Татьяна Колганова: «Я в семье – паршивая овца»

Татьяна Колганова по жизни – очень активный и энергичный человек, поэтому, наверное, и ее образы обладают долей ее личного характера. Во всяком случае, и в прославившем Колганову сериале «Черном вороне» и в драматических «Линиях судьбы» ее героини – не вписываются в амплуа «положительных героинь».

Вот и в новом премьере канала «1+1», фильме «Вас ждет любовь» Татьяна играет бывшую любовницу героя Андрея Чернышова - Илону. Как написано в сценарии - стерву и оскорбленную женщину, способную на многое. - В «Черном вороне» вы занимались черной магией, а здесь играете роль главной злодейки? - Это в сценарии она выписана злодейкой. Но мне так неинтересно – просто ходить и всем строить козни. Я адвокат своей роли. Мне надо оправдывать своего героя, потому что если я так в жизни никогда не поступлю, то на площадке делаю именно так и мне надо оправдать свои действия иначе будет враньё. У Илоны злодейство от отчаяния - её бросил любимый человек и это страшная история. - Вам в жизни приходилось… - Мстить? Нет. - …Бороться? - Вообще-то мне никогда не приходило в голову и, надеюсь, никогда не придёт. - Сериал «Развод и девичья фамилия» - это был первый фильм с режиссером Андреем Праченко? - Первый. Он очень интересный режиссёр. Я получила огромное удовольствие от съёмок в этом проекте, и от съёмочной группы, и от Киева. Побывать здесь была моя мечта. И только благодаря «Разводу и девичьей фамилии» я первый раз приехала в Киев. Причём прилетела на пробы в феврале, а съёмки были весной. То есть я приехала в самый лучший период – цвели каштаны. Конечно чудный город, чудные люди. Теперь я знаю, что такое Киев. Огромное счастье, что Андрей Дмитриевич меня опять пригласил. Я согласила сразу, не спрашивая даже, какая роль. Доверяю этому режиссёру. - Есть какая-то семейная история, связанная с вашим именем? - На самом деле имя мне дала старшая сестра, которая старше меня не семь лет. Родители хотели мальчика - старшая дочь есть, надо теперь мальчика. Папа мечтал о сыне. Он - капитан дальнего плаванья и, конечно, хотел преемника. Папа ходил в загранку, объездил весь мир, еще в советские времена семь раз был на Канарах... А я - ни разу! Когда родилась я, пап с горя, естественно, напился, но потом, конечно полюбил всей душой. Они с мамой спросили у моей сестры – «как назовём?». И она назвала меня Таня. Хотя я всё своё детство потом очень завидовала ей и мне очень нравилось её имя - Алёна. Говорила: «Конечно, Алёночка и красивая, и имя у неё красивое, а я как дура – Таня! Фу!» Но со временем я конечно привыкла, а потом и полюбила имя своё. Моя сестра тогда была первоклассницей, но с жёстким характером. Она очень сильная личность - как сказала, так и сделала. И при этом добрейший человек. - А между вами не было такой сестринской ревности? - Нет. У нас видимо очень хорошая разница. Сначала я была для неё и её подруг куклой. Помню даже, мне было года три, так они меня пеленали, засовывали пустышки. Наряжали во всё, что папа с загранки привозил, тогда это были такие супер-красивые вещи. Для советского союза – ох, какая красота! Я терпела. Потом она была мне во всём примером для подражания. Я на неё смотрела, как на эталон, делала всё так, как делает Алёна. Когда-то она мне сказала: «Мы с тобой сёстры и это очень важно. Чтобы мы с тобой всю жизнь были вместе, друг за друга ответственны, друг другу помогали». И вот это запало с детства. Сначала я подражала, потом тянулась, а потом, когда разница в возрасте была заметна всё меньше и меньше, мы стали подругами. - Кто она по профессии? - Это я в семье - паршивая овца. В нашей семье нет актёров совершенно. Сестра, когда заканчивала обучение, ее специальность называлась завпроизводством, в перестроечные времена она раскручивала рестораны. Бизнес-леди, коммерческая дама. - А у вас есть коммерческая жилка? - К сожалению, нет. - А если бы не стали актрисой? Вот некоторые актёры говорят, вот если бы не стал актёром, стал бы маляром. - В детстве я очень хотела быть капитаном дальнего плаванья. Всё девочки рисовали принцесс, я рисовала исключительно корабли - всё по рассказам папы. Я даже помню, как говорила - папа, я тоже хочу быть моряком. Он мне сказал, что я для этого должна хорошо учиться и закончить школу с золотой медалью. Я ведь поверила ему поначалу – и давай учиться. Шла на золотую медаль, но в девятом классе случилась первая любовь. А потом закончила всё-таки школу с серебряной медалью. - Вам по жизни везёт? Или были моменты, когда надо было лбом пробивать? - Конечно, были. А как же иначе. Я вообще думаю, что это правильно и хорошо. Потому что если всё время бы везло, и всё время было бы счастье, то это счастье мы бы не ощущали, была бы такая повседневность. А после того как ты долго бился головой о стенку, тебе вдруг что-то дали, вот это да. Вот это повезло. Но в принципе везёт, потому что в какой-то момент даётся. - У вас есть авантюрная жилка? - Я достаточно авантюрно поступила, уехав поступать в театральный институт в неизвестный мне город. Впервые, поехав одна, без родителей. Я была достаточно домашним ребёнком, не то, что бы «ботаником», но я не ездила в пионерские лагеря. Не любила этих дел – вставать утром по линейке, ходить строем. Я один раз поехала, выдержала неделю этого бреда. Не понимала – зачем меня на каникулах заставляют вставать с самого утра? Стоять под горном! Фу-фу. Я через неделю оттуда скипнула. Другое дело – бабушка: встаю, когда хочу, у неё никакого режима. Я никогда не была в детском саду, меня растила бабушка, поэтому такой режимной системы не прошла. Я свободный ребёнок в этом смысле. - Вчера вы просили дать на площадке вам тапочки вместо туфель на каблуках. Сегодня вас опять заставили одевать шпильки. Вы не очень хорошо относитесь к туфлям? - У меня, конечно, есть туфли на каблуках, но я больше привыкла к плоской подошве. Я же - водитель, и мне гораздо удобнее в такой обуви. Хотя лет так пять назад не могла себе представить плоскую подошву, только каблуки. Обувь была только на каблуках. Кроссовки тоже не могла себе представить. Теперь у меня куча кроссовок и я их с удовольствием таскаю. Джинсы, кроссовки – это мой сегодняшний стиль. А он диктуется в первую очередь условиями жизни. Во время работы на радио «Свобода» в Праге у меня был деловой стиль - брючные костюмы, каблучки, туфельки. Сейчас, когда я езжу на репетиции в театр - какой там костюм? зачем?! Это так неудобно. Или на съёмки приехать. - Когда вы прилетали на «Развод», то рассказывали, что в дьюти-фри нашли духи, который наименовались почти как ваша героиня Кира Ятт – «Чистый яд». И купили их на площадку. Сейчас ничего такого не происходило? - Я летела как раз на пробы образа, грим-костюм. Увидела дорожный вариант моих любимых «Pure Poison». Причем, это были даже не духи, а эликсир, и в таком флаконе стилизованном под старомодный, с грушкой. Я у продавщицы спрашиваю - что это, то же самое? Нет, оказывается, там в две верхние нотки добавили немного мандарина и ещё чего-то. Я попробовала. Показалось - сладковатое. Потом - нет-нет-нет. В итоге я взяла небольшой пузырёк, на пробу. И сейчас я понимаю, что это как раз для этой роли. Такой терпко-сладковатый запах. Именно так я ощущаю свою героиню, вот она такая. У меня такая ассоциация с осенними листьями. Но осенние листья уже не такие красивые, а она - не такая любимая…

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнёров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять