Дома с призраками застройщиков

Почему заброшенные особняки в Киеве подлежат сносу, а не реставрации

Пустующие полуразрушенные здания в плотно застроенном Киеве сразу бросаются в глаза. Даже в исторической части столицы, где идет война за каждый квадратный метр земли, насчитывается около трех десятков опустевших особняков с выбитыми окнами и заколоченными дверями. Большинство таких развалин - памятники истории или архитектуры. Казалось бы, что мешает отреставрировать особняки и использовать их по назначению? Специалисты по охране культурного наследия утверждают, что мешают собственники особняков, которым реставрация не нужна и не выгодна. Заброшенный дом на Лютеранской. "Это не просто заброшенные дома, а действительно ценные здания, которые являются памятками архитектуры, - говорит первый заместитель председателя Всеукраинского общества охраны памятников истории и культуры Николай Пархоменко.- Здания уже имеют новых хозяев, которые выселили людей, а теперь потихонечку "дуют" на дома, чтобы они поскорее разрушились и освободили место под новую застройку". Заброшенных особняков в Киеве действительно много. Только в историческом центре города два дома на ул.Лютеранской, особняк на Большой Житомирской 34А, два интересных памятника архитектуры на Петровской аллее. Еще два аварийных дома есть на Ярославовом Валу - это красное здание архитектора Городецкого возле Золотых Ворот, а также опустевший дом в арке дома напротив отеля "Рэдиссон" неподалеку от Львовской площади. Заброшенные особняки можно найти еще на ул.Пушкинской, возле метро "Льва Толстого" и на Подоле: к примеру, дом на ул.Смирнова-Ласточкина и двухэтажный особняк Меленского на ул. Хорива, 13/11 (который уже начали сносить). На Андреевском спуске помимо пустующего замка Ричарда можно полюбоваться еще несколькими заброшенными зданиями. Среди других объектов "упадочной" недвижимости в Киеве большой серый дом возле гостиницы "Салют" на ул.Мазепы, дом с падающими балконами на Тарасовской, 9а, небольшое здание во дворе возле школы на П.Мирного, ряд особняков в районе ст. метро "Черниговская". Колоритные развалины можно найти в Протасовом Яру на территории заброшенного корпуса НИИ эпидемиологии и инфекционных заболеваний, также в промзонах - ртутный завод "Радикал" и завод возле "Черниговской", в спорткомплексе возле ВДНХ и в районе Бабьего Яра (ст. м Дорогожичи). Особняк на Ярославовом Валу. "Мы замечаем такие дома, только когда их гибель специально ускоряют: ломают его двери, выбивают окна и тому подобное, - говорит Пархоменко. - Решения о продаже принимаются тайно, чтобы не засветить имени продавца и покупателя". Часто заброшенные особняки слывут домами-привидениями, как, к примеру, дом на ул.Златоустовской, 24. После пожара проникнуть в него можно разве что через окна. В трехэтажном доме с выбитыми оконными стеклами стоит неприятный запах. Люди рассказывают, что по ночам здесь собираются сатанисты и, конечно же, привидения. В частности - призрак бывшего владельца. "Это еще один прием – памятник поджигают для того, чтобы ускорить его гибель, - говорит Пархоменко. - Почему так долго ничего не делают на Златоустовской? Или цену не сложили, или инвестор попал в сложную ситуацию. Сейчас с кризисом в градостроительном бизнесе упали прибыли, так что собственники могут просто выжидать". Дом в дворике напротив отеля "Рэдиссон". Вместе с особняком-памятником архитектуры покупатель получает земельный участок, на котором можно построить здание с проектной площадью в несколько раз больше прежней за счет высотности. "Покупается не дом, а земля, а дом остается заложником. Несмотря на то, что он памятник, и закон его защищает, он обречен", - объясняет Николай Трофимович. Бывает, люди платят деньги за разрушенные стены и фундамент, чтобы подешевле получить в свое владение участок земли в хорошем месте. Так как покупка свободного участка или его аренда стоит гораздо дороже. Активисты общественной организации "Сохраним старый Киев" вспоминают, как освобождались участки на ул.Гончара, 17-23 и ул.Большой Васильковской, 35. По словам активистки Инны Совсун, на этих месте скандально известных стройплощадок раньше находились старенькие здания, в которых жили люди. В обоих случаях застройщик выкупили все квартиры по одной (напрямую либо через подставных лиц) и стал собственником всего дома. Дальше все по накатанному сценарию: дому умышленно придают вид, будто он разрушен, что-то в нем доламывают и добивают. Застройщик заявляет, что здание пришло в негодность, и его сносят. Вот такой красавец стоит заброшенным неподалеку от Львовской площади. Если сегодня заброшенные особняки преимущественно - частная собственность, то раньше они находились в коммунальной или государственной собственности. В то же время, отвечают за них как центральные, так и местные органы власти. Памятками архитектуры непосредственно занимается Главное управление охраны культурного наследия КГГА (подразделение мэрии). Его последний руководитель - Руслан Кухаренко - сейчас находится под арестом. Новый руководитель еще не назначен. Министерство культуры согласовывает все вопросы, связанные с землями культурного назначения. Когда Министерство не заинтересовано в рассмотрении таких вопросов, оно поручает хлопоты местным органам власти. Правда, со двора он выглядит гораздо хуже. Государственная собственность массово и с нарушением законодательства была передана в частные руки, говорит член президентского совета Национального союза архитекторов Украины (НСАУ), бывший заместитель главного архитектора Киева Виктор Глеба. А если дом находился в госсобственности, процедура его передачи сразу в частные руки без перевода в коммунальную собственность незаконна. Кстати, переводить в коммунальную собственность стали позже согласно Закону "О местном самоуправлении…", где указывается, что все имущество, кроме государственного и частного, принадлежит киевской громаде. "Размежевание имущества и земли между коммунальной и государственной собственностью до сегодняшнего дня не проведено. Поэтому с юридической точки зрения утверждать, что оно принадлежит тем или иным, уже трудно. Поэтому проще говорить, что оно принадлежит частным лицам", - говорит Виктор Юрьевич. "Частникам принадлежит 37% земли вокруг Киева. Когда сделали мониторинг, кому именно принадлежит, оказалось, что прокурорам, чиновникам первой и второй категории и всяким другим государственным служащим. Такого нигде в мире нет, чтобы земля вокруг столицы принадлежала в основном чиновникам. Точно так же эти особняки: были государственными, а чиновник, который отвечал за ведомство, на территории которого стоял дом, передавал все это дело с нарушением законодательства в собственность своим родственникам, друзьям", - разоблачает чиновников Виктор Глеба. Дом разрисован граффити, здесь много мусора и стоит жуткая вонь. А вот Пархоменко разоблачает депутатов Киевсовета: "Все заброшенные памятки имеют своих хозяев, особенно если говорить о центре города, тут буквально все щели поделены. Кто за этим стоит? В первую очередь это, безусловно, Киевсовет. Потому что приватизация, землеотводы проходят через Киевсовет. К сожалению, я вам не назову хозяина ни одного из заброшенных зданий. Как правило, владельцы прикрываются вывеской юридического лица, и вы никогда не узнаете, кто стоит за вывеской, потому что это в Украине самая большая тайна". То, что старинные особняки находятся в полуразрушенном состоянии, противоречит законодательству, в частности Закону "Об охране культурного наследия…". Согласно документу, собственник или тот, в чьем пользовании находится определенное здание, обязан заключить договор с органом охраны культурного наследия (то есть с киевской горадминистрацией), и содержать здание в надлежащем состоянии. В противном случае, органы местной власти имеют право с помощью суда вернуть архитектурный памятник в собственность города или государства. "Достаточно того, чтобы фасад здания был в плохом состоянии - уже можно обвинить собственника в том, что он не выполняет обязательств, взятых за договором купли-продажи памятника", - отмечает Пархоменко. Чтобы спасти заброшенные дома, Всеукраинское общество охраны памятников истории и культуры неоднократно обращалось в столичную администрацию. "Мы пытаемся вернуть эти памятники в коммунальную собственность, и ставим вопрос о признании договора недействительным в связи с тем, что инвестор не выполняет своих обязательств, - говорит Николай Трофимович. - Но это чрезвычайно сложно, потому что инвестору, скорее всего, помогают снести этот дом". По его словам, в мэрии на обращения реагирую формально - обещают выяснить, в чьем ведении или в чьей собственности находится памятник, но на этом все заканчивается. Работы "по выяснению" длятся годами. Практически все заброшенные дома можно реконструировать и возродить к жизни, уверены в обществе охраны памятников. "Я удивляюсь инвесторам, которые не понимают, что памятник можно реставрировать, вернуть ему первозданный вид и использовать таким образом, чтобы он приносил прибыль. Хотя, конечно, не сверхприбыль", - отмечает Пархоменко. Один из самых красивых даже в таком запущенном виде киевских особняков - дом на Большой Житомирской, напротив Торгово-промышленной палаты. Однако бывший заместитель главного архитектора Киева Виктор Глеба уверен, что заброшенные дома не стоит реставрировать. По его словам, это слишком трудоемкая и дорогостоящая работа. "На вид кажется, что стены старинных особняков выдержат все, - говорит Глеба. - Но фундаменты у исторических домов сделаны еще по старинной технологии, и грунтовые воды из-за протекающих инженерных сетей затапливают их". Впрочем, ради спасения многих особняков, конечно, стоило бы повозиться.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Новости партнеров
Новости
Продолжая просматривать glavred.info, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Принять