Егор Кончаловский: "Что смешно мне, не смешно никому"

1 сентября состоится премьера киноальманаха "Москва, я люблю тебя!". Фильм состоит из 18-ти пятиминутных новелл, снятых разными режиссерами. Накануне премьеры продюсер фильма Егор Кончаловский рассказал обозревателю Glomu.Ru о Москве, москвичах и брутальном юморе.

Накануне премьеры продюсер фильма Егор Кончаловский рассказал обозревателю Glomu.Ru о Москве, москвичах и брутальном юморе. - Ваша ода Москве произросла из полиптиха "Париж, я люблю тебя!", куда вас пригласили в качестве режиссера, но сюжет про арабского парня в результате не взяли из соображений политкоректности... - Дело не в том, что не взяли не политкорректную историю, хотя такое определение было. Просто французы, задумывая альманах, хотели привлечь русские деньги и лучшей кандидатуры, чем я для этой цели они придумать не смогли. - А ваш отец? - Андрей Сергеевич отказался сразу. А мне сразу же пришла идея сделать подобный проект про Москву. Зачем деньги, которые я могу найти, отдавать французам, если можно снять свой собственный фильм? Сняв альманах "Москва, я люблю тебя!", мы многих опередили в этом жанре, который вдруг оказался восстребован. Кажется что это просто, но на самом очень трудно сделать 20 разных сюжетов. Долго обещали фильм "Питер, я люблю тебя!" - и где он? Важна не идея, а ее реализация. У нас на это ушло 2,5 года. - По какому принципу отбирали режиссеров? - Принципа никакого не было. Сначала вспомнили известные имена. Кто-то из них смог, кто-то не смог. Потом приглашали звезд фестивалей, тех кто прозвучал в последнее время. Так в проекте появилась Вера Сторожева. Потом я пригласил друзей - Гарика Параджанова и Андрея Радзинкова. - А Никиту Сергеевича Михалкова и Андрея Сергеевича Кончаловского не приглашали, по-родственному? - Любой набор, любая компания кого-то пропустит, не было и Сергея Соловьева и Вадима Абдарашидова, но был 90-летний классик советского кинематографа Георгий Натансон и артхаусный Ираклий Квирикадзе. Пришел режиссер Юрий Грымов, которого я очень уважаю, и говорит: "А я не люблю Москву". Ну что тут скажешь? Что касается Михалкова и Кончаловского, то двум людям из этой семьи на одном проекте было бы просто тесновато. Они сотрудничали всего один раз, в фильме Кончаловского "Сибириада", Никита Сергеевич сыграл одну из главных ролей. Насколько я знаю, Михалков никогда не давал отцу читать своих сценариев, не советовался с ним. Это во-первых, а во-вторых, Андрей Сергеевич отказался от участия даже в "Париже...", я к нему и не обращался. - Критики отца боитесь? Поздно уже бояться, фильм сделан. Будет лучше, если он похвалит и хуже - если отругает. А вообще в 44 года нужно уже жить своим умом. Все время меня спрашивают: "Как папа относится к вашему кино?" Да, плохо относится, ему не нравится, но что же мне теперь делать, в регулировщики движения идти? Мне нравится заниматься кино... - Ваши любимые новеллы в альманахе? - Мне нравится "Объект №1", "Скрипач" с Женей Мироновым, "Этюд в светлых тонах", а "Таксист" и "Абонент недоступен" - это не мои истории, но что делать? Если бы в фильме были только близкие мне истории, он получился бы темный, брутальный, с сомнительным юмором, присущим только мне. Лично я считаю, что "Антикиллер" - это комедия, но я один так считаю. - В своей новелле "Ну что сказать вам, москвичи..." вы остались себе верны. Бандиты времен 90-х, разборки, "экшн". - Я хотел снять другой сюжет – про бомжа, который нашел на лавке в скверике голую блондинку... - Уже смешно. - Да, но сюжет Вани Охлобыстина мне показался смешнее. - Мне понравилась новелла вашей сестры Екатерины Двигубской "В центре ГУМа у фонтана". А вам? - Я бы просто не смог снять эту историю, не моя это эстетика и не мое кино. Изначально мне не очень понравилось, пока мы не нашли монтажный прием и сюжет приобрел иное поэтическое звучание. - Из 300 предложенных сценариев вы отобрали 18, до 20-ти не дотянули, со сценариями была проблема. Что, например, не вошло? - Ну, например, был сценарий про открытие Московского кинофестиваля. Звезды идут по красной дорожке, вдруг выбегает человек с бензопилой и начинает их рубить в куски. Это любовь к Москве. Понимаю! Но как-то... Истории мы отбирали только те, которые одновременно нравились мне и сопродюсеру Юрию Глоцеру. С момента утверждения сценария мы в съемочный процесс не вмешивались. Если все время говорить: "Много крупных планов", "Где панорама?" - это раздражает. Тандем режиссера и продюсера должен бить током, но, по моему убеждению, на площадке главенствует один хозяин – это режиссер. - Ваш фильм, в отличие от "Парижа", получился совсем не рекламным, с точки зрения видов Москвы. Герои живут в интерьерах из другого века, никакого богатства и "евроремонта". Можно подумать, что Москва – это сплошные "хрущевки" и грязные дворы. - Я иначе представлял себе несколько новелл, но я приглашал людей, чтобы они делали авторские вещи. Хороший у вас сюжет, но квартирку заменим на "хайтек"? Это смешно. Режиссер реализовывал свое видение и надо было, чтобы он получил удовольствие. Бюджет у альманаха небольшой, гонорары маленькие, так хоть радость творчества. Что касается рекламных видов, на мой взгляд важнее все-таки человеческая составляющая. Я бы очень любил Париж, если бы не было парижан. Климат делают все-таки люди, а не сталинские высотки. - Кстати о людях, вас раздражает, все что в Москву все "понаехали и понаоставались"? Москвичей и не видно, разве что таких, как герои вашей новеллы. - Да нет, конечно. Невозможно в современном мире отгородиться. Если все уедут из Москвы, кто работать будет? Москвичи только в пробках стоят, в пятницу утром уже пробка. Не работает никто. Весь Лондон раздражает, что поляки захватили рынок домработниц, но англичане не хотят работать домработницами. У меня дом строят дагестанские ребята, и я очень доволен как они стоят. Разражают не "понаехавшие", а количество народу в принципе. Приезжие чаще попадают под машины, выпадают с 20-го этажа, потому-то что и на втором-то никогда не были. - Над чем сейчас работаете? - Я закончил большую сложную картину "Возращение А", которую снимал в горах Казахстана, военное кино. Мне очень хотелось бы снять батальное историческое кино в Казахстане, времен Чингизхана, но сразу трудно перескочить на большой формат, сначала надо как-то обжиться, присмотреться. - Супруга снималась в вашем новом фильме? - Нет у меня задачи найти роль для моей супруги. Снимать ее нелегко, она красивая, но непослушная, я таких не люблю. Люблю красивых и послушных. Так что, у нее свое кино – у меня свое. Но Люба прекрасно озвучила мою героиню, которую в разном возрасте играют две актрисы. Нужен был одинаковый голос. - Кино про воина "афганца" обещает быть серьезным и опять же в жанре "экшн", а вам не хотелось бы снять лирическую комедию? - Смешную комедию хотелось бы. Я человек с хорошим чувством юмора, но то, что снимают, мне не смешно, а что смешно мне, может быть не смешно никому. Я бы хотел и сказку снять, и 3D фильм, и классику. Я мечтал о "Морфии" Булгакова, 8 лет писал сценарий, но меня опередил Балабанов. Я даже фильм смотреть не стал, так мне стало горько. - Ваши любимые места в Москве - Мосфильмовская улица, где я живу и работаю, там же я служил в армии в пожарной части. Люблю Малую Грузинскую, рядом с костелом находится дом № 28, где жил Высоцкий. Там же живет мой отец. Когда отец уехал в Америку, он оставил мне ключи от квартиры. Это было счастливое время, в 20 лет своя квартира! - Где бы вы смогли жить кроме Москвы? - Я однажды уже эмигрировал. Прожил в Лондоне 6 лет и вернулся. Жить я все-таки хочу только в Москве. Трех-четырех дней для того чтобы пошлындрать по улицам заграницей мне вполнее хватает.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять