Дочь Людмилы Гурченко мечтает помириться с матерью

После скандального суда из-за жилья они не общались пять лет. 47-летняя дочь великой актрисы просит Гурченко забыть прошлые обиды, пишет газета "Жизнь". Скандал с разделом квартиры в семье знаменитой актрисы Людмилы Гурченко, который поссорил ее с родными дочкой и внучкой, наконец-то завершился. Однако мира в звездной семье нет до сих пор. Мать и дочь, к сожалению, общаются лишь по телефону. Но никто не решается попросить друг у друга прощения первым. История с разделом квартиры началась еще в 1993 году. Мать, дочь и внучка не смогли без помощи суда поделить однокомнатную жилплощадь. А когда решение наконец было принято, Королевы (это фамилия единственной дочки Гурченко и ее внучки) отказались от своих претензий. Сейчас Королевы живут в трехкомнатной "сталинке" почти в самом центре Москвы. Окна их квартиры на первом этаже смотрят на небольшой скверик, в котором дочка Гурченко выгуливает свою годовалую овчарку Хрюню. Эту собаку и ее владельцев - маму Марию и дочку Елену - знают все соседи. Но никто не подозревает, что они являются дочерью и внучкой знаменитой актрисы. Ведь Людмила Марковна здесь не бывает. А о своем родстве они никому не рассказывают. Живут словно чужие. Однокомнатная квартира, послужившая причиной раздора, была записана на мать актрисы, Елену Александровну. Но в 1999 году старушка умерла, и дочь Людмилы Марковны Мария посчитала, что теперь жилье должно принадлежать ей. Гурченко с этим не согласилась. Начался суд... - Мне очень обидно, что в этой истории я вышла сукой и стервой, - говорит теперь Мария. - Да, это я подала в суд! Мы столько лет ютились впятером в сырой трешке на первом этаже! У Лены в четыре года началась бронхиальная астма. Нам просто необходимо было переехать оттуда. А вместо этого к нам еще переселилась бабушка. Гурченко объяснила это так: "Я не могу приводить в дом своих друзей, если у меня там живет старая мать". А я ей ответила: "Ну тогда грош цена этим твоим друзьям!" Престарелая мать Гурченко была властной и сильной женщиной. И житье с бабушкой стало для всех домочадцев испытанием их терпения и любви - старушка вела себя как полновластная хозяйка дома. - Елена Александровна была очень требовательной по отношению к другим, - говорит ее внучка Мария. - У нее все было заведено по собственному, одной ей известному порядку. Не дай бог, вазочку передвинешь на 5 сантиметров или кофту не туда положишь - все, трагедия! Переносить это, конечно, было нелегко. Однако мы не ссорились, мирно жили. Шесть лет, до самой смерти, мать Гурченко прожила в квартире Марии. В мае 1999 года ее похоронили, а через десять дней Королевым предъявили документ, из которого следовало, что наследство бабушки не достанется ни внучке, ни правнучке. - Бабушка умерла восьмого мая, а документ, в котором говорилось, что Людмила Гурченко является наследницей квартиры, был датирован 18 числом, - говорит дочь Людмилы Марковны. - То есть получается, что бабушка написала его уже после смерти?! Конечно, с таким документом мы не могли согласиться... Тогда-то и началась судебная тяжба, которая окончательно поссорила родственников. - После того как я подала в суд, Людмила Марковна словно взбесилась. И в нашей семье сразу же начались проблемы, - говорит Мария. - У нас с мужем есть фирма, так в нее сразу же нагрянула налоговая с проверкой. Кто к нам только не приезжал - все органы, кроме ФСБ! Но процесс все равно состоялся. И мы отсудили свою долю. По решению суда 2/3 квартиры отошло Гурченко, а 1/3 ее дочери. Но поскольку квартира однокомнатная, предложено было за эту треть выплатить сумму в размере 10 тысяч долларов. К удивлению Людмилы Марковны, от этих денег дочь и внучка Гурченко отказались. - Нам эта квартира была дорога как память! - утверждают они. - А деньги... они, конечно, нужны, но не до такой степени, чтобы менять их на память о бабушке. Да и какие это деньги, 10 тысяч? Другая сторона сама наняла оценщиков, они оценивали квартиру "по рыночной стоимости", но сумма получилась подозрительно маленькой. Так что мы решили: не нужна нам эта квартира. И деньги не нужны. И вообще, к тому моменту уже все так надоело, что стало все равно... Бабушкина квартира изрядно попортила кровь всем родственникам. Тучи в отношениях знаменитой актрисы и ее дочки с внучкой еще не рассеялись. - Я не хочу помнить зло, кого-то ругать, - говорит Мария Королева. - Хочется, знаете, под Новый год сказать: "Поздравляю всех! Люблю свою семью!" Но это у нас семья, а у Гурченко что? Две собаки и ее муж Сережа! А о нас она не беспокоится. Вот ее внучка Лена недавно получила травму, лежала в больнице, там были все наши родственники, а она даже не приехала! Только когда уже Лена выписалась, позвонила, сделала вид, что проявила заботу. Точно так же, как у мамы, дрожит от обиды и голос у Лены: - Везде пишут, что все детство я провела с Людмилой Марковной. Но это все показуха. Ну одевали меня как куклу, привозили к ней, она со мной играла, потом отвозили обратно. Разве это забота или какое-то воспитание? Я занимаюсь много лет лошадьми, работаю с каскадерами. Так даже к этому бабушка не относится серьезно. Говорит, что я "гарцую" в кадре, а ведь это такой тяжелый труд... По бурной реакции Марии и Елены на любое упоминание об их великой родственнице видно, что помириться будет непросто. Хотя к творчеству актрисы они относятся с восхищением. Но сейчас их общение с Гурченко состоит лишь из редких телефонных разговоров. - Вы поздравите маму с Новым годом? - Да, очень хочется. Будем ждать звонка и от нее тоже... Мария Королева не пожелала стать актрисой, как ее великая мама, а выбрала профессию медицинской сестры. Но считает, что ее жизнь сложилась счастливо

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять