А стрелял ли кто-нибудь в Руссо?

Весть о покушении на жизнь певца Апрахама Ипджиана, выступающего под сценическим псевдонимом Авраам Руссо, разнеслась по всем СМИ. Сообщалось, что при подъезде к дому после ночного концерта его джип был обстрелян неизвестным, в результате чего певец получил ранения в бедро и в область паха.

Это было уже не первое нападение на Руссо. Пару лет назад Авраама зверски избили подручные его бывшего спонсора - владельца ресторана "Прага" и Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова, с которым у него возник конфликт. Казалось бы, можно было только посочувствовать певцу. Ведь его преследуют такие ужасные несчастья. Однако, как и в случае с недавним избиением певицы Жасмин, общественность почему-то не восприняла нападение на Руссо всерьез и принялась уличать его в обмане… Многих смутили странные обстоятельства происшедшего. Например, согласно сводкам новостей, киллер был вооружен автоматом Калашникова, но почему-то сделал лишь несколько одиночных выстрелов. А по меткости мог конкурировать с покушавшейся на Ленина полуслепой Фанни Каплан. Стреляя в упор по остановившемуся у дома джипу Руссо, он ухитрился дважды попасть в капот и лишь один раз в водительскую дверь. Самое поразительное, что при этом все три пули каким-то чудом достигли цели и поразили певца. "Отличился" и сопровождавший Авраама охранник Роман Фитисов. Вместо того что бы сразу везти истекающего кровью подопечного в больницу, он якобы во избежание повторного нападения повез его в штаб своего охранного предприятия, расположенный на другом конце Москвы, в казино "Голдэн Пэлэс", и лишь спустя час "скорая помощь" доставила певца оттуда в институт имени Склифосовского. В довершение всего выяснилось, пишет "Э-Г", что в тот же день компания "Мистерия звука" выпустила в продажу новый концертный альбом Руссо. На основании этого все дружно сделали вывод, что нападение на певца было всего лишь ловко организованной пиар-акцией. - Не вполне понятно, как адекватные люди могут думать, что ради сиюминутного пиара человек может подставить себя под пули и рисковать своим здоровьем, - негодовала на официальном сайте Руссо www.avraam.ru его пресс-атташе Анна Митус-Исаева. - Всем известен факт, что Авраам провел пять часов на операционном столе, врачи боролись за его жизнь. Большая кровопотеря, очень низкое давление, пробитая в двух местах аорта на ноге. Через некоторое время ему понадобилась вторая операция, потому что вновь открылось кровотечение. Очень жаль, что многие так и не научились сопереживать чужой боли… Возмущенные цинизмом наших сограждан, мы решили подбодрить Авраама, купили ему гостинцы и отправились в институт имени Склифосовского. В приемном покое нас встретили неласково и наотрез отказались сообщить, в каком отделении лежит певец. Здраво рассудив, что огнестрельные ранения, скорее всего, относятся к области хирургии, мы обошли все хирургические отделения Склифа, однако ни в одном из них Авраама не обнаружили. Более того, как врачи, так и пациенты уверяли нас, что он у них никогда и не лежал. В конце концов какой-то добрый доктор подсказал, что нам следует искать певца отнюдь не в хирургическом отделении, а в некоем отделении острых эндотоксикозов. Оно оказалось настолько засекреченным, что мы не сразу его нашли. У входа отсутствовала даже табличка с названием отделения. Она висела уже внутри, за стеклянными дверями. А на самих дверях красовалась только бумажка с таинственной аббревиатурой "РОЭ". При этом двери были наглухо заперты, и попасть внутрь, не зная кода, было невозможно. - Да, этот певец вроде лежит у нас, - подтвердил один из пациентов, вышедший из отделения проводить навещавшую его дочь. - Правда, я нахожусь здесь уже неделю и еще ни разу его не видел. Вам лучше обратиться к медперсоналу… - Можем ли мы пообщаться с Авраамом Руссо? - поинтересовались мы у старшей медсестры, которую вызвали с помощью специальной кнопки. - Нет, к нему в палату пускают только родных и близких, - ответила она. - А сам он выйти к вам не может. Если хотите, можете написать ему записку, и я передам ее вместе с вашими гостинцами. - А почему Авраам лежит у вас, а не в хирургии? - попытались продолжить разговор мы. - Разве в вашем отделении лечат огнестрельные ранения? - Вы задаете слишком много вопросов! - недовольно хмыкнула медсестра и захлопнула перед нами двери. А когда мы стали фотографировать табличку с названием отделения, из-за дверей выскочил дюжий охранник и пригрозил, что, если мы не уберемся отсюда, у нас будут серьезные проблемы. Заинтересовавшись, почему местопребывание Руссо окружено такой секретностью, мы стали наводить справки об отделении эндотоксикозов и с интересом обнаружили, что его профиль крайне далек от огнестрельных ранений. - Отделение лечения острых эндотоксикозов НИИ имени Склифосовского организовано в 1994 году на базе лаборатории острой почечно-печеночной недостаточности, которой с 1974 года руководил профессор Шиманко, - сообщалось на интернет-сайте www.mosgorzdrav.ru. - За эти годы накоплен огромный опыт лечения больных в состоянии эндотоксикоза, обусловленного острыми хирургическими заболеваниями (механическая желтуха, перитонит, панкреатит), обширной деструкцией мягких тканей (краш-синдром, синдром позиционного сдавления, артериальная ишемия), острыми отравлениями (хлорированными углеводородами, суррогатами алкоголя, ядовитыми грибами), акушерской патологией, острыми гинекологическими и другими заболеваниями… Эта информация не на шутку нас встревожила. От чего же лечат Авраама в этом отделении? Может быть, в него, как в Ильича, стреляли отравленными пулями? Или, может, у него началось какое-то заражение из-за того, что охранник не обеспечил ему своевременное оказание медицинской помощи? А может, и вовсе все было не так, как нам рассказывают? На такую мысль нас неожиданно натолкнуло интервью самого певца, которое он дал во время недавнего конкурса "Новая волна" в Юрмале. - Я уже два дня почти ничего не ем, - пожаловался Авраам журналисту Николаю Фандееву. - Несколько дней назад я работал в туре по Черноморскому побережью и городам Северного Кавказа. После концертов в Дагестане у меня появилась слабость и головокружение. Я несколько раз даже падал в обморок. Это отравление… Обращение за разъяснениями к исполняющему обязанности главного врача института имени Склифосовского Владимиру Шевчуку не только ничего не прояснило, но и еще больше все запутало. - В настоящее время Авраам Руссо у нас уже не лечится, - огорошил Владимир Павлович. - Действительно, долгое время он лежал в отделении лечения острых эндотоксикозов. У него были кое-какие осложнения. Но от чего конкретно его там лечили, сказать вам не могу… У пресс-атташе Руссо Анны Митус-Исаевой оказалась несколько иная точка зрения относительно причин пребывания певца в непрофильном отделении. - Нет-нет, Авраам не имел к острым эндотоксикозам никакого отношения, - принялась уверять нас она. - Авраам лежал в этом отделении с ранениями. Его положили туда, потому что это закрытое отделение. И там ему могли предоставить отдельную палату. Да, несколько дней назад Авраам выписался из больницы. Но на сегодняшний момент пообщаться с ним лично невозможно. Он еще очень плохо себя чувствует… - Певца перевезли из Склифа в загородный дом на Рублевке, - по секрету рассказал нам один из близких друзей певца, просивший не называть его имени. - Только не спрашивайте меня - куда именно. Его служба безопасности это тщательно скрывает. Я знаю, что на днях к Аврааму ездил Виктор Дробыш по поводу записи совместной песни с Киркоровым и Басковым. Но даже ему не дали точный адрес. Назначили встречу где-то на Рублевке. А дальше везли чуть ли не с завязанными глазами…

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять