Дмитрий Маликов: "От виски я становлюсь агрессивно-сексуальным и набрасываюсь на людей"

Его отец Юрий Маликов - основатель и руководитель ансамбля легендарного ВИА "Самоцветы". Поэтому все детство будущей поп-звезды прошло за кулисами, а профессия была предопределена заранее.

- Дмитрий, вы производите впечатление тихого домашнего человека. Как можно с таким характером выживать в шоу-бизнесе?

- Ну, выживаю же как-то. Значит, можно. Просто я стараюсь быть хорошим дипломатом.

- Но чтобы постоянно подогревать интерес публики, нужны сенсации, скандалы. А с вами ничего такого не случается…

- А я стараюсь брать качеством. Может это более сложный, в чем-то академичный путь, но, по-моему, все-таки правильный. Я так устроен, нет во мне авантюристической жилки. Вообще, я довольно трезвый человек.

- Вы начали свою эстрадную карьеру в момент, когда шоу-бизнес в России только зарождался. Как, по-вашему, в конце восьмидесятых было проще начинать, чем сегодня?

- На самом деле тогда пробиться на телевидение было тяжелее, чем сейчас. Мне повезло. Потому, что общество в конце восьмидесятых нуждалось в современной молодежной музыке, и то, чем я занялся, было актуально. Плюс, конечно, папа помог. Благодаря ему, я смог представить свои песни худсовету на телевидении (тогда только так все делалось).

- А вы советуетесь по работе с отцом, прислушиваетесь к его мнению?

- Для меня это просто одно из мнений.

- Юрий Маликов чаще поддерживает сына или критикует?

- По-разному бывает. Например, ему не нравятся такие песни, как "Прощай моя блондинка" и "Кто тебе сказал?". Он их считает пустыми.

- И что вы отвечаете папе на эту критику?

- Не нравится, не слушай! Но, конечно же, если его взгляды совпадают с мнением окружающих, то тогда я прислушиваюсь к ним.

- А бывало так, что вы были против, а отец настаивал на своем, и, в конце концов, он оказывался правым?

- Ну, например, я в свое время не хотел заниматься классикой. Собирался полностью уйти в эстрадную и рок-музыку. Отец же настоял, чтобы я закончил консерваторию. Мол, попса - это увлечение молодых. Все пройдет, а образование останется с человеком на всю жизнь. В этом вопросе, к моему счастью, он занял принципиальную позицию и заставил меня. Сейчас я очень благодарен ему за это. Я ведь очень рано начал гастролировать. (Кстати, мой первый сольный концерт состоялся в киевском Дворце Спорта в 89-м году. Мы с ребятами из "Любэ", которые тогда тоже были начинающими, работали по отделению). В общем, мог бы и не напрягаться, а просто плыть по течению.

- Кстати, а по поводу девушек вы с отцом советовались?


- Не особо. Но гастроли "Самоцветов" для меня были и жизненной школой. В ансамбле работало довольно много холостых ребят. Они любили погулять… Как все молодые. А родители не препятствовали нашему общению, хотя, наверное, можно было поддерживать какую-то субординацию. В общем, от ребят я и получал интересующие меня сведения.

- В консерваторию вы поступали, уже будучи известным исполнителем. Как отнеслись педагоги к эстрадной звезде?            

- Педагоги - хорошо. А вот некоторые однокурсники явно завидовали. Они видели, как возле консерватории собираются симпатичные           девушки, мои поклонницы, дарят мне цветы, просят автограф. У меня в то время уже была девятая модель "Жигулей", которую я купил собственные деньги. Что касается педагогов, то кого-то это забавляло, кому-то даже нравилось, а многие относились к этому равнодушно. Я понимал только одно: всех своих недоброжелателей могу переубедить только отличной учебой. И несмотря на нехватку времени из-за постоянных гастролей, я все-таки окончил консерваторию с красным дипломом.

- А у вас есть очень давние поклонницы, которые хранят вам преданность еще с конца восьмидесятых?

- Конечно. Я, кстати, очень ценю таких преданных людей. У меня есть до сих пор поклонники, которые, например, присутствовали на моих вступительных и выпускных экзаменах в консерватории. Сохранилась запись концерта, где на выпускном сидит полный зал этих девочек. Как только я сыграл, они встали и ушли. Остались одни преподаватели. Я даже побоялся, что из-за такой неучтивости мне не поставят хорошую оценку. Но поставили "пять".

- До знакомства ваша супруга была поклонницей артиста Димы Маликова?

- По-моему, нет. Она, конечно, знала, кто я такой. Помнится, подруга у нее спросила, кто ей больше нравится Женя Белоусов или Дима Маликов. Я ей нравился больше.

- Почему вы так долго не оформляли официально ваши отношения?

- Не было повода. Даже когда уже ребенок появился…

- Позвольте уточнить: это у вас не было повода или у Лены?

- Ну, наверное, просто мы долго проверяли друг друга. А потом я не считаю, что штамп в паспорте меняет что-то. Вот венчание – это, действительно, обязывающий обряд.

- Ну, хорошо. А когда же вы все-таки решились поставить штампы в паспорта?

- Мы расписались в тот день, когда регистрировали дочку. Нам в загсе объяснили, что, поскольку мы не женаты, Лене придется зарегистрировать дочь на себя как матери-одиночке. А только потом я смогу удочерить собственного ребенка. Вот тогда я и предложил: "Давай распишемся, так будет проще". -  "Но только если это недолго", - согласилась Лена. "Можно оформить отношения и зарегистрировать ребенка одновременно?" - спросили мы в один голос. В общем, за пятнадцать минут все дела были улажены.

- По темпераменту больше холерик или меланхолик?

- Сдержанный оптимист, иногда впадающий в меланхолию.

- Хорошо хоть не в маразм! Интересно, а сцена помогает излечить такое состояние или она, наоборот, только отнимает здоровье?

- Вообще говорят, что человек, который поет, продлевает себе жизнь. В этом смысле у меня прекрасная профессия.

- Есть какие-то рецепты здоровья, помимо сцены?

- Не курю, а пить и есть стараюсь умеренно.

- Ну, а если удалось выпить чуть больше положенного, каким вы становитесь?

- Смотря чего выпью. От вина у меня появляется романтическая сонливость, а от виски - агрессивно-сексуальное состояние.

- И чего делаете в таком состоянии?

- В прямом смысле бросаюсь на человека.

- Как вы оцениваете собственную популярность?

- Ну, на одну ступень ниже Киркорова, Пугачевой, Ротару.

- То есть, остался один шаг по лестнице вверх. Но, честно говоря, такое впечатление, что у вас нет большого желания его делать.

- В принципе, да. Потому, что для такого шага обязательно придется чем-то пожертвовать. Либо семьей, либо здоровьем, либо творчеством.

Но дело даже не в этом. Я человек определенных способностей и возможностей. Они имеют какую-то границу. И по своим способностям я и так уже очень много добился.

- Интересно, а есть ли какие-то звезды, которые завидуют вам? Вашему стабильному положению, ровной карьере, не стремлению прыгнуть выше головы.

- Мне кажется, каждый счастлив по-своему. Хотя знаю нескольких людей, которые мне завидуют. Но, понимаете, для того, чтобы быть таким популярным как Киркоров, нужно быть Киркоровым. Это энергетика его личности. Он такой человек. А я другой.

- Какой?

- Я музыкант. А Киркоров – артист. Это разные понятия.

- То есть, ваш папа был прав, когда настаивал, что нужно получить специальное образование и заниматься аранжировкой?

- Конечно.  Мое призвание – писать красивую музыку, а Филиппа – быть на сцене.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять