Герой сериала "Маргоша" Владимир Стержаков: "Я не читаю глянцевые журналы"

Мальчики обычно не бывают Золушками. Но что-то в жизни Владимира Стержакова есть такое… золушкино….

Хотя бы то, что приехал в Москву из Таллина с ужасным прибалтийским акцентом, от которого полгода избавлялся. Потом поступал несколько лет, работал дворником, за обед мыл столовую, а когда театры начали пустеть – актеры уходили хоть куда-нибудь, где можно было заработать деньги на жизнь – мыл подъезды, собирал пустые бутылки, дрался за них с бомжами, так как это была их территория. И параллельно по ночам работал сторожем в гаражном кооперативе. Потому что, по его словам, если бы он потерял эту профессию, то потерял бы самого себя. И ведь, глядя на Владимира, трудно поверить, что это все – штрихи его биографии. А вот поверить в его замечательную и благополучную жизнь гораздо проще. Особенно сейчас, когда он так востребован режиссерами. После "Возвращения броненосца", "Плюмбум, или Опасная игра" и "Сыщиков" началось новое телевремя, но и в нем Стержаков остался таким же снимаемым - сыграл с Ларисой Удовиченко одну из главных ролей в сериальном детективе по романам Дарьи Донцовой "Даша Васильева", затем – в "Седьмом небе", фильме "Осторожно, блондинки"… А сейчас он – один из основных персонажей сериала канала "1+1" - "Маргоша". И самый главный человек в редакции журнала для мужчин "МЖ". Борис Наумович Егоров, которого коллеги называют прото Наумычем – хозяин и издатель журнала. И – отец очень своенравной молодой девушки. В новом телесезоне поклонники актера вновь встретятся с ним в третьем сезоне "Маргоша-3" на канале "1+1". - Владимир, а Вы сами в мужских журналах разбираетесь? В глянце? Нет. Я читаю другие журналы – они касаются природы. Можно их назвать глянцем или нет? Вот журналы "Сафари", "Гео"? А вот там, где самое главное - какое количество у тебя бирок на маечке или на рубашке, и это определяет качество твоего ума или таланта – нет! Мне это чуждо, я это не понимаю. И, когда собираются глянцевые люди – я как-то несколько раз ходил, меня приглашали одно время, сейчас, последнее время не приглашают… Ну, что мне там делать?! Я там умираю от тоски по одной простой причине – там люди общаются, не глядя в глаза, там смотрят на то, кокой кулончик между груди, а не на грудь… Оценивают? Да, оценивают, конечно. Они говорят о чем-то своем важном – как им кажется. Вслед прошедшей женщине смотрят не на талию, не на женские бедра, не на походку, а вот на те шпилечки – туфелечки, которые есть. Я, наверное, по-мещански как-то это говорю, но для меня это… А один раз я был даже на одной вечеринке, где – ну, назовем их так – блондинки постились. Был пост. И они рассуждали – вот грибочки какого качества наиболее постны? Архангельской области, привезенные специально по спецзаказу или Муромской области? Ну, это уже анекдот… Это не анекдот, это серьезно, у них там мощные дядьки с охраной ходят. Это вот такие гламурные люди. Нет, мне все-таки ближе живое человеческое общение, где можно почувствовать душу, где можно понять иногда боль о происходящем, или о ком-то. Я сейчас высокопарно говорю, но так понятно? Поэтому мне ближе посидеть с людьми, я не знаю, в гримерке, в автобусе гримерном поговорить, провести вечер, чем пойти там, где собирается "цвет"… На мой взгляд, это не цвет, это просто биологическая оболочка, в лучшем случае. О чем "Маргоша" – для Вас? Жизнь офиса, людей одержимых, людей талантливых, фактически замкнутых – ну, не скажу, круглосуточно, но большую часть суток – в одном пространстве. А, как мы знаем, люди, существующие в одном пространстве долгое время, они подустают друг от друга. Это должен быть какой-то правильный психологический тест. И, исходя из этих обстоятельств, возникают всевозможные конфликты: любовные истории, трения, непонимание, усталость – все то, что свойственно человеку. Это то, что касается сюжета. - Есть люди, которых вы не любите? - Конечно. Я не люблю тех, кто пьет кровь у народа. Тех, кто как будто не в этой стране выросли, не эти же буквари читали, не в той же речке купались. А еще мне не нравится погоня нашего современного кино за Голливудом. Это так смешно! Они думаю, что как будто, приближаются к "большому кино"... Всю жизнь наше кино было сильно чем? Правдивым существованием на площадке актеров, когда просто капилляры лопаются. Невероятной трудоспособностью и пониманием происходящего, профессионализмом режиссеров. У нас всегда было игровое кино. Даже Тарковский - самодостаточный игровой режиссер. Ну что мы… пытаемся правильно разбить машину, пытаемся взорвать бочку с горючим. Нет-нет-нет, это неправильное направление. Прямое доказательство – неубиенные рейтинги у наших режиссеров, таких как Краснопольский и Усков "Две судьбы". Я снимался у них в "Нина. Расплата за любовь" и "Подари мне жизнь". Я вижу, какие они требовательные. Вспоминаю те моменты, когда идет съемка, они все отрепетрировали, берут стульчики, садятся под камеру. К ним подходит кто-то из ассистентов. "Пожалуйста, идите к монитору". Тишина в ответ. Опять: "К монитору пройдите". "Вас ждут к монитору". И вдруг… тирада нецензурная. И потом: "Всю жизнь снимали без этих мониторов, придумали г… какое-то". Они сидят под камерой, смотрят на лица актеров, на их живую реакцию, и они чувствует – туда исполнители попадают или не туда. Поэтому и рейтинги, которые никто никогда не убьет. - Вы суеверны? - Конечно! Если я возвращаюсь, то не только в зеркало смотрю, но еще и язык себе показываю. Если сценарий упадет – надо обязательно на него сесть на него. В грязь так в грязь. Всю жизнь так делаю. А зачем рисковать? Зачем этот героизм в мирное время? Если только сценарий из самолета вывалится, тогда я догнать его не сумею. Еще нельзя "кудакать" - когда я куда-нибудь иду, если кто-то "кудакнет", враг мой! На пару минут. А вообще нас окружают замечательные люди.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять