Что с людьми сделали на телевизионной "Фабрике красоты"? (Эксклюзивные подробности)

Легко говорить, что красивым кажется все, на что смотришь с любовью. А если женщина похожа на Венеру Милосскую – такая же ископаемая, без зубов, с белыми пятнами на желтой коже… Плюс огромный кривой нос, оттопыренные уши, увесистый подбородок, груди а ля уши спаниэля, живот бочечкой, наросты жира на бедрах и все тело в морщинах – ото лба до подколенной ямки? Тут уж никакие советы психологов, что надо повышать самооценку, а жизнь наладится, не срабатывают. Как не помогают и утешения подруг: мол, нет страшных женщин, есть пугливые мужчины.

Американцы года три назад поняли, что с этим делать и придумали телевизионный проект "Фабрика Красоты": прямо перед камерами несчастных закомплексованных дурнушек распарывали и перекраивали пластические хирурги, потом доукомплектовывали стоматологи, тюнинговали визажисты и стилисты. Конечный результат впечатлял настолько, что после первого сезона от штатовской "фабрики" отпочковались клоны – британский, французский, российский. А прошлой осенью появилась и "Фабрика красоты MADE IN UKRAINE". "Я ПРОШУ, ХОТЬ НЕНАДОЛГО, БОЛЬ МОЯ, ТЫ ПОКИНЬ МЕНЯ" Украинский близнец американского проекта (совместное детище канала ICTV, медицинской клиники "Борис" и института пластичной хирургии и косметологии "Виртус") был обречен на зрительский успех. Сработала беспроигрышная формула зрелищ: "Кровь-любовь". С одной стороны – натуралистичные ужастики: буро-желтые литры откаченного подкожного жира, пласты сочащейся сукровицей кожи, отсекаемой скальпелем, обмотанные бинтами искромсанные женские тела, напоминающие жертв Джека-Потрошителя (говорят, операторы периодически покидали операционную – их тошнило). С другой, – мелодрама, причем гораздо убедительнее, чем в бразильских сериалах. Там – выдумка, здесь – реальные истории наших землячек и современниц. На телевидение пришло более пяти тысяч заявок. Медики предварительно отобрали 50 человек, но прошли все тесты и анализы всего 10 (впереди была не одна операция, а две-три, с обязательным общим наркозом). И ни одного мужчины, хотя приходили многие – толстые, с кривыми носами, жуткими подбородками. Их чрезмерная полнота и масса проблем из-за нездорового образа жизни не позволяли им перенести многочасовую анестезию. Наркоз ведь – страшное испытание для организма. Продюсеры были довольны отбором – похоже, у этой десятки изменение внешности может изменить целую жизнь... Кстати, по жизни сначала все потенциальные кандидатки в красавиц жестоко страдали. Олю Пенькову – 37-лентнюю уборщицу из Краматорска – чужие злые люди дразнили Долгоносиком, а родные мужья числом четыре штуки нещадно били (первый сломал ей нос, попав в лицо сапогом, следущий ударил в ухо, от чего воспалилась и сгнила барабанная перепонка). 23-летней Марине Кравцовой в отрочестве одноклассники могли плюнуть в лицо. С 32-летней Людой Кравченко из села Новоселки Киевской области не хотел расписываться гражданский муж (неудобно перед друзьями, что она на 8 лет старше). Потом – во время съемок – страсти только накалялись. Одна рыдала из-за того, что нос после ринопластики показался ей кривым и огромным, вторая чуть не сбежала домой в бинтах между двумя операциями (ее ребенок серьезно заболел), третья вообще едва не сошла с ума от стресса и промежуточных результатов пластики. Самым страшным испытанием стал послеоперационный период – к болями, о которых честно предупреждали, оказались не готовы все. Боль была, а результаты – пока нет. Героини капризничали, ссорились, со скандалом намеревались оставить проект. "Главные проблемы были связаны с личностью пациенток – каждая хотела получить результат быстрее, чем он реален в действительности, – уверяет Сергей Кадочников, пластичный хирург клиники "Виртус". – Но существуют физиологические законы, которые не обманешь и самым качественным оперативным вмешательством". Наконец, в финале каждого эпизода и на "выпускном", где подытожили истории превращения из дурнушек в красоток, "фабрикантки" опять рыдали – уже от радости и вместе с родней. Пока никто из участниц проекта не жалеет, что вынес свою боль на всеобщее обозрение, буквально вывернув себя наизнанку душевно и физически, – "оно того стоило". "Хотя у меня пока ничего не изменилось, как жила, так и живу. Какого-то особого внимания мужчин я не чувствую, – говорит Галина Коваленко из Николаева. – Если идти на проект ради развлечения, будет очень тяжело и физически, и морально. А тем, кому это действительно нужно, будет легче". Не появился единственный и в жизни сумчанки Оксаны Куприенко, 37-летней воспитательницы детского сада. И не вернулся любимый – индус Дэвид – к 44-детней киевлянке-домохозяке Нине Гуманенко, но "…сейчас я занята ребенком и борьбой с кулинарными искушениями". Нина – единственная из героинь проекта, после диет, перекроек и липосакции не соблюдала требований медиков и набрала 8 килограммов. Зато у 42-летней Надежды Прощенко из городка Борзны под Киевом – медовый месяц с мужем, от которого у нее двое взрослых детей. Прежде Надя, владелица магазина и кафе, таскала тяжелые мешки, разгружая машины, и слышала вслед "Баба Яга". Теперь управляться с делами помогают и сын, и муж – воистину красота творит чудеса. Иногда. Готовятся к свадьбам мама девятилетней Юли и четырехлетней Кати Елена Михальская, которую в школе дразнили Чебурашкой и Ушакалом, и самая молодая фабрикантка – Марина Кравцова. А киевлянка Наталья Герасименко не только обвенчалась с молодым возлюбленным, но даже снялась для обложки одного из женских журналов. Самой же дущещипательной оказалась история Ольги Пеньковой, нашедшей свою судьбу прямо на съемках программы. В худенькую затравленную жизнью женщину влюбился 50-летний Василий, охранник съемного особняка, где жили девушки. Причем – еще до всех ее преображений. А Оле, между прочим, сделали пластику ушей, поставили имплантат в подбородок, подтянули лицо, убрали горбинку на носу, максимально "реанимировали" носовую перегородку, чтобы можно было нормально дышать, восстановили зубы, подлечили язву желудка и увеличили грудь до второго размера. Василия уволили из проекта – за нарушение контракта (живущей взаперти десятке во время трехмесячного преображения были запрещены любые контакты с внешним миром). Но потом опять восстановили – по многочисленным просьбам трудящихся – ведь телохранитель Вася не просто влюбился, но и сделал Ольге предложение. Теперь вот переехал из Киева в Краматорск, подружился с ее сыном – 10-летним Ромой так, что мальчик уже называет его папой, и содержит новую семью. Ольгу, которой пока запрещены физические нагрузки, с работы сразу же уволили. Оля рассказала, что сейчас чувствует себя хорошо (голос в телефонной трубе был вполне бодрым), правда, очень болят швы, особенно, когда меняется погода. Хотя перед операциями женщину предупреждали о том, что не исключен летальный исход: "Я даже написала предсмертную записку…". И о том, что они с Василием хотят ребенка: "Но через год – раньше не советуют врачи, хотя Марина ослушалась и уже беременна". "ЭХ, РАЗ, ЕЩЕ РАЗ", ИЛИ ОТСРОЧЕННЫЕ ОСЛОЖНЕНИЯ Не помешают ли имплантаты и подтяжки выносить и выкормить детей, у врачей спрашивала не только Оля. Но большинство героинь проекта не поинтересовались, кто оплатит косметические или медицинские процедуры, если в них с течением времени возникнет необходимость. Почему, думаете, знаменитости, однажды наведавшиеся в клинику пластической хирургии, возвращаются туда, как перелетные птицы в родные края по весне? Не мазохисты же они, и все же втягиваются, подседают. Потому что красота – продукт скоропортящийся, даже когда он натуральный, а уж если искусственный… Всем известно, как рассыпается на запчасти шитый-перешитый заморский певец Майкл Джексон. Но он-то миллионер, а у домохозяек и уборщиц на новую переделку себя денег нет! Обычно пластические хирурги обещают, что настоящий облик проступит сквозь "телесный черновик" лишь через год, а эффект преображения продлится от 4 до 10 лет – в зависимости от типа вмешательства и образа жизни пациентки. Но предпочитают умалчивать, что по данным американских клиник эстетической медицины, в течение 3 лет после операции эндопротезы удаляют каждой шестой женщине (хотя там, как в данной программе, гарантия на сам протез пожизненная). А на отечественных сайтах клиник эстетической хирургии пишут, что "у 10 процентов пациенток с имплантатами грудных желез встречается капсулярная контрактура – разрастание соединительно-тканной капсулы, возникают боли, отек, снижение чувствительности. Лечение заключается в иссечении капсулы, иногда необходимо удалить эндопротез или заменить его новым". Конечно, и телеканал, и медики заверили "фабриканток", что никаких сюрпризов с ними не случится, к тому же материалы применялись абсолютно безвредные. Не будем говорить о том, что в случае непредвиденных проблем необходим очередной общий наркоз, неизбежны боли и разлука с близкими. Поговорим о деньгах. Да, целый год участницы "Фабрики красоты" могут обращаться за бесплатной помощью к своим докторам (Гале, например, нужна повторная липосакция). А потом? Ведь та же капсулярная контрактура (упаси Боже) может возникнуть и через несколько лет после того, как грудь после операции стала красивой, как на картинке. Чем расплачиваться тогда (стоимость маммопластики – от 1200 до 1700 долларов, плюс цена пары имплантатов – до 1700 долларов). Подобные крупные неприятности называются отдаленными осложнениями. Бывают и "мелкие", вроде "…после маммопластики изменение чувствительности соска и груди может быть временными или постоянными и вести к нарушению сексуального ответа или грудного кормления ребенка". А если, например, после липосакцию не придерживаться низкокалорийной диеты, зоны, откуда убирали подкожный жир, могут стать бугристыми, особенно живот и бедра. Конечно, есть небедные барышни, которым проще регулярно расставаться с несколькими тысячами долларов, чем отказывать себе в удовольствии вкусно поесть. Но это не наш случай, ведь липосакция только самых проблемных зон – спины, поясничной области, передней стенки живота, лобка, ягодиц и бедер – затянет почти на 3 тысячи баксов. К слову, инициатор проекта, президент столичной клиники "Борис" Михаил Радуцкий признался, что не рассчитывал на такие большие затраты – комплекс операций, которые делали героиням программы, в швейцарских клиниках стоит до 300 тысяч евро. Так кто поможет перекроенным красавицам после того, как истечет их "гарантийный срок"? "Участники реалити-шоу юридически защищены ровно настолько, насколько предусмотрели все возможные подводные камни в контракте с телеканалом, – объяснил директор Института Медиа Права Тарас Шевченко. – Если человек, мягко говоря, юридически неграмотен, все будет зависеть от порядочности (или не порядочности) телевизионщиков. Как правило, организаторы предлагают подписать типичные контракты, составленные их штатными юристами. Хорошо, если в этих документах сознательно не упущены важные моменты. Конечно, если возникнут какие-то проблемы и дело дойдет до суда, у пострадавшего есть надежда выиграть дело. Но, как известно, в нашей стране окончательное решение суда очень сильно зависит от того, кто с ним лучше будет общаться...". Что означает обтекаемая формулировка "лучше общаться" понятно?   "НОС ИЗМЕНИЛА, А МИР ВОКРУГ НЕЕ НЕ ИЗМЕНИЛСЯ" Случайно ли в программу, девиз которой "Назустріч гарному життю", попали в основном женщины из провинции: безработная, домохозяйка, уборщица? У них гораздо меньше возможностей защитить себя, чем у высокообразованных дам (особенно – жительниц столицы, где, как принято считать, проще искать правду). К тому же провинциалки неприхотливее – маленькие житейские радости вроде вежливого обслуживающего персонала в благоустроенном коттедже казались им настоящим праздником. Хотя, говорят, не обошлось без эксцессов. Для "фабриканток" были разработаны диеты жесткие, но изысканные – кальмары, креветки. А люди, привыкшие к вареникам и жаренной картошке, с трудом переносили добровольно-принудительное вскармливание "буржуйской" пищей. Как же не скоро – после слез из-за разлуки с близкими, наркозов и послеоперационной боли, после медленно сходящих отеков и вновь боли (уже реабилитационной) стало еще не явно заметно, но уже понятно – вот она, красота! Впрочем, красота – лишь обещание счастья. Нигде не сказано, что это обещание будет исполнено. К тому же когда тебя (на шару) пригласили за роскошный стол, нельзя наесться впрок – один раз и на всю жизнь. Так же невозможно решить все свои жизненные проблемы разом, а потом только наслаждаться результатом. Да, у 38-летней Гали больше нет ужасных наростов на бедрах (до операции их объем был 170 сантиметров, а теперь только 140). Но до радости ли ей: Галина с маленькой дочкой вот-вот останется без крыши над головой – на месте общежития, где они жили, собираются строить высотку. Реально ли купить квартиру, тем более – матери-одиночке, которая не работает, присматривая за трехлетней Сашенькой, которую "родила только для себя"? Люда тоже мечтает теперь о собственном жилье. Она с двумя дочками и мужем ютится у его родни, где кроме них живут еще трое взрослых и двое детей. "Личная жизнь героинь после проекта – это их личная жизнь, и мы туда не вмешиваемся, – говорит главный продюсер "Фабрики красоты" Алла Липовецкая, – Однако на протяжении года все героини обеспечены медицинской поддержкой клиники "Виртус". При необходимости можно приехать и сделать коррекцию или дополнительные операции. Например, если женщина продолжает худеть, ей удалят лишнюю кожу". Лишнюю кожу можно удалить, молодого любовника заставить жениться, пока еще не растаяли, как льдинка, результаты подтяжек. А что потом? "Может наступить глубокий психологический кризис, – предупреждает доктор медицинских наук, психотерапевт Олег Чабан из Украинского НИИ социальной и судебной психиатрии и наркологии Министерства охраны здоровья Украины. – Нос, наконец, исправлен, зубы вставлены, но жизнь не изменилось, мир вокруг остался прежним. Тогда возникает другая фантазия: а может, нужно изменить размер груди? И так до бесконечности…".

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять