Эвелина Бледанс рассказала, как они с мужем рожали

Российская актриса Эвелина Бледанс и ее муж-режиссер Александр Семин рассказал о том, как они рожали и как им живется теперь - вместе с долгожданным сыном Семеном.

 

Многие будущие мамочки предпочитают в наши дни рожать за границей. А вы остались в Москве и даже контракт на роды заключать не стали. Почему?

Александр: А мы решили, что называется, поддержать отечественного производителя.

Эвелина: То есть ты не жалеешь, что у нашего ребенка теперь нет грин-карты? (Смеется.)

Александр: Дай мне досказать! Мы хотели, чтобы он родился на родине нашего с Бледанс знакомства. Не в съемочном павильоне под софитами, конечно, где это произошло, но в Москве. И потом… мы русские люди, нам нравится наша страна - так что этот момент был для нас принципиальным. А решив остаться, мы стали искать клинику, в которой можно было бы спокойно, без нервов, рожать. Искали даже не супербольницу, а врача, которому могли бы довериться.

Эвелина: Помню, идем мы с Сашей по коридорам перинатального центра, и я чувствую, что мне здесь плохо, неуютно. Хотя и не могу объяснить, что не так. Сделали УЗИ, еще ряд процедур, начали слушать сердечко ребенка… И тут я прямо в кабинете врача как расплачусь! Может быть, потому, что Саше было велено остаться за дверью. А я привыкла, что мы везде вместе.

Александр: Да, мы в эти девять месяцев практически не расставались. Мне уже начало казаться, что я своим животом прирос к животу Эвелины. А если серьезно, я не считаю, что беременность - процесс, в котором должна участвовать только женщина. Мне, во-первых, как режиссеру, интересно, что там у Эвелины в животе происходит. А во-вторых, я понимал, что с этим ребенком - я сейчас говорю не про нашего сына Семена, а про саму Эвелину: нужно везде ходить вместе, держать за ручку, поддерживать, что-то рассказывать, успокаивать. Она же маленькая еще! В больнице, где наблюдали всю беременность Эли, нам все это разрешали. Я разве что результат ее анализов не проверял.

В роддом вы тоже вместе поехали?

Эвелина: У меня начались схватки, когда Саша был на работе.

Александр: И это был самый загруженный рабочий день месяца! У меня была деловая встреча, которую я уже один раз откладывал, и второй раз этого было делать нельзя. Но я ее, конечно, отменил. Был час пик, вся Москва стояла в жуткой пробке. А когда я наконец добрался до бизнес-центра и уже взялся за ручку двери, тут-то жена мне и позвонила: "Привет! А я вот рожаю".

Эвелина: Схватки у меня, как потом оказалось, начались еще ночью, просто я не сразу поняла, что это именно они. У меня все болело, я ворочалась в кровати. Проснувшись в семь утра, не находила себе места… Думаю: нужно погулять в парке, и все пройдет. Я вообще во время беременности была очень активной: фитнес, прогулки, массаж - постоянно в движении. И вот хожу по аллейкам, а не помогает - все равно живот тянет. Пришла в салон красоты на массаж лица, прилегла на кушетку. Сама собой пришла мысль посчитать интервалы между болезненными приступами - и оказалось, что они происходят уже каждые четыре минуты. Тогда-то я Саше и позвонила.

Тема встреч на дорогах - ваш с Эвелиной лейтмотив. У вас ведь даже первое свидание случилось не в каком-нибудь романтическом ресторане, а на Каширском шоссе…

Александр: Да, так и было. Эля возвращалась из аэропорта, а я не успевал за ней приехать. И вот ночью на темном шоссе встретились две машины, водитель Эвелины молча передал моему водителю ее вещи, она так же молча вышла и пересела в мое авто. Сцена будто из гангстерского фильма. Когда Эля рожала, все произошло почти так же, только днем.

Эвелина: Честно говоря, я не предполагала, что Саша так быстро доедет, но каким-то чудом ему это удалось!

Александр: И до роддома мы тоже добрались очень быстро. Эля стонала громче сирены - схватки становились все чаще и сильнее. Видимо, поэтому машины и расступались!

Эвелина: Я? Стонала? Я пела! (Смеется.) Но совершенно не помню, что именно­.

Александр: Я могу включить тебе видео на мобильном! А если серьезно… Если нас читают водители, которые вечером 1 апреля освобождали на улице Беговой место для скорой, спасибо вам огромное. Мы мчались - и успели! Когда через год мы поедем тем же маршрутом рожать дочку Лизу - а мы уже решили, что у Семена обязательно будет сестренка, - пожалуйста, ведите себя точно так же.

Эвелина: Я не боялась, что рожу прямо в машине. Во-первых, рядом с Сашей мне ничего не страшно, а во-вторых, один из везущих меня врачей скорой заверил, что сумеет принять роды. Так что я лежала себе спокойненько, ойкала, что-то пела и даже отвечала на телефонные звонки. Мне, например, позвонила дизайнер Юлия Далакян. Спросила: "Выйдешь у меня на показе невестой?" Я говорю: "Да! Вот только рожу сейчас - и выйду". Юля сказала, что, увы, показ без меня будет блеклым, и пожелала легких родов­.

Вы оказались в числе тех родителей, которые предпочли не расставаться на время родов. Сложно было принять это решение? Какие аргументы были против?

Эвелина: Я слышала, что у мужчин, после того как они видят процесс появления ребенка на свет, пропадает сексуальное влечение. И боялась этого, конечно.

Александр: А я не понимал, как пережить ситуацию, в которой любимая женщина в твоем присутствии страдает, а ты ничем не можешь ей помочь… Буквально накануне родов мы долго не могли заснуть: размышляли, быть мне с Эвелиной рядом в это время или нет. Так ни к чему и не пришли - решили, что будем действовать по ситуации. Когда Эвелину увезли в родильный блок, я остался в фойе за стенкой. Читал молитву, держа в руках иконку Спасителя, которая всегда нас с женой оберегала. Но когда медсестра сообщила, что у Эли отошли воды и она начинает рожать, я поднялся и пошел к ней, уже не думая, правильно это или нет. Я не видел самого процесса - смотрел только в глаза любимой женщине, держал ее за руку. Из соседних палат доносились десятки женских голосов - крик стоял, как в подвалах инквизиции. А Эля шутила, улыбалась и… пела. Когда ей больно, она поет - это правда. Я услышал плач сына - и все: это последнее, что я помню…

 

Семен уже проявляет характер? Какие черты взял от вас, Эвелина?

Эвелина: Он, как и я, очень активный, все время в движении.

Эвелина, у вас уже есть старший сын Николай. Спустя 17 лет не тяжело было вспоминать, каково это - пеленать, купать, распознавать, когда болит животик, а когда ребенок хочет кушать?

Эвелина: Когда Коля был маленьким, рядом все время были мама, папа, сестра Майя: в основном именно они все делали. А что делала я, сейчас даже не вспомню. Так что всему пришлось учиться заново.

Александр: Я очень рассчитывал, что, поскольку Эля уже была мамой, нам не придется себя чувствовать молодыми родителями. Но не тут-то было! Первое время у меня было стойкое ощущение, что мы с Бледанс школьники, у нас случилась беременность, мы ушли от родителей и теперь надо как-то жить с нашим первым ребенком, а что делать - понятия не имеем. Но природа быстро все подсказала. Может быть, мы и делаем что-то неправильно - купаем, например. Но вот наливаем Семену ванночку, кладем его туда, и он радостно плавает. И мы рядом с ним счастливы…

 

Семену уже больше трех месяцев, не  успеете оглянуться - станет взрослым. Каким человеком хотели бы его видеть?

Александр: Порядочным. Правда, с этим качеством непросто жить, особенно в нашей стране, но я постараюсь его воспитать. И что даже еще важнее: пусть он будет добрым человеком - этого очень многим сейчас не хватает.

фото tele.ru

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров

Все новости

Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять