Почему Волкодав отлучился от «тела»? Автор романа Мария Семенова разнесла блокбастер в пух и прах

Писательница Мария Семенова, экранизация романа которой «Волкодав» наделала много шума, резко высказалась по поводу получившегося «шедевра». Ее обидели не только неточности и «ляпы» в сценарии. Оказалось, автора первоисточника намеренно отстранили от процесса создания картины. Присутствовала в качестве консультанта Семенова только на одной сцене. После чего бурно поругалась с режиссером Лебедевым, и все дальнейшие переговоры вела уже по Интернету и телефону.

БУХАРОВ СТАЛ ПЛОХИМ ТЕЛОХРАНИТЕЛЕМ — Скажите честно, как вам кино? — «Все сходства с реальными событиями сугубо случайны…». Примерно такие отношения у снятого кино с моим романом. Этот фильм мог бы быть существенно лучше. Но, с другой стороны — он не самый плохой образец экранизации. За что, все-таки, спасибо режиссеру Лебедеву и всей честной компании. А после небольшой похвалы можно со смаком говорить гадости. — ??? — Представьте, по ходу написания сценария всерьез обсуждалась замена боевого летучего мыша, спутника Волкодава, на черепаху. Как бы это выглядело! Когда я впервые прочла сценарий, волосы встали дыбом. (Кстати, я с изумлением узнала, что еще на стадии заключения контракта киношниками отдельно оговаривалась моя отстраненность от проекта). В Москве, на первой встрече с Николаем Лебедевым мы орали друг на друга 11 часов. И я раза три собиралась контракт разорвать. Но все-таки удержалась, несмотря на грубые ошибки в сценарии. — О них — поподробнее! — Что меня больше всего возмутило — поведение самого Волкодава. Правила профессии телохранителя были одинаковыми во все времена для всех народов. Пункт первый: куда ж ты, герой, от охраняемого тела! Совершать подвиги и за кем-то гнаться, когда «объект» беззащитен, недопустимо. А Волкодав бросает Кнесинку, чтобы что-то там выяснить… Пункт второй: не нанимайся охранять в одиночку. Ради этого я устроила в книге двух толковых учеников, от которых в фильме и след простыл. А уж про поединок с Людоедом я вообще не говорю! Неправдоподобная сцена. Ведь вся жизнь Волкодава подчинена желанию убивать. А Лебедев: «Ой, ну как же, Волкодав убивает человека старше себя, я потом полфильма буду доказывать, что он хороший…». И город Галерад, большой, богатый, сильный, торгующий со всем миром, в какое-то чумное средневековье превратили. Между тем Лебедев уже пишет следующий сценарий по второй книге. И обещает еще больше отойти от моего первоначального сюжета. А я в свою очередь собираюсь написать еще одну книгу, где объясню, как Волкодав научился жить не только ради того, чтоб убивать. — Если бы вы могли принимать участие в съемках фильма, кого из актеров выбрали бы на главную роль? — Кроме Евгения Сидихина когда-то мне и на ум никто не приходил. А сейчас я молодых актеров не знаю. А что касается выбранного Александра Бухарова, он — героический человек. Отказался от другой очень престижной роли только ради призрачной надежды на то, что ему повезет сыграть Волкодава. Причем, никаких гарантий режиссер не давал. Бухаров приходил на съемочную площадку и подыгрывал артистам другие роли. В общем, добился своего. — Но хоть что-то в картине вам понравилось? — Было несколько моментов, на которых я роняла слезу (мы с другом смотрели премьеру в киноцентре «Москва»). Очень хорошо получилась сцена, где на Волкодава накатывает воспоминание. И к нему, умирающему, приходит мать Кендарат и вся его семья — умершие родители с не рожденной сестренкой. К АКИНЬШИНОЙ ПРЕТЕНЗИЙ НЕТ! — Вы Оксану Акиньшину не размазали. Понравилась? — Она, бесспорно, красивая. А мы привыкли, что молодая красивая актриса часто сидит в кадре с выражением: вот, посмотрите, какая я! Акиньшина не играла, она, действительно, была Кнесинкой. К актерскому составу у меня вообще претензий мало. Все на месте и все делают это дело с удовольствием. Мне довелось смотреть несколько серий «Марша Турецкого» с тем же Домогаровым. Он выходит, и на лице написано: «Опять Турецкий! До чего ж мне это надоело!». А в «Волкодаве» видно — снимается с удовольствием. Кстати, были мнения, что Домогарову нельзя Людоеда играть. Как же — он гроза московских бандитов. — А любовная линия, на ваш взгляд, удалась? — А там ее вообще не должно было быть. Долгоиграющее чувство Волкодава к той девочке, которая не успела стать женщиной, не в счет. Он видит в Кнесинке олицетворение домашнего очага и семейного счастья, которое он утратил, а не конкретную любовь. В кино пошли по стандартному пути. И выбросили все, что должно было составлять суть повествования. Я же писала книжку, которая бы отличалась от бурного потока фэнтези в России. А тут как раз получился развесистый тиражированный штамп. — И, все же, узнав об экранизации, вы обрадовались! — Грех было печалиться. Это позднее я узнала, что создатели фильма меня не просто игнорировали, но и всячески сознательно отодвигали от процесса. Они почему-то были уверены, что я начну скандалить и цепляться за каждое слово. А я человек достаточно открытый, готова к пониманию и компромиссам. Ну что сделано, то сделано. Я жеванием вчерашних «соплей» не занимаюсь. — Какой бы фильм ни был, это ваш новый виток популярности! — Да, кушать-то хочется. И книга раскупается, слава Богу. На обложке — не самые худшие кадры из фильма. Привлекают внимание. А главное — после «Волкодава» увидели свет мои другие творения, на что было мало надежды. «Родная душа», которая в ближайшее время выйдет, книга о собаках. Пообещали даже, что мы сможем придти на презентацию в «Буквоед» со своими псами. Авторов шесть, это мои друзья, все истории собачьей жизни реальные. Меня сфотографировали в косухе для обложки с двумя моими огромными питомцами. МОЙ ДРУГ СЕРДЦА – ВИКИНГ — Вы приехали на встречу на метро. А машину водите? — У меня больше 20 лет водительского стажа. Но за руль сажусь по необходимости. Не люблю переживать на тему: украли автомобиль или нет? Машина была у нас всегда, мой отец инвалид. Я росла в гараже с «Москвичом». Когда отец посылал под машину что-нибудь отвернуть-привернуть — это было счастье. Потом были две «Нивы». А сейчас вот купили потасканный «Джип». — Ваш отец служил прототипом для ваших героев? — Когда всю жизнь живешь рядом с инвалидом, у тебя вкусы меняются… Я когда-то смеялась: если б за мной начали ухаживать два молодых человека, и один из них был бы с палкой, у него было бы больше шансов. Не написать книжку, главный герой которой инвалид, я не могла. В ранних моих произведениях главный герой — хромой кузнец. У меня многие персонажи хромые были. Только с годами догадалась, почему. — А в последней книге герой на коляске? — Сейчас у меня на стадии последних доработок находится книга «Там, где лес не растет». Она посвящена младшему соплеменнику Волкодава. Герой путешествует по миру в тогдашнем эквиваленте инвалидной коляски. Ну и все время попадает в какие-то ситуации. То из-за своего языка, то из-за дурного характера. Скоро ему предстоит эпохальная любовная сцена. — То есть лирика вам не чужда? — А кому она чужда? — А не хотелось сменить свой образ на более женственный? Вечернее платье, к примеру, надеть? — Я с трудом понимаю, как люди на каблуках-то ходят! Это же жутко неудобно. Ну, дал бог ту внешность, которая у меня есть и шрам на голове. В общем, я не помираю по своему внешнему виду. Хотя преклоняюсь перед интеллектуалами, которые ухитряются быть и гламурными. А я другая. Как говорила мама: «Каждый молодец на свой образец». Вот она, кстати, была очень красивой женщиной. И соответствовала секс-символу пятидесятых. — Вы сейчас не одиноки. Расскажете о своем «молодом человеке»? — «Молодому человеку» 60 недавно исполнилось. Его зовут Хокан Норелиус. Познакомились мы в 1992 году. Союзом писателей был организован круиз по Балтийскому морю. И я на него попала к своему глубокому изумлению (тогда была жесткая конкуренция). Это было совместное путешествие творцов разных стран на корабле. А у меня в тот момент имелся самодельный переносной компьютер. И проблема — найти для него принтер. Я пристала к шведам, где в Стокгольме магазинчик, в котором можно купить подержанный принтер. Шведы пришли в такой восторг от моего самодельного агрегата, что принтер мне подарили. И как раз Хокан принес его на корабль. Так мы познакомились, подружились, потом стали ездить друг к другу в гости. Не сказать, что это бурный роман. Скорее, мы просто хорошие друзья. Между нами полное доверие. Плюс некий романтический флер. А еще он очень продвинутый компьютерщик и очень порядочный человек. Восемь лет он вокруг меня круги выписывал. В итоге я все же сдалась. — Как происходит чтение ваших книг Хоканом? На шведском? — Обычно я ему свои книги рассказываю. Правда, от «Волкодава» он прочитал первую главу, которую перевела на английский язык по просьбе издательства. В Стокгольме Хокан устроил мне экскурсию в королевские конюшни. И материал, который я там почерпнула, был использован в книге «Заказ». А вообще он по-русски не говорит, а я по-шведски. Общаемся на английском.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять