Федерика Файелла/Массимо Скали: "Став в пару, уже через полгода были на Олимпиаде"

Серебряные призеры чемпионата Европы, бронзовые призеры чемпионата мира по фигурному катанию рассказали историю своего успеха и поделились планами на будущее с читателями "СПОРТглавреда".

С итальянскими танцорами на льду Федерикой Файеллой и Массимо Скали встретились в холле официальной гостиницы чемпионата мира-2010 в Турине. Честно говоря, спрашивая накануне, найдут ли фигуристы полчаса для беседы, совсем не была уверена в положительном ответе: следующий день после произвольного танца был расписан у них по минутам. И тем не менее, несмотря на то, что в глазах итальянцев читалось одно большое желание – наконец отдохнуть после изматывающего сезона, – вот они сидят, усталые, но счастливые, все еще осмысливая медали, завоеванные на родной земле, и оттого еще более драгоценные.

ОБАЛДЕВШАЯ СЕМЕЙКА

Что уже успели сегодня сделать?

Массимо: У нас была довольно долгая встреча с нашей Федерацией. Обсудили и настоящее, и будущее. Говорили о том, что сделали в этот сезон. Конечно, они были очень горды нами. Ведь у нас было три цели: медаль на чемпионате Европы, хорошее место на Олимпиаде и медаль на чемпионате мира. И мы всего этого достигли. Также немного обсудили наше будущее. Как мы уже говорили на пресс-конференции, думаем продолжать выступать как минимум еще год. Но сначала хотим решить проблему, возникшую у Федерики с желудком. Он все еще болит, и поэтому эта неделя была невероятно сложной.

После этого была церемония награждения малыми медалями. За произвольный танец мы их не получили, но нам вручали награду от спонсора, Citizen. Потом мы провели немного времени со своими семьями. Ведь вчера все закончилось очень поздно, и у нас совсем не было возможности встретиться с друзьями и родными. Ну и теперь мы здесь.

Устали?

Массимо: Очень устали.

Вы родом из Рима, ваши семьи приехали оттуда на соревнования?

Массимо: Да.

Федерика: Моя мама просто сошла с ума от счастья. Она сказала отцу: "Хорошо, я буду спокойна до конца соревнований, но потом уже не буду сдерживаться". Так что после танца она во вменяемом состоянии прыгала на трибуне с игрушкой в руках.

Это она была на экране?

Федерика: Да!

Массимо: Кажется, это был мой брат и ее мама, они были совершенно обалдевшие!

"МЫ НЕ БЫЛИ ГОТОВЫ ФИЗИЧЕСКИ, НО ДОСТАТОЧНО СИЛЬНЫ МОРАЛЬНО"

После такого длинного и сложного сезона, что вы сейчас чувствуете?

Массимо: Мы очень вымотаны. Адреналин начинает покидать тело. Мы устали, но очень-очень счастливы! Эта медаль была очень важна не только потому, что это  награда чемпионата мира, но и потому, что мы взяли ее в Италии. Это очень важно для нас, ведь фигурное катание не очень популярно здесь. Да, это странно. Каролина довольно известна, но не остальные. Было важно показать итальянской публике, кто мы есть. Сезон был очень сложным, очень насыщенным, и нам пришлось столкнуться с проблемой здоровья Федерики. Были периоды, когда мы вообще не могли тренироваться. Из-за потерь дней нам пришлось постоянно работать больше обычного. Было сложно, и физически, и морально. Но мы справились.

Каково было кататься на чемпионате мира в Турине при такой сумасшедшей поддержке?

Федерика: Мы вышли на шестиминутную разминку, и я просто не чувствовала своих ног. Я подумала, о Боже, как я буду катать произвольный танец. Мы знали, что не совсем готовы к соревнованиям, но это было потрясающе! Зрители придали нам сил, чтобы идти до конца. Это было очень важно.

Массимо: За неделю до соревнований думали сниматься с чемпионата мира, потому что сразу после Олимпийских игр Федерика очень серьезно заболела, и мы не катались две недели. Мы сделали все, чтобы оказаться здесь. Мы не были готовы физически, но мы знали, что морально достаточно сильны, чтобы удержать концентрацию. Мы понимали, что у нас хорошие программы, и люди их любят. Знали, что нам нужно было кататься чисто. Может, это не было лучшее соревнование для нас, может мы не выдали наших ста процентов, но мы знали, что надо просто сфокусироваться и прокатать чисто, что мы и сделали. Этого оказалось достаточно.

Вчера было видно, что вы очень счастливы, но я помню чемпионат Европы 2009 года, где вы выиграли первую серебряную медаль. Там казалось, что счастье просто бьет через край. Была ли та медаль для вас важнее или все же эта?

Федерика: Возможно, в прошлом году мы не ожидали, что окажемся на втором месте. Это был первый раз. Возможно, мы были счастливее, но эта медаль, конечно, важнее.

Как вы будете отмечать конец сезона и медали?

Федерика: Вчера после конференции у нас был допинг-контроль, мы вернулись очень поздно, поэтому федерация организовала небольшое поздравление для нас с друзьями, семьями...

Массимо: Да, все там были: тренеры, федерация, друзья, болельщики из Италии. Была вечеринка, мы поблагодарили всех за поддержку. Это было очень трогательно. Трудно было не только нам, но и всей нашей команде, федерации, доктору сборной…

Федерика: ...нашим тренерам, которые распределяли нагрузку. Они постоянно были с нами рядом, потому что знали, что нам нужна поддержка. Это было очень важно для нас.

Сейчас вы планируете вернуться обратно в Штаты?

Федерика: Да, только должны дождаться визу, потому что срок действующей истекает в апреле.

Массимо: Сначала мы возьмем месяц – полтора перерыва, в течение которого вообще не хотим видеть лед! Федерика должна выяснить, что у нее не так со здоровьем, потому что мы до сих пор так и не знаем до конца, в чем проблема. Так что сейчас время расслабиться, отдохнуть, провести дни с родственниками.

Федерика: Начнем думать над новыми программами, музыкой...

Массимо: Да, отдыхать будем физически, но сами начнем работать на следующий сезон, особенно учитывая то, что будут другие правила оригинального танца. Это – что-то новое, и мы должны об этом подумать, потому что у нас нет больше времени пробовать. У нас нет пяти, десяти лет. У нас есть один сезон, может, два. Так что мы должны быть по-настоящему готовы, если хотим соревноваться, и быть лучше, чем в этом сезоне. А иначе нет смысла продолжать этим заниматься.

Будете отдыхать здесь или в Америке?

Массимо: В Европе. Мы много времени проведем в Риме, с семьями, я поеду в Милан, где мы жили шесть лет, так что у меня там много друзей, которые ждут меня, чтобы по-настоящему отметить! А потом я бы хотел уехать куда-нибудь, возможно в Африку, где только пляж и море, чтобы побыть наедине с собой.

"РАНЬШЕ ЛИДИРОВАЛ ЕВРОПЕЙСКИЙ СТИЛЬ, А ТЕПЕРЬ – АМЕРИКАНСКИЙ"

Как вам живется в Америке?

Федерика: Сначала было очень сложно, потому что это – абсолютно другая страна. Но сейчас, это место, где мы сконцентрированы на тренировках. Там, где мы живем, нет ничего помимо катка. Но там все очень хорошо к нам относятся, и каток прекрасный. Нам нравится.

Сейчас многие спортсмены уезжают в Штаты тренироваться. Также как и многие тренеры. Вы считаете, эта ситуация нормальная, и есть ли шанс это изменить?

Массимо: Это правда. Не знаю, как во всей Европе, могу лишь говорить о том, как в Италии. Во-первых, в Италии существует только футбол. Да, мы не олимпийские чемпионы, но мы хорошие спортсмены, у нас много медалей, и все же никто нас не знает. Для спорта очень сложно так развиваться, очень сложно найти деньги для инвестиций в нашу работу и сложно найти место, каток, где у нас было бы достаточно льда, удобное расписание. В США каждый каток имеет две-три площадки, так что у них много льда, есть помещение для ОФП, для хореогрфии, так что организация на прекрасном  уровне. Поэтому все уезжают туда. Также... я не хочу быть мелочным, но там много денег. И это важно, ведь нам надо жить на что-то. И это то, чего у нас нет в Италии. Очень сложно тренироваться здесь на уровне топовых спортсменов, поэтому мы уехали. Мы знали, что там сможем тренироваться в полную силу.

Раньше довольно обычным понятием было "школа", в том смысле, что про танцоров говорили: они представители американской школы, а они – европейской, а эти – русской. Как вы думаете, сейчас это актуально?

Массимо: Думаю, что все еще есть разница между американской и европейской школами. Мы видим Тесу Вирче и Скотта Мойра, Мерил Дэвис и Чарли Уайта, вторую канадскую пару Ванессу Крон и Поля Пуарье – у них очень явный американский стиль. При старой системе оценок русская школа была лучше всех, но с новой системой мы движемся в сторону американского стиля. Думаю, вы все еще можете сказать, что есть европейский стиль и американский стиль. Но разница в том, что раньше лидировал европейский стиль, а теперь – американский.

Сами вы относите себя к какому стилю?

Массимо: Если судить по тому, как мы выражаем эмоции на льду, то мы точно "европейцы", но... С новой системой нам нравится американский стиль, он красив, подходит к системе прекрасно. Я не хочу сказать, что мы стараемся перенять его, но, думаю, лучше всего быть по средине. Сильная техническая база, как у американцев, и мягкость вкупе с эмоциями, как у европейцев.

Говоря о новой системе, как вы думаете, в какую сторону пойдет развитие танцев на льду? Например, Нора Хоффман высказывала опасение, что развитие может двинуться в сторону парного катания.

Массимо: Похоже на то. Вообще, как говорит Геннадий Карпоносов, танцы – это пары без сумасшедших поддержек, т.е. плохая версия пар. Так что все немного движется в ту сторону. И причина этого, думаю, в том, что спортсмены, которые раньше были одиночниками, как Чарли (Уайт), он же был чемпионом США в одиночном катании, успешны в танцах. Сейчас мы знаем, как это работает в Америке. Когда мы росли, мы сразу были танцорами, мы никогда не прыгали, не делали вращений, и в этом разница. Они (американцы) пробуют и учат все! Они катаются и в одиночном, и в танцах, и в парах. И когда они вырастают и выбирают танцы, находят лучший подход к ним, потому что у них есть техника, чувство вращения для твиззлов, и прочие вещи, которые требует новая система. И поэтому танцы становятся ближе к парам.

Некоторые пары уже исполняют нечто похожее на небольшие подкрутки...

Массимо: Да-да. Вторая канадская пара, Ванесса Крон и Пол Пуарье, до позапрошлого сезона выступали на национальном уровне как одиночники, парники и танцоры! Так что когда они выступают в танцах, то у них есть то качество катания, которого у нас, как у представителей старой школы, нет. Мы не знаем, как использовать свои ноги, так, как это делают одиночники, когда ты делаешь вращения, или твиззлы. И из-за этого получается разница.

ВОЗВРАЩЕНИЕ С ФЛАМЕНКО

Чему вы думаете посвятить свою жизнь после фигурного катания?

Федерика: Не думаю, что останусь в фигурном катании.

Массимо: Я хотел бы быть связанным с фигурным катанием, не полностью, но все же. Я бы хотел быть хореографом, но не тренером. Мне нравится артистическая сторона этого, нравится создавать программы, выбирать музыку. Так что я останусь в этом на какое-то время, но мне так же хотелось бы заняться чем-то еще.

Федерика: Я не знаю, чем буду заниматься. Пока я думаю о семье. Конечно, мы будем участвовать в шоу, а потом посмотрим.

Массимо: Да, после всех лет соревнований будет здорово просто выступать для удовольствия, без давления, без мыслей о медалях. А так, я хотел бы вернуться к учебе, мне всегда хотелось быть дизайнером интерьеров.

Вы очень долго катаетесь вместе. Вы уже читаете мысли друг друга?

Федерика:Да!

Массимо: Да, довольно хорошо. Мы же еще и жили вместе шесть лет, когда тренировались в Милане. Так что мы проводим очень много времени вместе. Иногда нам нет надобности разговаривать, мы понимаем, что хотим сделать без слов.

Вы помните то время, когда встретились на льду?

Федерика: Мы знаем друг друга с тех времен, когда нам было по десять лет. Мы начинали кататься на одном катке у одного тренера, и я помню, Массимо катался с одной девочкой, и я очень ей завидовала. Мне не нравился мой партнер, и я постоянно спрашивала родителей, ну почему я не могу кататься с Массимо?

Массимо: После того, как распались наши юниорские пары, мы оба пытались найти себе других партнеров: я катался с американской девочкой, Федерика каталась с французом, но не получилось. Так что однажды, наш бывший тренер решил попробовать поставить нас вместе. Пришел один судья, чтобы посмотреть, может ли это сработать. И он сказал: абсолютно точно, надо это сделать. Это был 2001 год, за шесть месяцев до Олимпиады в Солт-Лейк Сити, и через полгода, мы были там. Так что это было замечательное начало.

Что для вас самое важное в танце, без чего он для вас не сработает?

Массимо: Самое важное, чувствовать программу. Чувствовать связь с музыкой, знать историю, которую ты хочешь рассказать. Поэтому мы всегда не просто выбираем музыку, только потому, что она нам нравится, но мы стараемся выбрать такую, чтобы рассказать что-то, общаться через танец. Это самое главное. Танцы всегда были и остаются способом выражения, общения. Это спорт, но у него есть сильная артистическая сторона, и это то, что мы ни в коем случае не должны потерять в танцах, иначе они на самом деле превратятся в парное катание: техника и элементы.

Вы поставили прекрасные танцы в этом очень важном сезоне, не все пары смогли это сделать, как это удалось вам?

Массимо: В начале сезона, когда мы стали думать над оригинальным танцем, мы вспомнили Пиццику, которая была у нас два года назад, нам она очень нравилась, да и публике, как нам казалось, тоже. Нынешняя Тарантелла – не типичная итальянская Тарантелла, которую все знают. И в этом, думаю, секрет и успех оригинального танца: в том, что мы начинаем изучать каждую деталь итальянского народного творчества. Мы знаем историю, знаем, что значит каждое движение, которое мы исполняем на льду, знаем, почему они используют кастаньетты, у одежды свое значение, знаем, почему ленточки на наших руках такого цвета. Все, что мы делаем, имеет значение, а не так, что нам просто нравится черное платье. И с произвольным танцем было так же. Мы думали, что должны выбрать что-то такое, что рассказывало бы о нас, о нашей жизни. Поэтому мы выбрали "Иммигрантов". Это и есть история нашей жизни. Для того, чтобы люди могли понять, что это значило для нас, уехать из своей страны в Америку, оставить любовь, мать, всех. Поэтому, я думаю, нам удалось вложить столько личного, столько эмоций в эти программы.

Есть ли танец, который вы хотите обязательно показать? Или вы уже станцевали все, что хотели?

Федерика: Мы думали о фламенко.

Массимо: Да, мы очень хотим вернуться на лед с фламенко, потому что это очень мощный танец, и я думаю, мы подойдем для него идеально. У нас было фламенко-пасодобль в 2002 году, и это было прекрасно. Мы думали выбрать его для оригинального танца в этом году, а потом подумали, что Тарантелла будет более индивидуальна, более итальянская для олимпийского года. Так что мы очень хотим станцевать фламенко.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять