Мария Бурмака, певица

Меня очень удивляет, когда я спрашиваю у своей дочурки, кто такой Ленин, и она не знает. У меня был шок, когда о нем зашла речь (ей тогда было семь лет), а она о Ленине не знает! Для меня это фантастика, так как я знала, кто такой Ленин, лет, наверное, с трех.

"Красный день календаря" – так, кажется, назывались официально праздники при Советском Союзе. И среди этих "красных" 7 ноября – "самое красное". Собственно, 87 лет назад произошло событие, которое одни до сих пор считают "революцией", прибавляя слово "Великая". Другие же, напротив – считают, что в тот день в России произошел государственный переворот, который привел к образованию нового государства размером в одну шестую суши.

Историкам – историческое, людям – человеческое. Уже не существует ни того государства, ни официального празднования 7 ноября с обязательными мирными демонстрациями, концертом по телевизору и салатом оливье за праздничным столом. Но воспоминания о том времени остались. Своими с "Главредом" поделилась Мария Бурмака – человек, родившийся в эпоху "развитого социализма", и певица, ставшая символом украинской эпохи перемен.
и>
Мария, что для вас означает дата 7 ноября?
Ничего особенного. Почему? Потому что из моих родных никто не принимал участия, скажем, в революции 1917 года. Если бы у меня были бабушка или дедушка, которые были свидетелями тех событий, то они могли бы меня субъективно задевать.

Но вы ведь жили в стране, где 7 ноября было великим днем.
Да, я родилась в той стране. Именно поэтому лет с семи или десяти я знала, что этот день является абсолютным праздником. Это праздник, который все празднуют, который совпадал в детстве с каникулами. И это был парад. Если честно, то в детстве меня эти парады ужасно радовали, и на 1 мая, и на 7 ноября. Но то было неосмысленное ощущение. Осмысление пришло не сразу, то есть, я вместе со всеми людьми тогда еще советского, потом постсоветского пространства начала узнавать и понимать, что на самом деле произошло. В свое время, когда я училась в университете, у меня были эти конспекты первоисточников, это все меня застало, и это все (Марксизм-ленинизм. – Ред.) я читала. Кое в чем даже находила рациональное зерно. И сейчас меня очень удивляет, когда я спрашиваю свою дочурку, кто такой Ленин, а она не знает. У меня был шок, когда зашла речь о нем (дочке тогда было семь лет), а она не знает, кто такой Ленин в принципе. Для меня это фантастика, так как я знала, кто такой Ленин лет, наверное, с трех. В детском садике разных рассказов о Ленине мы знали великое множество, я до сих пор все это помню. Но, глядя на ту страну по-взрослому, в масштабах того пространства, куда входила Россия, Украина, другие страны, это была большая трагедия, которая в принципе определила путь развития на много лет, и даже до сих пор. И развитие это происходит не в лучшую сторону, как по мне.

Вы припоминаете год или дату, когда 7 ноября перестало для вас быть красным днем в календаре, и превратилось в обычный рабочий день?
Сказать, что оно превратилось в обычный рабочий день, я не могу. С каким бы это ни было подтекстом, я не могу сказать, что для меня 7 ноября – это обычный рабочий день. Это сейчас люди, которые младше меня лет на десять, могут сказать, что это обычный рабочий день. Для меня – нет. Слишком долго в этот день был парад и фейерверк, и я до сих пор могу проснуться 7 ноября и сказать себе: "Ой, да! Когда-то праздновалась октябрьская революция в этот день". И это опять-таки вопрос осмысления. Исчез пиетет к тому празднику, и изменилось к нему отношение на втором-третьем курсе университета. Это были 1988-1989 годы, когда я сама начала изучать историю. В то время – а я филолог по специальности – я зачитывалась украинской литературой, поэзией украинского расстрелянного возрождения, я им особенно интересовалась. И тогда я поняла, что такое, собственно, октябрьская революция, и что такое октябрьская революция, в частности, для украинской культуры. Да, именно через культуру я понимала историю. Поэты, которых я для себя открывала, которые были запрещены, их судьбы... Были расстреляны и поэты, и писатели, и вообще деятели искусства. Потом я поняла, что такой же была судьба и деятелей науки, вообще всего, что имело ум и душу. Хотя надо сказать, что, говоря о первоисточниках, в работах Маркса (кстати, я читала в свое время "Капитал"), идея, в принципе, довольно привлекательная: равные возможности и все такое. Но во что это вылилось в частности для Украины?

Как вы относитесь к людям, которые до сих пор в этот день ходят с красными флагами и празднуют день октябрьской революции?
Нормально, так как эти люди прожили жизнь, сознательную жизнь, в уверенности, что это праздник. Тот, кто думал по-другому, был под угрозой исчезновения, и инстинкт самосохранения не то что принуждал, а был просто в крови! И сейчас людям говорить, что они жизнь израсходовали напрасно, это все равно, что заставить людей перечеркнуть свою жизнь. Поэтому к любому моменту истории надо относиться с пониманием, осмыслением и уважением. Но упрекать этих людей или как-то обвинять их нельзя. Если человек хочет этот день отмечать, то это его право.

По какой причине, на ваш взгляд, многие люди в Украине до сих пор хотят вернуть Советский Союз?
Я бы не сказала, что многие. Насколько мы поняли из результатов первого тура выборов, то за Симоненко, то есть, за коммунистическую идеологию, проголосовало 5%. Таковы официальные данные. Если руководствоваться выводами первого тура выборов, то не так уж много людей хотят возвращения советского строя.

7 ноября не является государственным праздником в Украине. Вы не считаете, что его необходимо сделать государственным праздником? И какой была бы ваша реакция, если бы, предположим, это произошло?
Я была бы радикально против. Так как есть определенный ход истории. И, с одной стороны, нельзя упрекать людей и запрещать этот праздник отмечать, а с другой – делать это государственным праздником тоже нельзя. Опять-таки, для кого это государственный праздник? Государственный праздник для тех 5%, которые сейчас поддерживают Симоненко и его коммунистический строй? Это же не все население Украины, правда?

Каковы вашы планы на 7 ноября? Что вы собираетесь делать?
А 7 ноября – это какой день недели?

Воскресенье.
В воскресенье я утром пойду в церковь, всегда в воскресенье утром я хожу в церковь. А потом чем-нибудь займусь. Праздновать я не буду, но не вспомнить, что в этот день когда-то была демонстрация, я тоже не могу. Но в принципе – как обычное воскресенье, день отдыха. Обычное воскресенье, на этот день ничего не запланировано, то есть, я буду отдыхать.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять