Подробности гибели внука Людмилы Гурченко

Несмотря на тлеющий конфликт со своей дочерью, Людмила Гурченко обожала своего единственного внука, очень похожего на нее саму, часто ездила с ним отдыхать на курорты и баловала деньгами Для маленького Марка она была самой обычной бабушкой – любящей, доброй и ласковой. Иначе быть и не могло, уже хотя бы потому, что при рождении мальчика назвали в честь отца актрисы. Но эта любовь оборвалась в один миг – в 16 лет Марк умер от передозировки наркотиков. "Я об этом ничего не знала, – сказала потом Людмила Марковна во время одного из своих выступлений перед зрителями. – От меня скрыли, что мой внук употреблял наркотики". Сначала Марк начал курить обычные сигареты. Потом стал пробовать более "тяжелые" наркотики. В итоге сел на иглу. К тому времени его родители уже окончательно развелись, папа определил сына в интернат и уехал за границу. Ни отец, ни мать даже не подозревали, что в свои 14 лет Марк уже плотно сидит на героине! В интернате Марк не доучился. Как только его мама узнала об увлечении сына наркотиками, сразу же позвонила отцу. Тот забрал сына к себе в Америку, начал лечить. Дела за океаном шли хорошо. Доходы позволяли содержать даже машину с персональным водителем. И в семье обстановка вроде как разрядилась – Марк раз в несколько месяцев приезжал в Москву, всегда привозил подарки семье и друзьям. Несомненно, он всё осознал и хотел вылечиться, но периодически срывался снова и снова. Марку казалось, что если иногда и немного – это не влияет на сам процесс лечения. Зимой 1998 года Марк снова приехал к родным в Москву. Он был весел, полон планов на будущее. Говорил, что лечится и хочет вылечиться. Рассказывал о том, что в Америке увлекся игрой в большой теннис и хочет заниматься этим видом спорта профессионально. Показывал фото своей девушки, с которой познакомился в Штатах… В общем, поводов для депрессии не было. Но при встрече со старыми приятелями от очередной дозы героина Марк отказаться не смог. Ему стало плохо. Начало колотить, зубы были так плотно сжаты, что он искусал себе весь язык, а изо рта пошла пена. Его приятели, которые благополучно вышли из наркотического дурмана, позвонили в "скорую помощь". На вопрос, кому нужен врач, честно ответили: "Наркоману. У него передозировка!" Им сказали: "Ждите…" Ждать пришлось три часа. Всё это время Марк бился на руках друзей. Они накрывали его одеялами, вставляли ложку в зубы. В наркотическом приступе Марк звал родных: "Мама, Лена… Люся". Люсей он называл Гурченко, потому что Людмила Марковна не хотела быть "бабушкой". "Люся, прости…" – были последние слова Марка, прежде чем он потерял сознание. Приехавшая "скорая" констатировала "смерть от передозировки героина". Это случилось 13 декабря. – На похороны Марка пришло человек четыреста, – рассказывает его сестра Лена. – Мы их не звали – они сами пришли, со всех школ приехали целыми автобусами. Все его любили и уважали. Несмотря ни на что! Узнав, что ее внук погиб от наркотиков, Людмила Марковна испытала шок. Она приехала на кладбище уже тогда, когда Марка хоронили, вместе со своим мужем Сергеем Сениным. Подошла, положила цветы и быстро ушла, стараясь не привлекать к себе внимания. С тех пор прошло уже десять лет, а Гурченко не говорит о внуке ни слова. Хотя можно быть уверенным, что она помнит и любит.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять