Лариса Долина: "Я предлагала Путину запретить фанеру"

Она пела джаз и классику, рок-музыку и попсовые шлягеры, худела на глазах всей страны. А, став членом Президентского совета по культуре, сочинила доклад о положении отечественной эстрады и даже зачитала его перед Путиным. Но однажды поняла, что это все не главное. Важней всего в ее жизни стала пресловутая погода в доме.

- Лариса Александровна, признайтесь, когда спели "А в ресторане" и "Погоду в доме" совесть не мучила? Все-таки до этого пели более изысканную джазовую музыку, а тут вдруг: "Ты меня пригласи в ресторан, я надену все лучшее сразу...". - Наверно, мне нужно было приобрести серьезный опыт, поработать долго на сцене, чтобы понять: ты работаешь на сцене не для себя, а для зрителей. Песня должна нравиться не столько мне, сколько людям, которые приходят на мои концерты. И даже если она мне не совсем подходит и не совсем нравится, я сделаю все, чтобы полюбить ее. Понимаете? - Не понимаю. - Я долгое время была очень агрессивной на сцене. И эта агрессия отталкивала от меня зрителя. А потом вдруг посмотрела на себя со стороны и задалась вопросом: "Ну, сколько можно заниматься самолюбованием? Все уже и так знают, что ты умеешь хорошо петь. Людям не хватает простого человеческого тепла и сердечности. Давай, сделай что-нибудь, чтобы дать им это". И я поменяла свое отношение к жизни - попыталась стать нормальной женщиной, понятной людям, способной нести позитивную энергию. Как раз "Погода в доме" и стала этим первым опытом. Вы можете не понять, о чем я говорю. Только я, как артистка, выходя на сцену, могу почувствовать то же, что ощущают мои зрители. Когда вижу, что на "Погоде в доме" некоторые в зале плачут, то понимаю, что все сделала правильно. - У вас сильный голос, вы прекрасно владеете английским языком, имеете богатый опыт работы с разными пластами музыки. Почему же ни разу не пытались штурмовать вершины мирового поп-Олимпа? - У меня был такой опыт, но, к сожалению, не очень удачный. В начале 1990-х годов (а тогда все, связанное с Россией, было очень популярно на Западе) я заключила контракт с одной из звукозаписывающих компаний в Париже. Записала две песни в рок-стилистике, началась раскрутка за рубежом. Но через полгода продюсер заявил мне, что вынужден расторгнуть контракт. Как я поняла, они просто испугались конкуренции, не захотели пускать иностранку на свой рынок. И я как-то остыла к этому. К тому же мой предыдущий продюсер и супруг не очень пытался что-то такое продавить, а самой мне было не под силу. Сегодня, благодаря моему знакомству с джазменом, звездой мирового уровня Олом Джерро (который, кстати, принимает участие в моих юбилейных концертах) меня многие узнали в Англии и США. И мы собираемся с нашими молодыми ди-джеями записать альбом моих старых хитов, который будет продаваться не только здесь, но и на Западе. И еще вынашиваю план перепеть песни "Биттлз" под аккомпанемент симфонического оркестра Владимира Спивакова. - И все-таки, почему российская поп-музыка неинтересна западному слушателю? Проблема в языке? - Нет, язык можно выучить, в конце концов. Их не интересует наша музыка, потому что мы настолько от них отстали... Если бы они послушали то, что звучит на наших радиостанциях, у них бы уши в трубочку свернулись. Недавно услышала по радио такой шедевр! Про мальчика-школьника, который поет о молодой учительнице, в которую влюбился. Текст такой: "Если б знала ты, как я хочу тебя.... Директор школы вызывает меня в кабинет. А я то знаю, что секретарша ему делает омлет... Думал я сейчас пойдем шампусика попьем, но облом и вместо бара мы к директору идем...". Представляете, какой ужас! Это просто запредельно! Лелею надежду, что с возрастом симпатии к таким группам проходят. Не может нормальный человек слушать такую пошлость! Даже мой водитель, далекий от музыки человек, возмущался: "Как такое можно сочинить, записать и потом еще и запустить на радио?!" - А вы бы как член Президентского Совета по культуре стукнули кулаком по столу, доложили Путину об этом беспределе, глядишь и кое-где гаечки бы завернули... - У нас был единственный на сегодня Совет в полном составе в присутствии Путина, где я читала доклад о состоянии дел на нашей эстраде. Речь шла о частичном запрещении фонограммы, о телевидении и радио в том числе. Я предложила Путину и членам Совета на афишах писать, например, так: "Некоторые песни в концерте будут исполняться под частичную или полную фонограмму". В этом случае, естественно, билеты должны стоить дешевле, чем на концерт с живым звуком. Это позор, когда артисты обманывают зрителей. В основном это касается молодых артистов, которые, не успев приобрести опыт, позволяют себе халтурить. Люди по полгода копят деньги на билет любимого артиста, и что они слышат, приходя на концерт – "фанеру". Так можно купить пластинку и слушать ее дома. Владимир Владимирович внимательно выслушал мои доводы и ответил: "И кто же тогда останется на нашей эстраде, если мы примем такой закон? Кроме вас, может, еще человек пять..." Все посмеялись и этот вопрос, к сожалению, повис в воздухе. Прошло уже полтора года. - Помню, несколько лет назад Иосиф Кобзон сотрясал воздух в стенах Госдумы и обещал нам, журналистам, приструнить "фонограммщиков". Кому, по вашему, выгодно не принимать этот закон? - Мне кажется, что некоторая часть вины лежит на продюсерах. Знаю, некоторые из них запрещают своим подопечным петь живьем. Но даже самый талантливый и способный исполнитель нуждается в опыте. Голос должен постоянно звучать. По себе знаю: плохо, когда связки долго не работают, они всегда должны быть в тонусе. Даже когда я позволяю себе две недели отпуска, мне крайне трудно разогреть и распевать связки. Так случилось, что этим летом в Евпатории и Ялте передо мной работала одна из "Фабрик звезд". Их концерт начинался в шесть, а мой - в половине девятого. И пока готовилась в гримерной, слышала, что происходит на сцене. Ребята постарше хотя бы пытаются петь вживую, а большинство... (тяжело вздыхает). Конечно, это все очень печально. - Знаю, что у артистов существуют внутрицеховой критерий: кто собирает публику на юге, значит, тот и популярен. Летом вы колесили с гастролями по черноморскому побережью, поэтому, наверняка, знаете, у кого там были аншлаги? - Ситуация на юге ни о чем не говорит, хотя у меня там стабильная аудитория. Что касается других... Сегодня собирают залы на юге Валерия, Кристина Орбакайте, "Фабрика звезд" пока еще. Валерий Леонтьев всегда собирал и сейчас у него все в порядке. Есть артисты, на которых публика идет независимо от того, записывает ли он новые песни, крутятся ли его клипы на ТВ. Одно дело записать классный альбом, а другое дело - живой концерт. У Земфиры, например, потрясающие песни, она очень талантливая, но, как выяснилось, совершенно не умеет работать на сцене. - То есть концерт Замфиры вам не понравился? - Мне не понравилось, что она курит и выпивает (судя по цвету, это был коньяк) на сцене. Она много раз поворачивалась к публике спиной. Меня это резануло. Мне кажется, что нужно относиться к зрителям с большим уважением. Было ощущение, что она поет не для публики, а для себя. Земфира весь концерт даже не пела, а просто бубнила. Не было мурашек, которые обычно бегут, когда я слушаю ее по радио. Когда услышала первый раз ее песню "Хочешь", я просто рыдала. И мне хотелось, все это испытать на живом концерте. Не могу сказать, что разочаровалась в ней, скорее, просто поняла, что Земфира хороший музыкант, прекрасная поэтесса, но ее живые концерты - совсем иное. - Совсем обратная ситуация у Леонтьева - его альбомы слушать невозможно, но концерты у него всегда яркие. - Да, у него за последние годы было немного хитов. Но он берет не этим. Он делает шоу. У меня та же ситуация - не просто концерт, а яркое шоу с качественной музыкой, с некоторым количеством хитов, которые публика всегда хочет слышать. Но мои шлягеры все же отличаются от того, что крутят на наших радиостанциях.
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять