Солист гурту «Гайдамаки» Александр Ярмола: «Семьдесят лет нам объясняли, что мы не имеем ни культуры, ни национальности, что мы - один советский народ».

Впервые музыку «Гайдамак» я услышала на первом курсе университета, когда попала на «вечірку по-українськи». Тогда для себя я открыла не только имена, но и совершенно новую музыку, как не странно, украинскую.

Гурт «Гайдамаки», как не парадоксально, популярен за границами Украины больше, чем у себя на родине. Залы Варшавы или Берлина открывают им свои двери чаще, нежели Харькова или Днепропетровска. Их давно знают в Европе. И только мы, украинцы, как всегда, все пропускаем. Мало кто знает, что в 2005 году «Гайдамаки» представили Украину на одном из самых крупных музыкальных фестивалей Европы «Przystanek Woodstock». Каждый год их слушателями становятся польская и немецкая, чешская и румынская, эстонская публика. Их узнают и - признают.
И вот именно сегодня, 9-го февраля, «Гайдамаки» начинают новый тур европейскими странами в поддержку своего альбома «Перверзія» (немецкий вариант – «Україна кличе»). На этот раз оригинальный стиль – Karpaten SKA (соединение украинской «автентики» и разных roots-влияний – от ямайского SKA до цыганских мелодий) услышит Польша и Швейцария, Австрия и Германия. Как говорят участники группы, «подобный полномасштабный выпуск диска украинской группы за границей, не какой-либо партизанский выход, – это первый случай в истории украинской музыки».
Перед предстоящем турне «Главреду» удалось попасть на последнюю киевскую репетицию «Гайдамак». Хлопцы играли – в последний раз перед поездкой «чистили песни», а я, под звуки гайдамацкой музыки, общалась с их солистом – Александром Ярмолой.
«Берлин – это ворота для восточноевропейской музыки»
Ваш новый альбом называется точно так же, как и роман Юрия Андруховича – «Перверзії»? Почему именно так?
Роман Юрия Андруховича мы взяли потому что, на наш взгляд, это самый яркий роман из всех произведений современной украинской литературы, которые мы прочитали в прошлом году. Наше увлечение современной украинской прозой началось чуть больше года назад – тогда нам в руки попало собрание новелл, изданное во Львове «Приватна колекція» Василя Габара. И мы начали читать. Издрык, Жадан…
Какую последнюю книгу прочитали?
«Джерело вічної насолоди» – восточная литература. У Андруховича понравилось – «Дванадцять обручів».
Но что же вас так заинтересовало в его романе «Перверзії»?
Это, я бы сказал, была самая хитовая книга. Наиболее динамичная. К тому же, это отличный пример того, как украинский товар может успешно продаваться за границей. Андрухович же в этом плане оказался более успешным писателем, чем многие другие.
Перед одним из концертов в туре Юрий будет читать свои стихи?
Да, но это- незапланированный ход. Мы с Юрием хорошо знакомы, и как-то просто спросили: «Не хочешь ли ты придти и почитать перед концертом?». На что он ответил: «ОК! Если будет время – нет проблем». К тому же он делает такие перформансы с саксофонистом! Андрухович уже сотрудничал с группами «Мертвий півень», «Плач Єремії». Повторить эксперимент можно же!
@@@ Возможно ли, что следующий альбом будет называться точно так же, как, например, роман упомянутого вами Издрыка?
Я думаю, что мы больше не будем так называть наши альбомы. Один раз мы это осознано сделали. И хорошо, что сделали. Там будет видно, чем мы будем жить в будущем. За последний год мы, действительно, перечитали много украинской прозы, и этот альбом был написан немного под влиянием украинских писателей. Не только Андруховича. Я не хочу специально акцентировать внимание именно на нем. У нас много хороших писателей, в том числе и Издрык.
Александр, почему для тура вы выбрали именно эти страны?
Это вопрос рынков. Не мы выбирали, куда нам ехать с концертами. Это делает агентство, которое нами занимается – мы подписали контракт с немецкой компанией «Eastblok music». А Берлин – ворота для восточноевропейской музыки. В немецкий музыкальный рынок входят, можно сказать, все страны, которые окружают Германию – Швейцария, Австрия, Голландия, Бельгия. Сами по себе музыкальные рынки этих стран – слабые, и они, так или иначе, имеют централизацию на немецком рынке, который очень мощный. Если взять только Европу и поделить ее на части, то получится: немецкий, скандинавский, испанский и французский музыкальные рынки. Во Франции, например, свои цены. Французский рынок находится под влиянием африканской музыки. Но, так как мы подписали контракт именно с берлинским агентством, то оно, соответственно, и организовывает туры в Германии и в ее «окрестности».
Слова в песнях важны? Если взять, к примеру, Польшу, там украинский хотя бы слышали, а вот в Германии вряд ли. Или для вас не обязательно, чтобы слова песен были понятными, хотя они и не простой набор слов?..
Тем, кто приходит на концерты, совсем не обязательно знать язык. Они уже привыкли к такому формату, как «world-music», к ним часто приезжают этнические исполнители со всего мира. Например, опять таки в той же Франции выступает очень много африканских ансамблей, и вопрос о знании языка не стоит. Хотя на польские концерты к нам и приходит очень много этнических украинцев, ведь когда-то же граница между Польшей и Украиной была проведена очень приблизительно. И это, без сомнения, сказывается.
И все же кто ваши слушатели на Западе?
В основном, на наши концерты приходит молодежь. Но не только. Прежде всего, это антиглобалисты. В Германии их очень много. Это для нас слово «глобалист» иностранного происхождения, необычное. Мы не знаем, что такое глобалист и с удовольствием пускаем к нам в Украину всех инвесторов без разбора. Через каких-то двадцать лет в Украине уже не будет свободного места.
Своим туром вы раскручиваете брэнд «Украина», несете украинскую идею?
Безусловно, национальная идея есть. Мы сознательно не переводим наши песни на другие языки. Западная публика слышит их только в украинском варианте.
Что для вас - представлять Украину на международной сцене?
Мы просто делаем то, что, мы делаем, и будем делать дальше. Мы - в центре украинской культуры, какой бы нам ярлык не наклеивали. Мы представляем украинскую культуру, как за границей, так и у себя на родине. Вот именно на Украине надо представлять украинскую культуру – мы же некультурная страна. Даже в Польше люди знакомы с украинским больше, нежели у нас.
Почему же так получается?..
Потому что у нас такие люди – затурканные и забитые. Семьдесят лет нам объясняли, что мы не имеем ни культуры, ни национальности, что мы - один советский народ. Теперь же, все, что мы имеем, то наше наследство – пережиток того советского времени. Родители воспитывают своих детей, они воспитывают своих… и это, будет тянуться еще очень долго. Такое рабское сознание.
Выходит, можно сказать, что в Польше вас больше понимают…
Нежели в Украине?.. Слава Богу, сейчас уже не так. Сейчас подросло уже другое поколение. Люди в двадцать лет, восемнадцать, шестнадцать находятся в меньшей зависимости от того тяжелого советского наследства. И новое поколение уже осознано начинает искать свою идентификацию как украинцев.
Хотя на Востоке Украины нас знают меньше. Но мы и там нужны. Восточные люди более «сбасурманенные», их надо как-то возвращать ко всему украинскому, даже заново презентовать им их же культуру. А на западной Украине – национальные ценности важнее, люди в них более уверены.
«Многие страны уже утратили свою этническую музыку»
Вы много ездите на европейские фестивали, как вы оцениваете уровень наших – «Країни мрій», «Шешори»?
Фестиваль «Країна мрій», я бы сказал, сделан на нормальном европейском уровне. «Шешори» – еще довольно слабенькие в финансовом плане. Это не выпад в сторону организаторов, они просто художники-идеалисты, у них пока еще нет экономистов в команде. Поэтому и не могут сделать все на надлежащем уровне.
Что бы вы лично хотели изменить в украинских фестивалях? Почему не организуете свой?
Просто хотелось бы, чтобы у нас таких фестивалей было побольше! Но делать свой – очень тяжело. Мы могли бы провести, но над этим надо очень долго работать. Надо создавать команду, которая бы занималась лишь фестивалем, все пробивать. Мы же сейчас сильно заняты музыкой, у нас на другое просто нет времени.
А как вы думаете, популярность этномузыки может продлиться долго?
С годами популярность будет только возрастать. Достаточно долго идет борьба антиглобалистов и прогрессивных сил против политики мейджеров, скупающих все независимые лейблы и создающих монополию. Это несколько компаний, которые хотят управлять сценой всего мира и навязывать свою продукцию. Это можно сравнить с тем, что, например, если взять немецкую машину 70-х годов, то она будет работать и сейчас. А, если вы возьмете машину, выпушенную в 90-е, - она намного быстрее поломается. Все это продумано заранее для того, чтобы вы потом купили следующую машину этой же фирмы, а потом следующую… Сегодня товарооборот не запланирован на долговечность продукции. Он предусматривает быструю замену. Для этого построены огромные заводы, непрерывно работают конвейеры. Весь мир этого уже «наелся»! Правда, есть еще африканские и некоторые южноамериканские страны, где все это еще можно продавать. Но товаров выпускается так много, что тех же машин люди будут иметь несколько. И что делать дальше?.. Все просто – надо, чтобы эти машины быстрей выходили из строя… Это фаст-фуд во всем. То же самое происходит и с музыкой.
Будут ли в мире украинцев идентифицировать именно с этномузыкой?
Я думаю, что со временем. Украина, слава Богу, еще имеет свои корни – этническую музыку. Например, у немцев своей музыке уже нет. Они исполняют еврейскую. Этническо-народной музыки от севера Германии и аж до Баварских Альп нет. И английской народной музыки тоже нет. Есть шотландская, ирландская. Так что многие страны уже утратили свою этническую музыку, и они, конечно же, никогда не будут идентифицироваться по своим национальным признакам, ведь некоторые забыли даже свой язык, музыку, легенды. Те же страны, которые все это еще сохранили, будут узнаваемы даже по звукам народных мелодий.
@@@ У вас есть любимая народная песня?
Ой, я так много их знаю, что выделить очень сложно. «Летіла зозуля» мне очень нравится. Ну, и, безусловно, все те, что «Гайдамаки» записывают.
С кем из украинских музыкантов вы сотрудничаете?
В первую очередь, мы сотрудничаем с народными музыкантами. Это Васыль Гекер, Тарас Компаниченко, с девушками из группы «Божичі». Впрочем, с теми же музыкантами, с которыми сотрудничает и Олег Скрипка. Хотелось бы записать песню с Ниной Матвиенко или Русланой.
Почему вы не выступаете на больших сценах?
Тут в Украине?.. Да на самых больших и выступаем!.. Только на майданах! У нас нет других сцен! На Украине мы никогда не будем играть в маленьком зале. Мы играем на День города, День Независимости, День молодежи. Тут много «дней», на которых можно играть... На Украине нет клубной структуры, чтобы можно было ехать в залы на тысячу человек. Я не имею в виду «дома культуры» с сидячими местами. Это должны быть рок-клубы. В Украине их только несколько. И пока не реально говорить о туре по Украине и выступлениях в подобных клубах. Зато (с долей определенной иронии говорит Александр), есть замечательные дни города, когда просто на центральной площади ставят большую сцену, и люди приходят послушать тебя «на шару». Понятно, в таком городе потом сделать сольный концерт очень тяжело – публика тебя уже увидела и услышала совершенно бесплатно. Все это плохие особенности украинского шоу-бизнеса. Многие группы не ездят, и не дают настоящих концертов в клубах, а играют на площадях, когда какая-то партия просто выделила на подобное мероприятие деньги.
Но все же, почему нет ваших концертов в больших украинских залах, например, в киевском Дворце спорта?
На сольный концерт во Дворце спорта мы просто не соберем слушателей. А в рамках какой-то праздничной программы нас приглашают - мы обязательно выступаем.

«Певец, который идет в министры – это никудышний певец»
Чтобы сделали, если бы вы стали министром культуры?..
Закрыл бы все FM-станции (ответил Александр без детальных объяснений). Постарался, чтобы были государственные дотации на определенные проекты. Прежде всего, развивал бы те проекты, которые связаны именно с украинской культурой. Сейчас много зависит от министра культуры. Если бы он пришел к Ющенко и вопрос поставил ребром, сказав, что именно этот украинский проект сейчас нужен, я думаю, что деньги нашлись бы. Ющенко – очень образованный человек, который патронирует украинскую культуру.
Почему сами не пойдете к нему на прием?
А с чего он меня станет слушать?.. Да у меня и нет пока никаких проектов. Для непосредственного общения с Президентом надо быть министром, а не музыкантом, солистом группы. Солист должен писать песни, сидеть и двадцать четыре часа заниматься своим делом, а вот министр – своим. Певец, который идет в министры – это никудышний певец. Хотя может быть и такое: хороший и популярный музыкант в прошлом, у которого сейчас мало концертов, может быть министром. Но, наверное, министром надо быть от Бога, точно так же как и артистом. Лично я в политику идти пока не собираюсь. Да и я пока не вижу у нас много действительно талантливых политиков. Ну, может только Ющенко.
Где вы чувствуете себя дома?
Если честно, то или в автобусе во время тура, или в своем родном селе. Что касается Киева… Я не чувствую себя дома.
Какая страна вам больше всего по душе?
Германия, Эстония… Мне там нравится, потому что там люди сознательно подходят к выбору своего места в обществе, и к обществу вообще. Они поступают так, чтобы было полезно всем. Думают, в первую очередь, про своих соседей, про людей вокруг, а не про себя.
А что в украинцах вам нравится или не нравится?
То, что не нравится, наверняка, все и так знают. Хотя это довольно сложный вопрос. Нравится украинская энергетика. Нравится способность к героическим поступкам, умение терпеть и верить. Так же некая свойственная украинцам живость ума, способность находить выход из всех ситуаций, выживать в любых обстоятельствах. Ну, и, безусловно, способность сохранять традиции. У нас еще осталось, хоть и немного, национального гонору. А вот не нравятся все противоположные черты: нежелание работать, тяга к пьянству.
Для вас музыка это…
…жизнь! Хотя, это и моя профессия. Музыкой мы начали заниматься достаточно давно. Это то дело, которое, мы лучше всего умеем делать.
На последней пресс-конференции вы сказали, что «Евровидение» – не ваш формат. А если взять Руслану и «Здоб ши здуб»
Руслана – это формат «Евровидения». А «Здобы» так, поигрались в «Евровидение».
А вам так не хочется «поиграться»?
Поиграться и проиграть? Нет.
Что считаете в жизни главным?
Вовремя остановиться.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять