Дмитрий Маликов: "Что нужно человеку для счастья?"

Популярный эстрадный исполнитель с консерваторским образованием, Дмитрий Маликов так давно в профессии, что, как он сам говорит, "иногда даже страшно становится". Недавно Дмитрий предстал перед поклонниками в новом амплуа со своим инструментальным проектом "Pianoмания". Одним словом, работоспособность артиста поражает. Мы побывали у Маликова в его доме на Рублевке, где он живет со своей семьей с 2000 года.

– Дмитрий, наверняка вы много работаете и дома. Скажите, интерьер выстраивали с учетом профессиональных требований? – Знаете, я бы не сказал, что мы долго разрабатывали концепцию дизайна. Скорее интерьер появился как бы сам собой, но определенное единство, конечно, есть. Мы все очень любим, чтобы было много света и простора, поэтому у нас все светлое – и мебель (ее, кстати, немного), и стены. Много стекла – чего только обеденный стол стоит: он прозрачный, и сочетание стекла со светлым деревом очень успокаивает. Пол у нас тоже светлый, я вообще не люблю темные тона – чувствую себя неуютно. Так что даже снаружи наш дом – почти белый, пусть это и не очень практично. – А как бы вы ответили на "вечный вопрос": где лучше жить творческому человеку – на природе или в городе? – Ну, если этот творческий человек – отец, то ответ однозначен: конечно, за городом. Ребенку не место в шумной и не совсем чистой в экологическом отношении Москве. Другое дело – здесь: чистый воздух, тишина…Стеша (дочка Дмитрия – прим. ред.) чувствует себя здесь прекрасно, а что может быть важнее для родителей? – То есть, насколько я поняла, вы большую часть времени проводите за городом? – Стараемся, ведь здесь очень хорошо дышится и работается. Природа – это прекрасно, чего стоят одни только наши голубые ели возле дома… Это что-то сказочное, особенно зимой, когда они стоят тихо-тихо, припорошенные снегом, нарядные и торжественные. Мы даже на этот Новый год нарядили одну из них – дочка придумала, вот и получилось у нас две елки: одна дома, другая во дворе. Правда, в этом году голубых елей под снегом увидеть не удалось – с погодой творилось что-то невообразимое: конец декабря, а у нас травка зеленеет… – Да уж, Новый год выдался тот еще… Кстати, в некоторых странах принято в канун этого праздника избавляться от старых или ненужных вещей. Вы не следуете этой традиции? – Это, можно сказать, больной вопрос! По поводу не очень нужных вещей моя жена бы вам, наверное, отдельное интервью дала. Есть у меня грех, люблю красивые вещи, абсолютно не нужные, выбивающиеся из интерьера… И Елена с этим моим недостатком не устает бороться. – Не жалеете, что переехали в свое время с Николиной горы? – Вы знаете, нет. Дело ведь не столько в месте, сколько в том кругу людей, в котором ты находишься. Когда мы жили по соседству с Магомаевым, там была совсем другая атмосфера: все дружили домами, вместе отмечали праздники, устраивали домашние концерты, тогда это было в порядке вещей. А сейчас главное строение там какое? Правильно, забор. И чем выше, тем лучше. Я ничего не имею против того, чтобы отгородиться от посторонних, но ведь, выражаясь аллегорически, заборы появляются и внутри людей – сейчас такое время, все относятся друг к другу с подозрением, и творческому человеку в такой атмосфере находиться очень тяжело. – Ну а сейчас вы довольны атмосферой? Ведь вам приходится много работать дома… – Вы знаете, дома я в основном занимаюсь творчеством, сочиняю. А работаю, записываю песни и композиции все-таки в Москве, в студии. Конечно, у меня здесь прекрасный рояль, но играть когда заблагорассудится я не могу, дочке надо пораньше ложиться спать, а инструмент слышно по всему дому. Поэтому мне частенько приходится играть на электронном фортепиано и в наушниках. Но ведь, как бы ни была хороша аппаратура, живой звук рояля не идет с ней ни в какое сравнение. – Гостиная у вас похожа на маленький концертный зал – случается выступать в узком кругу? – Конечно, она для этого и задумывалась в свое время, и свою прямую функцию – приема гостей – гостиная утратила практически сразу. Мы все привыкли и гостей принимать, и самим отдыхать и общаться на кухне. Видимо, это семейная привычка, еще с советских времен: помните, как на крохотных кухоньках умещалось большое количество народу, и всем было уютно? Сейчас размер кухни у нас, конечно, побольше, но традиция осталась. А гостиная выполняет функцию камерного зала для музицирования, "домашность" ей придает камин – настоящий, правда, топим мы его не очень часто. – От отсутствия благ цивилизации не страдаете? Многие называют это главным минусом проживания за городом… – Такое отношение было справедливо десяток-другой лет назад, а сейчас все блага цивилизации к нашим услугам. Тут все есть: магазины и школы, детские сады, рестораны… Иногда мне кажется, что мы живем уже не в поселке, а в небольшом, но современном городке. Правда, это ощущение быстро улетучивается, стоит только взглянуть на лес за окном. Он, конечно, не дремучий, места здесь давно освоенные, но атмосферу "нетронутой природы" создает. – У вас есть и свой маленький лес – на участке возле дома. Много времени проводите на улице? – Да, очень много, а в теплое время – большую часть дня. Не считая, конечно, рабочего времени. Мы даже кухню в свое время спланировали так, чтобы можно было без труда подавать на улицу чай. В свое время, еще при строительстве дома, Лена придумала такие удобные для этого большие окна в кухне. А для меня самый лучший отдых – побыть одному в лесу, посмотреть в небо, на облака, бесцельно побродить по траве… Примерно с той же целью мы оставили на участке огород – сельскохозяйственных функций он, конечно, не выполняет, но мы всем семейством с удовольствием копаемся в земле. Это очень благотворно действует и на физическое, и на духовное состояние. – Скажите, дом на Рублевке, в таком престижном месте – это идеальный вариант? Есть ли какие-нибудь минусы в такой жизни? – Да минусы ровно такие же, как и везде, и главные из них – это чудовищные пробки и дороговизна. Здесь, на Рублевке, все безумно дорого, ну а про московские пробки давно уже можно песни слагать. И ведь пробки – это такая вещь, где не важен твой статус: стоишь и теряешь время, как и все, и нервничаешь, тоже как все. А еще надо детей в школу отправить, ну и так далее… Вот и набирается по мелочи. И на все это нужны деньги, время… Кстати, люди творческих профессий совсем не так безумно богаты, как почему-то принято считать, да и участки здесь большинство из них приобрели еще в девяностые, когда земля стоила относительно недорого. Сейчас купить здесь участок для меня, например, было бы невозможно. И я очень завидую западным коллегам, которые, благодаря неукоснительно соблюдаемым законам об авторском праве, могут чувствовать себя совершенно спокойно в финансовом отношении. А у нас – неважно, популярен ты или не очень, деньги зарабатываются в основном концертами и гастролями. – Ну а в целом как вы оцениваете сейчас свой образ жизни? Есть ли еще что-то, чего непременно хотелось бы достичь? – Вы знаете, мелкие вещи, например, финансовый успех или неуспех проекта, или еще что-то в этом роде, они ведь не важны по большому счету – как Бог даст, так и будет. А в целом… У меня замечательная семья, любящая жена, самая очаровательная дочка на свете, прекрасные родители, есть свой дом, я только что выполнил если не самую главную, то одну из важнейших творческих задач в жизни… Ну а что еще нужно человеку для счастья?
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять