Владимир Зеленский: Страшновато было шутить про Кличко, но обошлось!

Главный "квартальщик" страны рассказал, на каких условиях займет кресло генпродюсера "Интера", кто дал денег на "Любовь в большом городе" и как это — шутить при президентах.

Владимир, раньше вы более охотно общались с журналистами, чем сейчас. Почему? — Да, в последнее время уже не настолько открыт. А почему? Первое — плотный график, а второе — не очень хочется говорить на эту тему… Просто меня угнетают разговоры, что "Квартал" закрыли, купили, что теперь наш собственник — СБУ. Еще одна дискуссия по поводу "Интера". Все это обсуждают, пишут, но никто не удосужился мне перезвонить и спросить: что из этого — правда. — Давайте расставим все точки над "і". Зачем вам нужно кресло генпродюсера "Интера"? — А что, я согласился? Да, предложение от "Интера" было, но я еще ничего не подписал. Пока только озвучил руководству канала, на каких условиях хотел бы прийти: если у меня будет свобода действий, если я смогу привести свою команду, то есть "Студию Квартал 95", и нам дадут возможность делать собственные программы. А не показывать зрителям шоу, сделанные по западному формату, или российские проекты. Хотя у всех телеканалов лет так на 20 вперед накуплено этих "мыл". И если нам дадут возможность реформирования и возрождения канала, только тогда меня заинтересует кресло генпродюсера "Интера". А в новости и политшоу вмешиваться не хочу, мы будем иметь отношение только к развлекательному формату, то есть работать по специальности. Не пойдут на мои условия на "Интере" — я не соглашусь. Или дадут, но через время окажется, что это были лишь обещания, значит, через полгода мы уйдем. — Сейчас также обсуждают, что вас купила СБУ, будет вам шутки писать… — Да это бред! Нас физически не могут купить. Бренд "Студия Квартал 95" без наших лиц и авторов — полный ноль. А связь между нами и собственниками "Интера" (канал связывают с главой СБУ Валерием Хорошковским. — Авт.) очень простая – мы придумали несколько проектов, такие как сериалы "Сваты", "Чудо", сейчас снимаются "Призраки", и главное — у нас была "Любовь в большом городе 2". Кстати, первую часть "Любви в большом городе" частично инвестировал холдинг Пинчука — телеканал ICTV. А потом появились москвичи, которые полностью проинвестировали этот фильм, хотя я лично бегал по всем кабинетам наших министров — просил деньги, чтобы это был украинский проект. В итоге москвичи получили сборы с проката, а ICTV — телеверсию. Мы же — создатели — ничего! Тогда появилась "Любовь в большом городе 2", и мы обратились к "Интеру" — дайте денег, ведь это очевидно коммерчески успешный проект. Они за это захотели, как и ICTV, права на телеверсию. Но в итоге пошли на уступки, и мы разделили все прибыли 50 на 50. Это было партнерское предложение, после чего мы сделали некое объединение, в которое мы передали свои права, а они — свои деньги, запустив ряд проектов, которые уже называл — "Любовь… 2", "Сваты", "Служебный роман. Наше время". — А "Вечерний квартал"? — Все права наши. Кстати, тогда можно сказать, что нас и "1+1" купил. На первых порах все права на "Вечерний квартал" принадлежали этому каналу, и сейчас они имеют все права на наши ранние программы. Потом мы перешли на "Интер", и все права перешли этому каналу. И где-то с 2008-го "Вечерний квартал" стал принадлежать только "Студии Квартал 95". И теперь по договору с "Интером" мы продаем им два показа и три повтора на каждый проект. А такие сплетни и разговоры вокруг нас я связываю с конкуренцией. — На шоу "Вечерний квартал" политики — частые гости. А были случаи, когда они сами просили, чтобы вы над ними постебались? — Да, звонили. Но все на уровне: ну, давайте, хлопцы, что ж вы обо всех, а не обо мне. Но мы ничего и никогда не делали по заказу. Или как нас обвиняли, когда Яценюк вышел к нам на сцену, что мы взяли у него за это приличную сумму. Так ведь и Черновецкий на сцене у нас пел бесплатно и не хотел уходить. Вот сейчас ломаем голову над тем, в какой пропорции шутить над президентом в новой программе "Вечерний квартал", съемки которой будут 15 октября во Дворце "Украина". Если будет мало шуток про Януковича, то скажут: "О, их купил президент". Много шуток — железно: купил Янукович, показать, мол, вот у нас есть свобода слова. Я уже не могу спокойно писать. Что показать, чтобы от нас отцепились? И, знаете, мы с ребятами приняли очень простое решение… Если все не сложится, то есть и политически на нас будут давить, и общество журналистов будет настроено утопить, мы всей командой можем уехать в Россию. Естественно, там нам никто не даст шутить про политику, но нас ждут с другими проектами, будем снимать кино. На СТС — "Вечерний квартал" — пожалуйста. На Первый российский меня зовут уже несколько лет вести разные программы. И зарплата больше, чем здесь. Я понял, что бессмысленно бороться, потому что я на самообладание и моральные вопросы с собой трачу очень много времени. — Владимир, а после шуток "квартальщиков" в адрес политиков потом угрозы были? — На подколы часто обижались, и мне передавали от всех политиков, мол, что-то кому-то не понравилось, смотрите, ребята, дошутитесь. Но реальных угроз не было! Иначе я бы сказал об этом. — А сейчас на вас давят? — Раньше, когда власть примерно 50 на 50 делили "оранжевые" и "бело-голубые", нас никто не трогал. Ведь в одном лагере думали, что мы под их оппонентами, а те — наоборот. Вот, с нами никто не хотел связываться. Теперь, когда понятно, что мы ни под кем, на нас стали наезжать — говорят, что нас купили (речь идет о заявлениях оппозиционных политиков и СМИ, о том, что "Квартал" купил Хорошковский. — Авт.). — Владимир, как-то была ситуация, когда нам в руки попал сценарий, где была шутка про Шуфрича и Тимошенко. Мы перезвонили в пресс-службу Нестора Ивановича за комментарием. После чего эта шутка вдруг исчезла из сценария. Это что, была цензура? — Да нет у нас никакой цензуры. Шутки нам пишут десять творческих групп. А последняя инстанция — шеф-редакторская группа из нас троих: Сергея Шефира, Бориса Шефира и меня. Куда делась шутка, о которой вы говорите, не знаю, ведь мы много раз, чего скрывать, хохмили над отношениями Тимошенко и Шуфрича. А было там что у них, не было — мы на сцене сплетничаем о том, что народ говорит. И, кстати, никогда никому не давали на вычитку сценарии. — Признайтесь, а когда выступали перед первыми лицами страны, мандраж был? — Конечно! Мы выступали перед Кучмой, Ющенко, Тимошенко, Януковичем, Азаровым. И даже перед Медведевым. И шутили про него. Представляете, каково нам было! Но на полуслове нас никто не обрывал, зато мы так переживали, что забывали слова. А реагировали на нас по-разному: Тимошенко хохотала, Янукович улыбался, а вот когда при Ющенко, то было много журналистов, и, видимо, поэтому он был сдержан. Я даже не знал, вот вы мне сейчас сказали, что ему нравится наша миниатюра про велосипед. Надо же! — А как все проходит на приватных выступлениях? — Раньше мы часто выступали у политиков на днях рождения, новых годах. Помню, как-то шутили про дипломы Зварича, а он оказался в этой компании. Все выслушал, а потом подошел, похлопал по плечу и говорит: "Ну, ребята, даете!". Страшновато было шутить про Кличко в их присутствии, но обошлось! На корпоративах у нас была другая проблема: все хотели с нами выпить. И, по идее, у меня уже должна была быть огромная печень, если б я иногда не сачковал. Короче, синдром Высоцкого. А попробуй отказать таким людям! Были случаи, когда политики говорили: "Ну, давай, Вовчик, по стакану коньяка залпом!". А они могут! И я терпел, глотал, аж слезы текли. А потом понял, что люди проявляли свое панибратство не просто так, они думали так: если приблизят тебя, то тебе потом будет сложно высмеивать их. И стал все чаще и чаще отказываться от корпоротивов, потому что потом неудобно. — Владимир, а вы при Тимошенко шутили про Януковича и наоборот? — Нет, были такие программы, какие вы видите на ТВ. Я подметил другое: люди слышат то, что хотят. Например, "оранжевые" на шутки про "бело-голубых" реагируют так: "Вот молодцы, надо приструнить эти "регионы". Когда подкалываем их, молчат. Но тогда оживляются "бело-голубые". — А кого из политиков взяли бы себе в команду? — Буша! Он — самый смешной, все, что он делал, говорил, его все дураком считали, но мне он так нравился. Потому что за своим костюмом, галстуком, животом и финансами он не боялся выглядеть нелепым, чудаком. А из украинских… — Черновецкого? — Нет-нет, он более меланхоличный, думаю, Шуфрич и Луценко нам бы подошли. Мне все равно, какой у них статус, но эти два человека смеялись всегда больше всех и шутили больше всех. Луценко так вообще, когда все только и говорили о его приключениях в аэропорту, глотал все с улыбкой. Хотя своим юмором и Яценюк меня впечатлил. — А как с обидами на вас у артистов? — То же самое. Звезд, которые были у нас по разу, почти нет. К нам часто приезжают Киркоров, Басков, Агутин, Варум, Валерия, Меладзе, Ротару, Повалий. Они знают качество нашей программы, я не говорю — высокое, но их устраивает. Правда, был у нас инцидент с Машей Распутиной, но она была неправа, рассказывала, что Киев — российский город. — А есть ли такие, кто готов приехать бесплатно? — Украинские к нам ходят бесплатно, а русские — за деньги, но не все. И те, кто приезжает второй-третий раз, то со скидкой. А вообще есть туча звезд, которые хотят и сами готовы нам платить, но нас такой вариант не устраивает. — Гонорары российским артистам колеблются от 20 до 50 тысяч долларов? — Нет, российским актерам мы платим от 3 тысяч, певцам — от 8 тысяч. Хотя тот же Киркоров приезжает к нам за гонорар в два раза меньше, чем он обычно берет за корпоратив (40—50 тысяч евро. — Авт.). Некоторым платим вообще копейки! Я не должен это говорить, но некоторым мы даем чуть ли не несколько тысяч гривен, но потом этим артистам устраиваем корпоративы. На день рождения зовут выступить нас, а мы еще зовем Киркорова, Баскова, Агутина, чтобы обеспечить их гонорарами. Или задействуем их в своих других проектах. — Владимир, насколько знаю, уже закончились съемки "Служебного романа. Наше время", где вы сыграли Новосельцева, а Светлана Ходченкова — Калугину. Когда фильм выйдет в прокат? — Премьера должна состояться в феврале 2011-го. А вообще, слава богу, что съемки уже закончились, а то я до сих пор с ужасом вспоминаю те сцены, где Светлана бьет меня зонтиком. А нее рука тяжелая, хотя на вид Светлана такая хрупкая. У меня потом еще долго синяки сходили! И все же заметил, что в кино уже чувствую себя увереннее, чем на сцене: в кадре мне как-то спокойнее. фото club.foto.uakvnru.ruruskino.ru

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять
Подписывайтесь на наш
канал в Telegram
Узнавайте первыми все
самое важное и интересное
Подписаться