым человеком на земле. Когда вспоминаю о нем, то перед глазами появляется именно та ночь 1996-го в Атланте".

Определяющую роль Геннадий Узун сыграл и в карьере еще одного своего звездного подопечного – чемпиона Европы 1994 года в весовой категории до 62 кг Георгия Комышенко. Собственно, именно после одной из схваток с участием Георгия Узун едва не разругался с тогдашним президентом Ассоциации спортивной борьбы Украины Яном Дымовым. Дело было в 1999 году на чемпионате мира в Афинах. В четвертьфинале Комышенко встречался с казахстанцем Михтаром Манукяном. В одном из эпизодов последнему с помощью зацепа удалось накрыть украинского борца. Туше?

"Судья уже хотел подымать руку Манукяну, как я подхожу к секундировавшему Георгия Узуну, - говорит Александр Коленков. – Геннадию Гавриловичу с его точки не было видно нарушения. "Подавайте протест, - говорю. – Я четко видел, что был зацеп". Даю тренеру деньги (тогда протест был платным) и Узун бежит к Яну Дымову. Тот наотрез отказывается протестовать. Ян Моисеевич тоже не заметил нарушения. Узун вспыхнул. Между ним и Дымовым возникла перепалка, с крепкими словами. Протест в итоге подали. Конечно, довести свою правоту в споре с казахами, которые в те годы с помощью денег в греко-римской борьбе решали многое, было сложно. Но факт остается фактом: Узун своим напором был способен заставить пойти на уступки кого угодно. При этом уже как судья замечу, что рефери всегда относились к нему с почтением. Потому что этот человек, находясь в углу ковра, практически боролся вместе с подопечным, переживал каждое его движение. Небезразличие всегда импонирует, делает борьбу живой".

"Узун был справедливым, - говорит Руслан Савлохов. – Да, за подопечных он стоял горой. Но разве я поступаю по-другому? В жизни Геннадий Гаврилович всегда оставался спокойным, рассудительным и порядочным".

Благодаря Узуну Мариуполь сегодня является центром греко-римской борьбы в Украине. На базе предприятия "Азовмаш" он создал сильнейший в стране борцовский спортклуб, в который приглашают самых талантливых отечественных борцов. В Мариуполе проводится множество турниров, самый престижный из которых – "Кубок "Азовмаша" - собирает на берегах Азовского моря сильнейших классиков мира. В сентябре прошлого года в городе состоялся четвертый турнир на призы Узуна среди юношей. Теперь это будут соревнования памяти Геннадия Гавриловича...

О своей болезни он узнал в марте прошлого года. Геннадий Гаврилович перенес операцию, но состояние не улучшивалось. Пребывая под постоянным присмотром эскулапов, он не забывал о борьбе и даже ездил решать вопросы борцов "Азовмаша" в областной центр Донецк. О болезни никому не рассказывал. К примеру, в разговоре с Владимиром Новохатько в декабре дал понять, что уже идет на поправку. Хотя на самом деле Геннадий Гаврилович тогда был совсем плох.

"Считаю, здоровье Узуна серьезно подорвала история с его увольнением с поста старшего тренера сборной Украины, - говорит Евгений Чертков. – На мой взгляд, люди за это ответственные поступили просто непорядочно, приняв отставку без заявления об уходе. А все из-за того, что Геннадий Гаврилович был в числе тех, кто не видел на посту тренера сборной Александра Котового. Собственно, это была наша общая позиция, ведь господин Котовой нигде толком не боролся и не имеет особого понятия ни в технике, ни в тактике борьбы, ни в психологии и фармакологии. Зато, будучи подполковником советской армии, Александр Васильевич способен до изнеможения загонять борцов постоянными физическими упражнениями. Это была общая позиция опытных тренеров, позиция борцовских центров – Донецка и Запорожья. Но в Минмолспорте к ней не прислушались. Было голосование, на котором люди не чуждые Узуну, получив некоторые обязательства, избрали Котового главным, соответственно, поддержав тем самым увольнение Геннадия Гавриловича. Для Узуна это был большой удар. Он сильно переживал эту историю и, видимо, ослабил организм. Самое поразительное во всей этой истории, что, принимая решение, никто не захотел выслушать мнения самого Геннадия Гавриловича. А кого ж тогда слушать вообще, если не брать во внимание позиции таких людей?"      

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять