Михаил Пореченков: "Люди играют в жизни больше чем мы, артисты"

5-го сентября, с началом нового телесезона у главного мачо пост-советского экрана Михаила Пореченкова – новая работа на канале "1+1".

Он станет гениальным врачом, главным героем сериала "Доктор Тырса". Причем, украинский зритель увидит премьеру проекта раньше, чем российский. - Ваш герой доктор Тырса - спортивный врач… Впервой серии есть фраза: "До меня тут работал Тырса" - "Теперь понятно, почему от вас требуют чуда". - Таким мы его придумали. Да, конечно, он - неординарный врач. Было бы смешно снимать кино про человека, который… никакой. Мы работаем в классическом жанре, поэтому снимаем про человека, который неординарен сам по себе. Во-первых, он - фанат своей профессии. Во-вторых, он - человек, который умеет принимать решения. К сожалению, у нас многие в стране не умеют принимать решения. Это к сожалению. А вообще, это большая ответственность – принять решение и сказать, что это будет так и никак по-другому. Поэтому за ним интересно наблюдать. Он думает всё время, он решает какие-то поставленные задачи. - То есть у вас многие в стране – не хирурги. - Нет, не хирурги. Но, может быть, не надо быть хирургом, можно быть терапевтом. Но у нас и этого в стране, к сожалению, нет… - Вы говорили, что ваш герой – это абсолютно не вы. - Мне интересно, чтобы он был другой, не такой, как я. Почему я везде должен быть только самим собой? На экране я всегда другой. Нет, ну это я – по телу, по лицу. Но, конечно, мы играем абсолютно других людей. С другой судьбой, с другими привычками, с другим взглядом. - Если бы появился персонаж – вылитый вы - вы бы его играли? - Сложный вопрос. Такой, как я… Это надо было снимать документальный фильм про меня. И то не поймёте - я это или не я, потому что… понимаете, мы все играем в жизни. Не бывает такого, чтобы мы не играли. На 90%, на 80%, но каждый раз. Вы в гости идёте, одеваете другое платье, делаете причёску – значит, вы уже начали играть. Вот вы сделали грим. Пришли и начинаете вести себя определённым образом. И это уже игра. Вы приходите домой – вы играете по-другому. Всё – это игра. Постоянная. Мы постоянно играем в какие-то игры. Когда мы остаёмся сами собой? Я не знаю. В душе. В туалете (смеется) Но это было бы не самое интересное кино, которые можно снять. Но самое страшное, что мы боимся показать свои недостатки. Вот и всё. Мы боимся показать себя настоящих. И играл бы я, не играл – мне тяжело смотреть на себя со стороны и оценивать себя со стороны. Я не могу себя увидеть – какой я. В определённые моменты я просто подчиняюсь правилам, которые существуют в обществе. А это уже игра. - Хорошо. А дома ж вы можете не играть? - Я и не играю дома. Да. Но в папу-то я играю всё равно! - Почему же? Вы же - папа. - Я - папа. Но, опять же, мы играем. (смеётся) Люди все играют, не только мы – артисты. И люди, которые живут не этой профессией, играют больше, чем мы в жизни. Мы уже наигрались. Замечательный генерал Лебедь сказал: "Вы знаете, я больше всего не люблю войну. Потому, что я уже в войну наигрался – во как!" Так и мы. Мы уже наигрались – во! – в театр. Во как! Мы хотим быть всегда сами собой. Это не всегда весело, приятно и здорово для окружающих, поэтому иногда себя сдерживаешь. Да, все знали, что Луи де Фюнес - великий комик - был скрягой, желчным, противным человеком. Кто был рядом с ним, говорят – он был просто страшным человеком. Невесёлым, грустным, ужасным в общении. Вы хотите это увидеть? Не увидите, мы будем играть и будем приличными людьми. (смеётся) Поэтому простые люди играют больше, чем мы. Мы - меньше. - Хорошо сыгранная роль вам доставляет удовольствие или нет предела совершенству? - Предела, конечно, нет. Момент удовольствия и того, что ты нормально сыграл бывает, но… Сейчас я вот пришёл на озвучивание "Доктора Тырсы". Какие-то сцены смотрел, смеялся и говорил: "Это здорово! Это прекрасно!" А к концу озвучания сказал: "Всё, что мы сделали - ужасно! То, что я делаю - всё ужасно! И всё плохо! Это мы неправильно сделали!" Всё зависит… не знаю, от чего. От настроения, ещё от чего-то. Вообще каждый раз должна быть свежесть восприятия. И в театре, и в кино. Каждый раз, выходя на площадку, ты должен это делать, как в первый раз. Вообще в жизни не переставать удивляться – это ещё одна составляющая профессии. И таких составляющих появляется с каждым разом так много! Ты понимаешь, что двигаешься по миллиметру, набираешь эти кусочки для того, чтоб собрать правильный образ. Много, много вещей. Тяжёлая мужская профессия! Не нравиться, а препарировать себя и рассматривать по каждому миллиметру. "Ага, здесь не то. Надо поменять. Ага, надо работать над собой. Ага, надо вот это делать, надо вот это". Вообще, даже физически тяжело. Вставать нужно вовремя, ложиться нужно вовремя, работать на площадке в любое время. Целый набор серьёзной мужской профессии. А то, что говорят "женская профессия" - в смысле, что она зависимая, что профессия нравится, любоваться собой... Да нечего любоваться собой! Надо идти и тупо работать. У вас были варианты - играть или не играть эту роль? - Вариантов не было, потому что я сразу же прочитал сценарий, и он мне понравился. Так что я с радостью на это согласился. Не было никаких вопросов – работать или не работать. Я понял, что из этого можно сделать очень хорошую работу, и сразу же согласился. - То есть изначально вы смотрите историю? - Конечно. - А кто ее делает - смотрите? - Мы смотрим всё. Мы как-то разборчиво стараемся подходить к своей работе, потому что так сложилось, что мы уже имеем возможность выбирать… Нам в этом везёт… - "Мы"? - Ну, нас несколько людей. Я никогда не говорю "я", потому что это неправильно. Во-первых, это последняя буква в алфавите, а во-вторых, "мы" - потому что есть определённое количество людей, которые пытаются к работе подходить очень тщательно и кропотливо. Мы все учились на одном курсе учились – я, Миша Трухин, Костя Хабенский. Так как мы давно работаем, есть хорошая возможность выбирать себе работу. Мы уже выбираем, слава Богу! - Вам приходилось нарываться на отказ? Например, вы хотели сыграть какую-то роль, что-то сделать в жизни, а вам в этом отказывают. - Вообще мужчины часто сталкиваются с отказом. - Я не имею в виду отношения с женщинами. - По работе? - По работе, по желаниям, по стремлениям, по целям. А то кажется, что вы идёте по жизни таким безостановочным паровозом. - Так и идём - паровозом. Нет, конечно, что-то случалось так, что не срасталось. Хотел вот это, а это не получилось. Ну, значит, давайте зайдём с другого края. Это было. И если тебе это действительно надо, если ты действительно этого хочешь, то, конечно, получится.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять