Режиссер Алан Бадоев: "Ольга Корягина – это будущее "ВИА ГРЫ". Она принесет ей много свежести"

Его не знают в лицо, а его имя многим ни о чем не говорит. Однако с работами Алана Бадоева знакомы многие

Он – молодой и очень успешный клипмейкер, за два года творческой работы успевший снять 95 клипов. Бадоев работал с Андреем Данилко и Софией Ротару, "ВИА ГРОй" и "Ночными снайперами", Авраамом Руссо и Ириной Билык, Ани Лорак и Натальей Могилевской, Гайтаной и Виталием Козловским… А его режиссерским дебютом в большом кино стал нашумевший еще до премьеры фильм с символическим названием "Orangelove". Когда Алана утвердили режиссером этой ленты, многие не верили, говорили, что не получится. А нет – получилось! И после показа фильма на Каннском фестивале посыпались позитивные рецензии.
"Ирина Билык открыла меня для широкого "употребления"

Вы еще слишком молодой, чтобы иметь в своем "послужном списке" опыт работы с таким количеством звезд… Интересно, кто же первый в вас поверил?
Мне доверилась некая девочка Мей. Это неизвестная певица, девушка из Харькова, которая просто хотела снять клип. После этого был клип "Гайс енд Хелеп". Ну а потом Ирина Билык. Собственно говоря, с Ирины Билык по-настоящему все и закрутилось. Можно сказать, это она открыла меня для широкого "употребления".
После работы с Билык перестали обращать внимание на возраст и доверять вашим идеям?
Идеи всегда принимались, а на молодой возраст обращают внимание все время. И даже сейчас… И даже вы (смеется). Но это прекрасно. Я, наоборот, радуюсь, чего мне стесняться!?
А сложно ли снимать клипы для таких, как кажется, диаметрально противоположных по творческой манере личностей - Верка Сердючка и Авраам Руссо, "ВИА ГРА" и "Ночные снайперы"?
Не то, чтобы сложно, наоборот, довольно интересно. Мне безумно важно не повторяться в работе, находить постоянно что-то новенькое. Когда ты работаешь с разными личностями, ты их как бы изучаешь, из них черпаешь вдохновение и специально под них придумываешь. Тогда не получается повтора. А Верке Сюрдючке, на самом деле, я никогда не снимал. Я снимал Андрею Данилко его инструментальные работы. Верка Сердючка – это немножко не мой жанр. Я не могу придумывать вот такое.
Бывало ли, что вы отказывались от предложений?
Конечно.
Вам материал не нравился или вы результат не видели?
Да нет же… Я считаю непрофессиональным отказываться так, мол, извините, ваша музыка меня не впечатляет. Просто сейчас так много работы, что качественно сделать все невозможно. Поэтому приходится от чего-то отказываться, выбирать какие-то проекты. И тут я беру то, что по душе.
Если бы Данилко попросил вас снять клип для Верки Сердючки, неужели отказались бы?
Я думаю, что Андрюша очень хорошо меня знает, и он бы мне этого не предложил. А если бы и предложил, Верка Сердючка получилась бы у меня слишком заумной интеллектуалкой! Признаться честно, я не очень юморной человек… в творчестве. В жизни, может быть… А вот в творчестве меня другие темы интересуют.
С кем из артистов труднее всего работать на съемочной площадке?
Вы этих людей не знаете, они не очень успешные… Ведь, знаете, когда трудно? Когда человек чего-то недопонимает в своей профессии, не совсем знает, зачем эти клипы ему нужны. А съемка же – это достаточно сложный процесс. Я работаю долго, хочу отснять много материала. Я часто снимаю сцены, которые требуют от человека актерской отдачи. А артист зачастую к этому не готов… Он устает, начинает капризничать. К счастью, такое бывает редко! В основном, все люди, которые заказывают клип и платят деньги, а деньги большие, наверное, говорят себе: "надо поработать от души".
А когда новичок на съемках?
Ой, это класс! Я очень люблю. Конечно, если у человека горят глаза, если он хочет, чтобы у него получилось, это так интересно. Ведь ты создаешь новый образ, почти что нового человека. Ты помогаешь ему начать карьеру, что приятно. Это благое дело...
Алан, вы недавно снимали клип "ВИА ГРЕ" с новой участницей Ольгой Корягиной. Как она вам?
Вы видели клип?..
...
Вам она понравилась?.. Ей семнадцать лет, а остальным по двадцать, по тридцать… Естественно, у нее немного детское лицо. Но мне кажется, это будущее "ВИА ГРЫ". Девочка так интересна. Она, безусловно, волновалась, это же ее первая работа. Но вы видели, сколько ее в клипе?.. Оли очень много! Она, на мой взгляд, справилась. И я думаю, следующими работами она принесет в "ВИА ГРУ" очень много свежести. Лица, особенно у наших роскошных красивых женщин, очень однотипные. А некая изюминка, которая есть у той же Ольги, немножечко французская подростковость, это, действительно, дорогого стоит. Такое лицо всегда и везде будет пользоваться спросом, и на обложках, и на любых фешен-сессиях.
Не сложно было с ней работать?
Кайфово. Я не понимаю, что такое сложно. Если человек хочет, если он старается, то ты ему только помогаешь. Может быть, надо было сделать не два дубля, а три. Но это того стоило! Я почитал в Интернете такую чушь, будто бы из-за нее добавляли еще один съемочный день. Это смешно! Ничего такого не было. Человек становился в кадр, работал на уровне и все.
Во время работы над клипами, исполнители сразу принимают ваши режиссерские хода? Или кто-то спорит?
Все, как правило, приходят и говорят: вот у меня есть такая идея, или я должен быть похож на того-то, или вот тут у меня есть такая картинка… Я всегда все это выслушиваю. Пытаюсь понять, почему это человеку нравится…
И идете на поводу?..
Зачастую нет. В моей работе, как в моде, существуют определенные тенденции. Все очень часто приносят одну и ту же картинку. Если бы я всех слушал, то снимал бы один и тот же клип. Я должен отсеивать штампы, ведь мне люди доверяют, ко мне приходят, чтобы я им снял один-единственный неповторимый образ. Все образы должны быть незабываемыми и неординарными.
Даже София Ротару сразу воспринимает все, что вы ей предлагаете?
София Михайловна такой большой профессионал, просто роскошный профессионал, и если она уж выбрала режиссера, то, в принципе, знает, почему она его выбрала. И спорить с ним не будет!
А почему она вас выбрала?
Работы, наверное, понравились.
С кем бы вы сейчас хотели поработать?
… с Мадонной! Хотелось бы… Понимаете, я готов работать со всеми.
"Мы с вами уже не можем нормально смотреть на апельсин"
Вашу картину "Orangelove" на фестивале в Каннах очень хорошо приняли…
Безусловно, это радость! Мы с самого начала очень старались и хотели, чтобы у нас все получилось. Мы делали эту картину, понимая, что в принципе можем попасть на конкурс… И не попали по техническим причинам. С одной стороны, расстроились, ведь были вынуждены снять картину с конкурса, и показывать ее только на киноярмарке. Но с другой – очень порадовало и подбодрило, что наш фильм тепло приняли: были хорошие рецензии со стороны критиков и внимание прокатчиков. Это показало, мы на правильном пути и сделали верные ходы. Было приятно. Но, скажу честно, когда мы были в Каннах, меня сам фестиваль уже особо не интересовал. Это просто больше рынок. В тот момент я уже думал о других фестивалях, как там будет принята картина. И, безусловно, сейчас меня очень интересует, как будет воспринят фильм зрителем в Украине и в России. Это очень трепетно…
В какие страны уже продан фильм?
В азиатские – Корею, Китай, Японию. А также в Венгрию. Рассматриваются и европейские страны – Англию, Францию… Но пока что продажа фильма приостановлена. Важно, продать фильм одному агенту. Мы сами не можем продавать ленту.
На какие фестивали еще заявлен фильм?
В этом году фильм будет на "Киношоке" – это российский кинофестиваль. И еще на Нью-Йоркском кинофестивале.
Какие перспективы для вас лично открылись после Каннского фестиваля?
Перспективы открылись сразу после того, как я снял этот фильм, и пошли хорошие рецензии не только от каннских критиков, но и от прокатчиков, которые смотрели "Orangelove"и в Украине, и в России. Режиссеру, который снял хорошие кино, хотят доверить еще работу и еще. А вот после Канн открылись перспективы для фильма.
Уже есть конкретные предложения?
В данный момент я хочу сам еще и продюсировать свою картину. И мы уже начинаем над ней работать.
О вас говорят, что вы "абсолютно аполитический человек". Не было ли боязни называть фильм "Orangelove"? Ведь могли возникнуть ненужные ассоциации…
Абсолютно. Когда мы только начинали, "Orangelove" был действительно фильмом о революции. Но так, как я и в правду аполитический человек, я не очень в этом всем разбирался. Да и сейчас не разбираюсь (смеется). Поэтому я сказал, что мне не интересно делать такую картину – сделать фильм о революции, не затронув политики просто невозможно. А политика – не моя "парафия". Мне было не интересно тратить время на подобные вещи. И я предложил свой сценарий – рассказывал историю любви. Печальную, но правдивую, такую, как есть. А название менять не стали, оно уже было заявлено на всю страну. Более того, словосочетание "оrange love" нам безумно подошло – действие фильма происходит осенью, когда все в золотой листве, наша героиня – рыжеволосая девушка, настоящее "рыжеволосое облако", как мы ее называем. Нам захотелось, чтобы "оrange love" ассоциировалось с состоянием некой влюбленности. У нас яркие, энергичные молодые люди безумно любят друг друга.
Но ассоциации все же остались…
Меня немножечко бесит, когда все, связанное с оранжевым цветом, сразу относят к революции. Мы с вами уже не можем нормально смотреть даже на апельсин! У нас в голове уже сразу возникает: "О, революция…" А нет! Из апельсинов делают отличный сок. Я постоянно пью фреш, ем апельсины с мороженым… Это делают многие другие люди… Так почему нельзя посмотреть просто фильм, который называется "Orangelove", и поверить, что он никак не связан с революцией!
Не боитесь ли, что после долгих разговоров, анонсов, украинский зритель не поймет фильм?
Нет. В картине нет ничего, чего бы не мог понять человек. Эта картина о любви. У каждого из нас, хотя бы раз в жизни, были и будут абсолютно открытые отношения. Любовь без лимита… Любовь, которая может все. Это самое чистое чувство. И этот фильм о нем. Не может быть, чтобы любовь не поняли. Там не все так примитивно: "Я тебя люблю, ты меня не любишь". Мы немножечко поиграли в психологию, поискали интересные хода. Старались показать все то, что происходит с каждым в жизни. Любой, кто хоть раз любил, увидит в этом фильме свою жизнь и свои чувства…
И когда это произойдет?
Мы надеемся, где-то в конце сентября.
Когда вас утвердили как режиссера на фильм, критики говорили, что снимать кино и снимать клипы – это разные вещи. Многие не верили, что у вас получится?..
Я на такое не реагировал. Мне всегда было все равно, что и кто говорит.
Какой-то противный внутренний голос не шептал: "А вдруг не смогу"?
Он молчал. Я учился на режиссера, все время писал сценарии, постоянно придумывал что-то, и всегда жил идеей съемок фильма. Для меня это предложение не было неожиданностью. Я к этому шел. Клипы – это тот материал, с которым я работал, чтобы "рука постоянно была в работе". Они только расширяют кругозор. Для меня эта работа была хорошим подспорьем. Я приобрел опыт работы с технологиями, компьютерной графикой, звуком, визуальными вещами. Тем более была и своя команда. Поэтому, наверное, и в работе над кино все получилось так хорошо. Ну, а то, что говорят люди… Знаете, журналисты и критики делятся на две группы. Люди, которые пишут о том, что пишут все, – это такие не гениальные журналисты, и не хорошие критики, пишущие статьи потому, что им надо это быстрее сдать и получить деньги. А есть люди другие, которые знают, что за каждой буквой, которую они напишут, будет стоять определенная история, определенная человеческая судьба. Такие всегда изучают то, о чем пишут. Это совсем иной уровень и журналистов, и критиков. К сожалению, последних у нас мало. Поэтому я часто не обращаю внимание на то, что пишут.
С какими сложностями вы столкнулись, снимая фильм в Украине?
Когда снимали, вроде бы никаких сложностей не было. А когда начался период постпродакшена: озвучка фильма (мы писали звук на площадке, потом надо было его чистить, доводить до какой-то идейной концепции), графика… И процесс, естественно, затянулся. У людей не было опыта работы с кино. Есть опыт работы с рекламой, с клипами, но не с кино… Вот это проблема. Нам пришлось приостановить процесс в Украине, и перевести все заграницу. Завершали все в Праге.
И из-за этого вы не успели представить фильм в Каннах в конкурсной программе?
Да. Но я, в общем-то, доволен этим. Считаю, качество – прежде всего. Нельзя показывать фильм недоделанным. Зачем обманывать людей!
Говорят, в картине "Orangelove" вы показали Киев совсем другим городом.
Это была одна из задач, которую я перед собой поставил. Хотелось, чтобы Киев все увидели, ну хотя бы, моими глазами. Я сам не киевлянин, приехал из Горловки Донецкой области. Киев с первого взгляда оказался просто потрясающим местом. Узнал город, будучи студентом. А когда ты обыкновенный студент, много ходишь пешком, ведь тебе все интересно. Я ходил по старым улочкам, забредал на какие-то развалины. Бродил по таким местам, которые, можно сказать, больше европейские. Потом много путешествовал по другим странам. Сейчас мой любимый город – Лондон. Еще мне очень нравится Прага. Но столица Великобритании созвучна с тем, что происходит у меня внутри. Мне нравятся англичане. В Лондоне запросто можно потеряться в толпе. Просто попадаешь в океан личностей. В Киеве я же попытался отобразить все прелести городов, которые мне нравятся. Мы клали где-то брусчатку, где-то ставили столбики. Я понимал, что фильм идет на Европу, и надо обращать внимание на определенные нюансы. Мне важно было, чтобы люди увидели, какой Киев красивый город и каким он может быть.
Вы говорите, что ваш любимый город Лондон. Никогда не возникало желание переехать?
Нет, я даже не представляю, что буду жить где-то. Это для меня очень сложно. Где бы мне ни нравилось, больше чем неделю-две, я не могу там жить.
Но, возможно, в той же России, для вас было бы больше возможностей.
Не знаю. Работать можно везде. Я позволяю себе работать там, где мне хочется. Но только работать, а жить – нет! Я люблю Киев, я люблю людей, которые меня окружают. Для меня очень важно видеть тех, к которым я привык.
Чего вам как режиссеру не хватает в Украине?
Мне всего хватает. Честно. Но я бы хотел, чтобы в Украине поскорее разрослась киношная инфраструктура, чтобы были хорошие постпродакшины, продакшины, чтобы было больше профессионалов. Но я абсолютный реалист. Знаю, все это будет и у нас. Главное, чтобы сейчас цех завертелся. И тогда процесс уже не остановить. И если зритель будет интересоваться украинским продуктом, то все у нас получится.
А сколько времени для этого нужно?
Я думаю, что даже меньше чем пять или шесть лет.
"У меня настолько красивая жена, что не снимать ее невозможно"
А сегодня чем вы занимаетесь?
Работаю над созданием клипа для белорусской певицы Анжелики Агурбаш. Также снимаем для Галины, уже монтируем видео Тины Кароль. Недавно сняли клип для российской певицы Соны.
Работы, вижу, хватает.
Да. Есть немножко.
А за год сколько клипов снимаете?
Не знаю, сколько я снимаю в год, но за два года и три месяца, которые я работаю, уже есть 95 клипов…
Время для отдыха находите?
Да, конечно. Я же одновременно работаю и отдыхаю. Это две взаимоподпитывающие вещи. Я такой паразит – не работаю, а получаю удовольствие.
Есть ли в вашей работе, такое понятие, как "сезонность"?
Раньше было. Сейчас уже нет. Оно куда-то ушло. Есть постоянная пахота. Раньше обычно летом было затишье. Но сейчас все наши звезды стали настолько продвинутыми. И теперь, на самом деле, клипы снимают летом. Они уже знают, что есть много красивой натуры, загар, светящиеся лицо, понимают, это – очень классно и выгодно.
Между нашими звездами и российскими есть разница?
Я для себя решил, что российские звезды, в отличие от украинских, к режиссерам относятся как-то по-другому. Их, наверное, кто-то вышколил. Они знают, что если ты пришел к режиссеру, то ты уже молчишь и получаешь продукт. Наши ж более активные участники процесса. Хотя это все очень личностное…
В клипе Виталия Козловского снималась ваша жена. Почему именно в этом клипе?
Я понял, вы хорошо проштудировали Интернет (смеется). Это та статья, в которой написано, "жену Алана Бадоева подложили под Виталия Козловского". Ну, ее никто никуда не подкладывал… Они, во-первых, дружат. Во-вторых, я дружу с Виталиком. А, в-третьих, у меня настолько красивая жена, что не снимать ее невозможно. В таком удовольствии я не мог себе отказать. Поэтому мы параллельно и отдыхали, и снимали клип. Я решил сделать вот такую флиртующую историю.
Будете ее пробовать и дальше?
В кино. Думаю, в клипах мало места для ее таланта.
Бывает ли такое, что смотрите чужой клип и думаете, что вот тут я бы сделал по-другому?
Я и свои, когда смотрю, иногда думаю, блин, что-то можно было сделать лучше. А чужие? Честно говоря, когда мне клип не нравится, я его просто не смотрю. Зачем на это тратить время! А если нравится, то много раз пересматриваю, пытаюсь понять, в чем секрет этого кайфа, что меня в нем так зацепило.
А какие не нравятся?
Ой, спросите лучше, какие нравятся! Мне нравятся клипы Мадонны, Бьйорк. Клипы, которые снимают наши братья Стеколенко. Нравится, что они делают для молодой певицы Ламы, что они сняли для Билык на песню "Любовь – яд". Вижу – есть мысль, и самое главное, почерк, это радует. Реально понимаешь, что ты не один на планете.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять