Вместо Алисы Фрейндлих Тарковский в "Сталкере" хотел снимать свою жену

Исполняется 30 лет с момента выхода в прокат самого знаменитого фильма Андрея Тарковского

Фильм "Сталкер", не получив значительных призов на международных кинофестивалях, вот уже три десятилетия считается нетленной классикой мирового кино. На "Сталкере" учатся новые поколения режиссеров, его бесконечно пересматривают зрители. И каждый раз находят что-то новое в истории о том, как Писатель и Профессор отправились под руководством Сталкера в Зону искать Комнату желаний. На самом деле фильм был готов уже к маю 1979 года. Тогда в Москве состоялся специальный показ "для своих". Но чиновники от кинематографа отнеслись к фильму Тарковского с прохладцей и не спешили выпускать ленту в прокат. В итоге фильм ждал своей очереди ровно год – премьерный показ состоялся в столичном Доме кино в мае1980 года. Правда, прокат у "Сталкера" был нешироким – картина демонстрировалась всего в трех московских залах. Однако ажиотаж был настолько велик, что публика раскупила билеты на несколько недель вперед. Успех фильма был не просто громким, он был оглушительным. О феномене "Сталкера" перед юбилеем фильма со мной согласился побеседовать второй режиссер картины Евгений Цымбал. О СЦЕНАРИИ - Проблемы начались еще со сценария, - вспоминает Евгений Васильевич. – Этот фильм стал первым, который Тарковский снимал по сценарию, который был ему не очень близок. Изначально картину вообще должен был ставить Георгий Калатозишвили. Но не сложилось. Рукопись Стругацких попала в итоге к Андрею Арсеньевичу, которому с 1974 года не давали снимать. И вдруг ему звонят из Госкино и говорят: "Нужно срочно запуститься с фильмом. Есть ли у вас сценарий?". И тут Тарковский вспоминает про сценарий Стругацких. - А что Тарковского не устраивало в первом варианте скрипта? - Практически все. Понимаете, предыдущие свои фильмы он делал, вынашивая замысел по нескольку лет. "Сталкер" был совсем из другой серии. Фактически, эта лента стала госзаказом. Но Тарковский не был бы Тарковским, если бы не переделал все по-своему. Насколько я помню, к концу съемок Стругацкие написали девятый или даже десятый вариант сценария. И к каждому из них прикладывал руку и сам Тарковский – что-то правил, что-то полностью переписывал. Был даже случай, кода Тарковский потребовал от Аркадия Стругацкого, чтобы новая версия сценария лежала на его столе через 10 дней. Причем, что именно нужно изменить, он не сказал. Аркадий и Борис в срок уложились. И только после этой экстренной переделки Тарковский вздохнул с облегчением – мол, наконец-то этот сценарий стал "моим". О ВЫБОРЕ НАТУРЫ- Почему Тарковский решил снимать "Сталкера" в Эстонии? - Есть очень известная история про то, что сначала он выбрал совсем другую натуру – окрестности Исфары в Таджикистане. Все было готово к выезду съемочной группы. Но тут произошло страшное землетрясение, которое не оставило от лунных пейзажей Исфары ни следа. А для Тарковского эта похожесть на Луну была очень важной – по замыслу ведь дело происходит на территории, в которой ничто не должно указывать ни на место действие, ни на время. Исфара подходила идеально… Потом еще возник вариант в Азербайджане, но там не было никакой инфраструктуры. Стония же, по-моему, победила в заочном соревновании из-за подсознательной тяги Андрея Арсеньевича к природе средней полосы. Он хотя в последствии и вытравил из фильма все, что было связано с природными особенностями местности, но чисто физически ему было проще снимать именно там. ОБ АЛИСЕ ФРЕЙНДЛИХ- Вместо Алисы Фрейндлих в роли жены Сталкера Тарковский изначально планировал снимать свою жену Ларису. Почему не сложилось? - Не только Тарковский хотел, Лариса и сама отчаянно желала этой роли. Казалось, что переубедить Тарковского было невозможно. Но оператор фильма Георгий Рерберг уговорил его устроить пробы Алисе Фрейндлих и Марине Нееловой. Неелова не подошла по возрасту – была слишком молода. А вот работа Фрейндлих, по воспоминаниям Рерберга, не шла ни в какое сравнение с игрой Ларисы. И тогда Рерберг подошел к Тарковскому и спросил: "Ну что, кого будем снимать – Актрису или Ларису?". А Тарковский ему ответил: "Что я, любовник своей жены? Ларису, конечно!". Супруга Тарковского, кстати, Рербергу этого не простила до конца своих дней. И сам Георгий Иванович был уверен, что именно Лариса виновата в его отстранении от съемок после темной истории с испорченной пленкой (подробнее об этом читайте в рубрике "Прямая речь" - Ред.). ОБ АЛЕКСАНДРЕ КАЙДАНОВСКОМ- Вы дружили с исполнителем главной роли Александром Кайдановским. Почему после "Сталкера" он так и не сыграл ни одной интересной роли? - Кайдановский для нашего кино – фигура совершенно особенная, но при этом мало исследованная. Он ведь был актером уровня Владимира Высоцкого и Олега Даля. И при этом отличался страшным перфекционизмом. В августе 1977 возник 40-дневный простой в съемках "Сталкера". Съемочная группа начала заниматься своими делами – кто-то отправился домой, кто-то начал пить. Кайдановский тоже, кстати, любил выпить, но в отличие от многих своих коллег не был в этом смысле натурой увлекающейся. Во время простоя я и Кайдановский остались в Таллине. И как-то раз нас пригласила на завтрак гражданская жена Сергея Довлатова Тамара Зибунова. Кайдановский сильно опоздал, мы решили начать без него. Когда завтрак уже близился к концу, пришел Саша. Ну а я решил пошутить. Сказал: "А вот и Александр к десерту!" Он никак на это не отреагировал. Прошло несколько часов, после обеда мы отправились гулять по Таллину.. Неожиданно он остановился и со словами "К десерту, значит?" ударил меня со всего размаху в челюсть. Я растерялся и кинулся было давать сдачи. Но Саша меня остановил, обхватил руками и принялся просить прощения. Этот эпизод стал выплеском того напряжения, которое в нем копилось ежедневно. Ситуация ведь тогда была неопределенная – "Мосфильм" всерьез рассматривал возможность закрытия картины. Саша мне тогда сказал: "Если фильм закроют, то у меня больше никогда не будет такой роли. А я не могу сниматься у режиссеров, которые глупее меня". После этих слов он заплакал. К счастью, "Сталкера" никто закрывать не стал. И роль в этом фильме стала для Кайдановского вершиной. Дальше был только путь вниз в смысле актерского ремесла. А вниз он не хотел, поэтому и снимался очень мало и лишь в случае крайней нужды. - В чем по-вашему феномен такой популярности "Сталкера" во всем мире? - В самом Тарковском прежде всего – это абсолютно его фильм, гениальный и многогранный. Каждый находит в нем что-то свое. Ну и нельзя отбрасывать ту архетипическую историю, которая лежит в его основе. В Комнате желаний оказаться хочет каждый из нас. Тарковский показывает, к чему это может привести. ПРЯМАЯ РЕЧЬГеоргий Рерберг: "Меня с Тарковским хотели рассорить нарочно" Главная неприятность, случившаяся со "Сталкером" во время съемок – это порча пленки, произошедшая в момент, когда было отснято уже три четверти фильма. Тарковский обвинил в этом происшествии оператора Геогрия Рерберга и полностью переснял картину с двумя другими операторами. Они, впрочем, полностью копировали манеру Рерберга. Рассорившись вдрызг, два мэтра больше не общались. Но незадолго до смерти Георгий Иванович успел рассказать об этой истории Евгению Цымбалу и работавшей над "Сталкером" Марианне Чугуновой. Их беседа была опубликована в журнале "Искусство кино" в 2006 году. Предлагаем нашим читателям небольшой фрагмент из высказываний Рерберга. - Для "Сталкера" я выбрал тот же самый тип "Кодака", на котором только что снимал (имеется ввиду фильм Сергея Соловьева "мелодии белой ночи" - Ред.). Тем более что студия "Мосфильм" вроде бы купила изрядную партию этой пленки. Но где, когда, через какого посредника — неизвестно. Как потом выяснилось, пленка была сомнительная. И кроме того, в мосфильмовской лаборатории отсутствовала определенная ванна, технологически необходимая для обработки именно такой пленки. Есть версия, что это была какая-то экспериментальная партия, для обработки которой нужна была еще одна дополнительная ванна и дополнительные химикаты. Естественно, никто этого не знал. Думаю, что не знал даже главный инженер студии Борис Коноплев, купивший где-то по дешевке этот "Кодак". Когда на студии устроили показательное побоище и меня одного обвинили во всех смертных грехах, меня спас оператор Владимир Нахабцев, у которого на картине "Мой ласковый и нежный зверь" была та же самая история. Он пришел на это судилище с коробкой пленки и показал всем этикетку с информацией по поводу дополнительной ванны. Так что, я думаю, всем стало ясно, что я не был особенно виноват. Но было уже поздно: ведь за то, что на фильме оказывается неудовлетворительный материал, всегда обвиняют оператора-постановщика. Что бы ни было, за изображение отвечает оператор-постановщик. В данном случае вина легла на меня. А Андрей к тому времени был уже накручен на полную катушку. И все закончилось. Безусловно, тому, что мы разошлись, было несколько причин. Во-первых, Лариса Павловна Тарковская, сделавшая для этого всё. Во-вторых, моя неудовлетворенность сценарием (в основном, диалогами), которую я с самого начала не скрывал. И, в-третьих, этот злосчастный брак пленки. Были и другие причины — разные подводные течения, о которых я не знаю наверняка, могу только догадываться. Были люди, которые хотели нас рассорить, развести. Когда появляется кто-то, кто вдруг резко выбивается из среднего уровня, всем очень хочется затолкать его обратно. Любой ценой.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять