Валерия: "Йося говорит, если я поеду на "Евровидение" завоюю первое место"

Певица Валерия в этом году наложила "мораторий" на интервью. Тем не менее, по старой дружбе во время последнего своего приезда в Киев согласилась дать интервью для нашего издания. Сейчас певица готовится к гастрольному туру по городам Украины.

— А почему вы решили в этом году не давать интервью? — Решила немножко отдохнуть от них, сконцентрировать силы на другом. К тому же в прошлом году я слишком много общалась с журналистами. Благо год был насыщенным, и было о чем рассказать. А сейчас хочу дать возможность событиям немножко накопиться, а потом уже вновь будем встречаться с журналистами и делиться впечатлениями от жизни. — Этот год начался для вас удачно? — В начале января в швейцарском городе Сант-Мориц у нас состоялся благотворительный концерт. Вырученные от него 280 тысяч швейцарских франков (один билет стоял порядка тысячи франков), и все эти деньги мы отдали в фонд "Невинность в опасности", защищающий детей от сексуального насилия. Как мать я неравнодушна к этой теме. Только посмотрите, что творится в Интернете! Дети пользуются Всемирной паутиной для написания школьных рефератов, а, путешествуя по сайтам, можно угодить куда угодно, даже того не желая. Это, действительно, насилие! Потому, что детей развращают таким образом против их воли. — В прошлом году вышла ваша книга, насколько она была успешной? — Я ни в коей мене не считаю себя писательницей. Это всего лишь мемуары. Но результат произошел все ожидания! Книга продалась 200-тысячным тиражом, и будет еще дополнительный напечатан. Это книга моих воспоминаний, все, что со мной произошло по день сегодняшний. У меня было замечательное детство, прекрасные учителя, люди, которые повлияли на мое формирование. И юность, и первая любовь - в общем, много яркого и светлого. Но, к сожалению, достаточно было и черных полос. Я честно написала обо всем. — Вы сейчас общаетесь со своим бывшим мужем? — Слава Богу, нет! Это произошло, что называется, "по умолчанию". С бывшим мужем у нас нет совершенно никаких контактов. У него даже нет моего номера телефона. Я с ним не общаюсь почти пять лет, с тех пор, как подала на развод. Один раз, когда он приехал в Аткарск, сказала ему: "До свидания!" - и все. С тех пор я его не видела и не слышала. Да и дети не хотят общаться с отцом. Считаю, инициатива должна исходить именно от них. Он прекрасно знает, в какую школу дети ходят, может туда прийти. Но он правильно делает, что не появляется: для них это был бы большой стресс. Раньше они всегда прятались: "Приехал папа!" Зачем это надо? Вырастут – разберутся в своих чувствах. Захотят - будут общаться. — Читала отрывки из вашей книги. Вы там очень откровенны. Не боитесь потерять ореол тайны? Говорят, это негативно сказывается на продажах альбомов… — Мне кажется, что ни тайна, ни открытость не являются залогом популярности, а, наверное, все-таки, непосредственно то дело, которым ты занимаешься. Можно не раскрываясь полностью в интервью, раскрываться в своих песнях. Уж так у меня получилось… Раньше я, действительно, была очень замкнутой. Но нельзя сказать, что тогда была намного популярней, нежели сейчас. Поэтому какой-то единой формулы не существует. Просто, мне кажется, что самое главное - быть все-таки искренней в том, что ты делаешь. У меня так сложилось, что я вынуждена была начать рассказывать о своей личной жизни, и не я была инициатором этого. Конечно, предпочитала бы, чтобы какие-то неприглядные стороны остались внутри семьи, и не хотела выносить их на всеобщее обсуждение. Ну, так вот случилось, что уж тут жалеть? — То есть вы не жалеете? — Абсолютно. Я теперь понимаю, что моя книга очень нужна, и не только женщинам, которые испытали что-либо подобное в жизни, но и молодым девочкам, которые только-только начинаю свой путь… Я в этом убедилась, когда они приходили ко мне за автографами. Одна пятнадцатилетняя девочка сказала мне: "Я вам так благодарна за эту книгу! У меня была такая непростая ситуация - меня перевели в другую школу со сложной программой, с которой я еле-еле справлялась, хотя до этого училась на "отлично". Когда узнала из книги, что вы, Валерия, закончили школу с "золотой медалью", поставила себе задачу - почему я так не могу?". Если моя книга дает человеку какой-то заряд к движению вперед, думаю, это замечательно. Одна женщина через мою маму просила совета, а я ей просто передала свою книгу. Для нее это было как глоток воздуха! Действительно, бывают ситуации в жизни, кажущиеся безысходными, так, как мне казалось раньше. Поэтому, если книга помогает посмотреть на все другими глазами, то это уже здорово! — Вашу книгу дети читали? — Они были моими первыми критиками. А еще – моя мама. — Дети проявляют интерес к вашей профессии? И не хотят ли пойти по стопам мамы? — Они пока маленькие. Со своими интересами определилась разве что Анютка. Ей очень нравится химия, биология. Она очень любит животных. Мечтает по окончании школы закончить институт, затем аспирантуру. Говорит: "Буду заниматься наукой - скрещивать животных, разводить лошадей, заведу свою ферму". — Одобряете ее выбор? — Пожалуйста, ради Бога! Главное, чтобы человека что-то увлекало по-настоящему. В таком случае он достигнет самых больших высот в этом деле. - Вы были знакомы с Муратом Насыровым? Что думаете о трагедии, которая произошла? - Мы виделись с ним еще до Нового года на каком-то концерте, но его поведение не вызывало никакой тревоги. Мы все очень переживали! Эта история очень выбила нас всех из колеи. Моя старшая дочь Аня – большая поклонница его творчества и собирала все его альбомы. Она не смотрела новости и о том, что произошло, вычитала в Интернете. Вдруг она, рыдая, врывается в комнату и кричит: "Почему ты мне ничего не сказала, что произошло с Муратом!?". Я отвечаю: "Я думала, ты знаешь. Об этом во всех новостях говорили". Она с ним познакомилась несколько лет назад, мы были на съемке какой-то передачи, посвященной Дню защиты детей. Аня говорит: "Помнишь, какую он пел песню про Водяного? "Я - водяной, я - водяной…". А ты пела – "Облака –белокрылые лошадки". Пока ты пела, он со мной хоровод водил и возился с ребятней, их там целая куча стояла". В общем, Анечка страшно расстроилась… — Когда-то вы говорили, что хотите участвовать в "Евровидении"… — Честно говоря, такое желание периодически то появляется, то пропадает. Может, действительно, рискнуть? Йося говорит, если бы я поехала, то завоевала бы первое место. Но я говорю, что мне, на самом деле, это не нужно. Нет смысла прерываться, откладывать все свои планы ради "Евровидения". Это уже не тот телевизионный конкурс, у него не тот статус, и, по большому счету, он ничего не дает. Да и, по моему убеждению, этот конкурс все-таки политический. — Почему? — Потому что выигрывают или занимают какие-то призовые позиции страны, которые в данный момент интересны с политической точки зрения. Потому что, когда мы, как беспристрастные зрители, наблюдаем конкурс, понимаем, что это хорошо, а это так себе. Но это "так себе" почему-то оказывается в лидерах. — Для вас пишет Дробыш или еще кто-то? — Нет, мы сейчас работаем с другим композитором, с молодыми авторами. Очень интересно, я уже диск практически записала новый. Причем на двух языках - английском и русском. Альбом будет совершенно не похож на мое предыдущее творчество. Возьму на себя смелость сказать, что это будет нечто серьезное и большое. К созданию альбома, кстати, привлечены 36 авторов. — Читала, что вы увлекаетесь йогой. Не планируете выпустить на видео или DVD свой курс? Как когда-то Джейн Фонда… — Вы просто прочитали мои мысли! Мы хотели выпустить свою программу на DVD, или может быть, сделаем ее в телевизионном формате. Правда, на это у меня нет свободного времени пока… - А еще вы занимаетесь ювелирными изделиями! - Я выступаю в роли дизайнера - рисую, делюсь какими-то своими идеями о том, какая должна быть коллекция, а профессиональные ювелиры разрабатывают, дорабатывают, и вместе мы выпускаем очень красивые изделия. Открыли уже три магазина в Москве, и в планах – покорение других российских городов. Потом, наверное, пойдем еще дальше — за пределы Российской Федерации. — Валерия, насколько в вашей жизни важен продюсер? — Быть женой Иосифа Пригожина? (смеется). Не трудно, потому что он милый и добрый человек. Он со своими недостатками, но мы все не без них. Роль продюсера в моей жизни очень большая, потому что я так загружена своими делами, у меня огромное количество концертов, опять же – много времени уходит на написание книг. Кстати, писательское дело оказалось захватывающим! Не стоит также забывать, что у меня трое детей. Иосиф занимается такой "внешнеполитической ситуацией" нашего тандема, поэтому без него я бы ничего не успевала. Еще очень важен его взгляд со стороны. Он часто говорит, что со мной очень тяжело, потому что меня внешняя сторона дела не очень-то волнует. Вот как раз все интервью, встречи, пиар и так далее. — Факт, что муж-продюсер, как-то на семейной жизни отражается? — Знаете, это облегчает ситуацию, потому что я даже не представляю, если бы у меня был муж какой-то другой профессии! Когда бы мы с ним вообще виделись? Такого мужа надолго бы не хватило. Самого золотого, самого понимающего. Мне кажется, что это идеальный вариант, что мы работаем в одной сфере. — Бывают "зеленые концерты" у вас во время туров? — Вы знаете, когда-то были, а потом я перестала устраивать эти "зеленые концерты", потому что смешно только нам, зрители не понимают, что происходит на сцене. — Какие последние слухи вы о себе слышали? — Я вообще стараюсь ничего не слушать и не читать никаких бредней обо мне. Это дело Иосифа – все отслеживать. — А как у вас откладывались отношения с вашими фанатами? — Слава Богу, они мне никогда не причиняли беспокойства, ничем никогда не докучали, мы обмениваемся информацией с ними, они часто приезжают на разные мероприятия, причем из разных городов. Самых активных фанатов я уже даже знаю по именам. С некоторыми общаюсь через Интернет.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять