Борис Моисеев открыл тайну своих белых волос

Книги от знаменитостей пекутся, словно горячие пирожки. Недавно чтиво о себе любимом закончил самый скандальный российский артист Борис Моисеев. В продаже этот бестселлер (а лично автор не сомневается, что книга станет бестселлером) появится в декабре.

Несколько глав в книге Моисеев отвел родной Беларуси, вспоминая детство, отрочество и юность. Но большая часть этого труда посвящена его коллегам по сцене. С разрешения артиста "КП-Белоруссия" напечатала несколько отрывков.
На танцы ходил через кладбище
"Я прекрасно помню свою детскую любовь к танцу и сцене. Мы жили в Могилёве. Ради занятий танцами я был готов два дня в неделю возвращаться ночью домой через кладбище. Другой дороги не было.
После первого занятия, правда, меня немного проводил сторож. Но где-то на середине кладбища он сказал, что не может надолго отлучаться из клуба и ему надо возвращаться. Мне показалось, что он просто испугался. Действительно было жутко. Я даже подумал вернуться назад и переночевать в клубе, но я не мог расстраивать маму, которая бы места себе не нашла, не застав меня дома.
И я пошел, очень осторожно ступая по дорожке среди могил, крестов и звездочек на памятниках. Сначала я старался не смотреть по сторонам и время от времени жмурился, но чтобы видеть дорогу, приходилось держать глаза открытыми. И тут случилось что-то невероятное. Я увидел над надгробиями белое облако. Оно было похоже на человеческую фигуру. Я был поражен настолько, что не успел испугаться. Самым неожиданным было то, что привидение стало делать танцевальные движения. И тогда я прошептал: "Привет, привидение, я тоже танцор". И оно исчезло.
Потом при каждом моем ночном походе я ждал появления танцующего привидения. Но оно так больше и не появилось. Так каждый четверг и воскресенье я шел домой в холодную коммунальную квартирку и ждал маму со второй смены. Я сидел на кухне в темноте, чтобы не жечь электричество, и как обычно засыпал до ее прихода, хотя изо всех сил старался не заснуть. И она, напахавшись на трех работах, еще и меня в кровать перетаскивала".
От удара током облысел
"В студенческие годы приходилось выступать не только на крупных площадках, но и в ДК маленьких городов, а зачастую и в сельпо. И вот, помню, в одном таком месте, где была жуткая сцена, в довершение всего отрубилось электричество. Поскольку монтер был в ж... пьян, то ничего лучшего не придумали, как освещать сцену лампами, которые проходчики берут с собой в шахты.
Я не хотел танцевать в таком, мягко говоря, "световом решении". Я был молодым и отчаянным и пригрозил самолично вскарабкаться на столб высокого напряжения. Вопреки моим ожиданиям мне тут же выдали... "кошки".
Напряжение, естественно, было отключено, я сидел на вершине столба и что-то там менял. И все было бы неплохо, если бы у этого алконавта не нашелся сменщик, такой же... слов моих не хватает! И вдруг этот напарник-идиот решил то ли проверить систему, то ли еще что-то, то ли просто спьяну зацепился за рубильник и... дал полное напряжение! А я работал без перчаток! Ибо я как артист, призванный сеять все прекрасное, разумное и вечное, из принципа не надевал эти уродливые, резиновые, пропахшие перегаром и еще черте чем перчатки.
В общем, долбануло меня так, что я оказался в коме. Это была ерунда по сравнению с тем, что я увидел в зеркале, после того как оклемался. В отражении я увидел грустную голову без волос.
Потом этот идиот, который дал напряжение, приходил ко мне в госпиталь и пытался гладить по лысой голове. Плакал и извинялся.
Волосы выросли, но совершенно белого цвета. Что ж, я и в этом вижу только положительную сторону. Я их никогда не красил. А то, что многие называют крашеным блондином, - это мой естественный цвет волос".
Нянчил Кристину Орбакайте
В середине 80-ых мы были на гастролях в Сочи. Я работал тогда в труппе Аллы Пугачевой. Ее дочка Кристина была тогда подростком и ездила на гастроли вместе с мамой. Алла Борисовна улетала по срочным делам в Москву. Но ей хотелось, чтобы Кристина подольше побыла на море. Алла посчитала меня самым достойным претендентом на роль усатого-безусого няня.
Жили мы в Дагомысе, огромная территория старинного дендропарка на берегу моря, собственный пляж с мелкой галькой, бары и рестораны. Что еще нужно маленькой девчонке и ее рыцарю сопровождения?
Мы познакомились с генералом из морфлота, который предложил нам замечательный круиз на "Адмирале Нахимове". Мы с Кристиной загорелись и решили ехать, то есть плыть. Но нужно было согласие Пугачевой. Мы позвонили ей в Москву, и видимо тут сработала материнская интуиция, и она не разрешила нам никуда соваться далее Дагомыса.
А 31 августа мы узнали страшную весть о том, что "Адмирал Нахимов" столкнулся с сухогрузом, и большинство пассажиров погибло. Мы бегали с Кристиной по пляжу и как сумасшедшие кричали во всю глотку. Этот день мы считаем своим вторым рождения".
Переодевался в одной гримерке с Тиной Тернер
"С Тиной Тёрнер я познакомился на фестивале в Сан-Ремо. Одна из самых выдающихся современных американских певиц носила мою одежду. Случилось это из-за безумной организации фестиваля. Итальянцы ничего не могут делать спокойно. Из-за всей концертной неразберихи так получилось, что нам с Тиной пришлось переодеваться в одной гримерке. Нечаянно она надела мой пиджак. Я не успел ничего сообразить, как она уже побежала на сцену. Но я не мог позволить ей этого. Не потому, что мне стало жалко своего костюма. Просто Тёрнер выглядела бы очень комично в моем пиджаке. Захватив верх ее костюма, я бросился ее догонять и нагнал перед самым выходом на сцену. После выступлений мы долго смеялись в гримерке, примеряя для смеха сценические костюмы друг друга".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять