Москва простилась с актером Михаилом Ульяновым

Панихида прошла в театре имени Вахтангова, что на Старом Арбате. Из-за траурной церемонии по Михаилу Ульянову Старый Арбат перекрыли с самого раннего утра, потому что тысячи людей, буквально заполонили все свободное пространство. Казалось, что пол-Москвы пришло попрощаться с актером.

Гроб с Михаилом Ульяновым установили на сцене. Сверху, откуда-то с потолка, свисало красное плотно с черно-белым портретом актера. Ульянов на портрете был строг и задумчив. Задолго до официального начала панихиды гроб с телом уже начала утопать в цветах. Люди – в основном пенсионного возраста - шли к театру Вахтангова нескончаемым потоком. Они несли в руках по одному или два цветка, но людей было много, и через полчаса гроб уже из-за цветов не было видно. Тогда к гробу стал периодически подходить охранник. Он бережно перекладывал цветы с гроба к его подножию. Охапка все росла… Люди несли цветы и плакали. Михаил Ульянов, будучи человеком очень отзывчивым, постоянно помогал знакомым и незнакомым людям, "выбивал" квартиры, звания, путевки в лагеря, устраивал детей в школы и даже в кружки, просто помогал деньгами, наконец. - Он был человеком активного добра! – подтвердил в фойе Сергей Юрский. – Он всегда пытался первым разглядеть в жизни несправедливость, и исправлял его всеми своими силами. А сил у него было много! Он был человек святого отношения к своим окружающим. Он всегда отвечал за то, что играет и говорит. Даже в фильмах с примитивными текстами. Поэтому ему и верили – и простые люди, и высокое начальство. Ирина Купченко, плача, вспоминала, что Ульянов всегда играл добрых людей. А когда единственный раз в своей жизни ему досталась роль отрицательная, режиссеру пришлось вставить ему искусственную елюсть. Потому что ну никак не был Ульянов похож на злодея…. Вера Глаголева, притулившись в уголке с охапкой бордовых роз, плакала и молча смотрела на почетный караул, дежуривший у гроба. Военные в парадной форме стояли на вытяжку по всему театру Вахтангова. - Российская культура понесла тяжелый урон! - расстроено качал головой режиссер Владимир Наумов. – После ухода Ульянова образовалась черная дыра. Это был огромный талант, настоящий титан. Ему был подвластен гротеск, трагедия и юмор. Он был потрясающе пластичен: когда играл медведя, его пугались лошади. Несмотря на суровую внешность, некоторую кряжистость, Ульянов был человеком добрым, веселым и остроумным. Он был великим актером, которые редко рождаются на земле. Что говорить? Я потерял верного друга, не предателя. Миша был ненадменен, хотя его всегда окружала огромная слава. Ведущим траурной панихиды стал Михаил Швыдкой. Первому он предоставил слово Владимиру Этушу. - Ульянов не был похож на портрет, который висит здесь сейчас! - рассказал он. – Он хотел казаться серьезным, но на самом деле был добрым и веселым человеком. Почему-то он не хотел, чтобы его видели беззаботным. Даже король Ричард Третий у него получался добрым… - Да, он потрясающе играл Ричарда! – шепотом подтвердили с мест утиравшие слезы женщины. - Дорогой Миша! Я помню, как ты приезжал в театр в грязных ботинках, потому что строил дачу! – продолжил Этуш. – И жаловался, что строить дом в нашей стране невозможно, так как кирпич очень дорогой. Ты был дорог нам именно своими обычными житейскими проблемами… Иосиф Кобзон появился возле гроба совершенно неожиданно, не из служебного и даже не из обычного входа, а как будто бы из-под земли. Принес с собой большой букет простых ярко-красных и белых роз. Положил их к подножию и долго стоял, думал о чем-то. - Не надо много говорить, надо лишь посмотреть на скорбные лица тех, кто стоит на Арбате! – сказал, наконец, он. – Ульянов – как Ворошиловский стрелок, попал точно в наши сердца и навечно поселился в них. Он ушел из жизни, но не из памяти. Кирилл Лавров медленно и тяжело поднялся на сцену. За руки его поддерживал Михаил Швыдкой. Лавров долго рассматривал лицо Ульянова. Потом сказал: - Дорогой Миша! Называть по-другому я тебя не могу. После съемок "Братьев Карамазовых" ты меня всегда звал "брат Иван", а я тебя – "брат Дима". Я хочу поклониться тебе за весь мой родной город Санкт-Петербург, где живет так много твоих поклонников… Дорогой брат! Пока мы ходим по этой земле, мы будем помнить о тебе. - В моей памяти он остался, прежде всего, милосердным человеком, – призналась потом актриса Вахтангова Юлия Рутберг. – Это качество исчезает постепенно в людях… Понятно, что актеры могут вести себя как дети, и иногда срываются. Он терпел, потому что знал, какая это тяжелая работа. У нас с ним были непростые отношения. Мы могли даже ссориться, потому что я часто была яйцом, которое пыталось учить курицу. Но он уважал мое трепетное отношение к театру. Он вообще очень поддерживал молодых актеров и режиссеров. Это он, как только стал художественный руководителем театра Вахтангова, пригласил Петра Науменко и Романа Виктюка. Он очень любил своих "девочек" - жену, дочку, внучку. Но театр был для него главным домом. А вахтанговцы – как богоподобные люди. Мы потеряли не художественного руководителя, а нашего дорогого человека…. - Ульянов был великодушным человеком! – вспоминал актер театра Вахтангова Максим Суханов. – Светлая память ему и низкий поклон. Когда мы показали ему первый раз спектакль "Амфитреон", было видно, что он ему не понравился. Но он его все равно оставил в театре. Лет через пять вызвал и признался, что бы неправ.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять