Росія може розвалитися, однак це не в інтересах України - Ілія Куса

На думку Куси, розпад Росії не означає, що Україна швидко поверне Крим і Донбас, оскільки у неї немає ні достатніх ресурсів для цього, ні навіть концепції реінтеграції цих територій.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

На сайте Главред состоялся чат с экспертом по вопросам международной политики и Ближнего Востока Украинского института будущего Илией Кусой. Общаясь с читателями, он рассказал, чем Россия после внесения изменений в конституцию РФ принципиально будет отличаться от прежней, какова вероятность начала масштабной военной операции России против Украины, а также почему развал РФ не является залогом возвращения Крыма и Донбасса под юрисдикцию Украины. Кроме того, Куса спрогнозировал, как мир изменит коронавирусная пандемия, утратят ли США роль гегемона, распадется ли Евросоюз, и когда страны ЕС откроют свои границы для Украины.

Представляем стенограмму чата с Илией Кусой.

Сергеев А.Н.: Что ждет Россию после "обнуления Путина", чем она будет отличаться от той, что мы знаем и видим сегодня?

Илия Куса: Принятие конституционных поправок в Российской Федерации произошло по причинам, связанным с глобальными трансформациями в мире и в России. Речь идет о демографических изменениях в структуре населения РФ, перестройке мировой экономики, трансформации баланса сил в международной системе (подъем Китая, ослабление США, рост регионализма), ослаблении влияния РФ на свою ближнюю периферию и регионализации структуры российских элит.

Мне кажется, эти поправки Путин использует для того, чтобы создать благоприятную почву для осуществления управляемого и стабильного транзита власти. Если ему это удастся сделать, Россия будет отличаться от той, какой мы ее знаем сегодня: ее внешняя политика будет жестче, политическая система станет более гибкой, а постепенный отход Путина на другую должность может помочь России выйти на глобальные переговоры с Западом.

semen_senia: Что, на ваш взгляд, может принципиально измениться во внешней политике РФ после обнуления президентских сроков Путина? Кому из стран бывшего СССР следует опасаться военных авантюр или гибридных войн?

Илия Куса: На мой взгляд, после внесения конституционных поправок во внешней политике России произойдут следующие изменения:

1) она будет однозначно российскоцентричной и более жесткой, все меньше обращая внимания на международно-правовые нормы. Декларации и резолюции ООН будут игнорироваться все чаще в пользу Конституции РФ;

2) курс на "глобальную сделку с Западом" путем обновления элит, сбрасывания политической токсичности через транзит власти и усиления "конструктивности" своей дипломатии;

3) начало гонки за успешную адаптацию к глобальным экономическим трансформациям. Россия старается вырваться из ловушки старых догм и архаики путем перестройки своей политической системы, насколько это возможно, и создания нового функционала в отношениях с Западом. В Москве этот функционал видят, как статус постоянного партнера Европы в области безопасности и по отдельным кризисным площадкам в разных регионах с закреплением сфер влияния России в этих самых регионах и в своей ближней периферии.

Tarass: Протягом останніх двох тижнів ледь не щодня говорять, що Путін планує напад на Україну, аби загарбати Херсонську область, аби, таким чином, вирішити питання поставок води в Крим. Що це – просто істерика, внутрішньополітичні ігри українських політиків чи реальна загроза? Яка ймовірність, що страшилка "Путін-нападе" виявиться правдою?

Илия Куса: Це і істерика у медіа-просторі, і внутрішньополітичні ігри українських політиків, які на цьому заробляють свої електоральні бали, і реальна загроза, оскільки не секрет, що поблизу кордонів України зосереджена велика кількість російських військовослужбовців і техніки.

Ймовірність подібного нападу завжди залишатиметься. Але, на мій погляд, зараз Росії це невигідно, з політичної точки зору. Проблеми, пов’язані з Кримом, не набули критичної маси, а нинішня міжнародна ситуація в середньостроковій перспективі грає на користь Росії, що змушує її усіляко демонструвати "конструктив" на переговорах із Заходом із метою послаблення санкцій.

Тому нова військова агресія проти України, принаймні зараз, Путіну не потрібна.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Лис Микита: Как вы полагаете, может ли Россия повторить судьбу Советского Союза и рассыпаться? Может ли Сибирь отойти китайцам, Курилы – японцам… А там, глядишь, и Украине Кубань с Воронежчиной перепадет. :)

Илия Куса: С моей точки зрения, риск развала РФ действительно существует. Но для этого нужно, чтобы произошел очень сильный международный политический и экономический катаклизм, а внутри России к этому моменту были сильные сепаратистские течения и был высок уровень внутренних социальных противоречий.

Кроме того, на эту ситуацию может наложиться проблема транзита власти, когда власть в России будет переходить от одного человека к другому, и этот процесс может быть воспринят неоднозначно со стороны региональных элит.

Однако стоит сказать, что развал РФ – не в интересах Украины, потому что в таком случае мы получим раздробленное ядерное государство с неопределенной повесткой, нестабильной политической системой и миллионы беженцев в случае, если этот развал (а вероятность этого высока, учитывая историю России) будет сопровождаться вспышкой насилия. Украина в том виде, в котором она сегодня существует (с тем объемом финансовых и политических ресурсов, с той низкой эффективностью институтов и слабой способностью к антикризисному менеджменту) к подобному вызову может оказаться не готова.

Василий Петрович: Я правильно вас понял, по вашему мнению, распад РФ приведет к распаду Украины? Эксперты говорят, что только распад России поможет нам вернуть Крым и Донбасс. А вы как думаете, с Крымом и Донбассом – все? Поезд для Украины ушел?

Илия Куса: Нет, распад РФ необязательно приведет к распаду Украины. Но распад РФ может создать очень серьезный военно-политический кризис, который станет угрозой для безопасности нашей страны и с которым Украина будет вынуждена как-то справляться.

Я считаю, что распад России не означает, что мы сможем быстро вернуть Крым и Донбасс. Даже сегодня у нас нет достаточно финансовых, экономических и политических ресурсов, чтобы провести успешную реинтеграцию оккупированных территорий, если вдруг завтра Россия уйдет с Донбасса.

Более того, у нас просто не существует концепции реинтеграции и видения того, как мы будем возвращать эти территории, не создавая новых проблем и конфликтов.

Фрументий: Никак не могу понять экспертов. Одни говорят, что РФ развалится, нужна война до победы и проч. Другие утверждают, что без сотрудничества с Москвой Украина обречена. Каково Ваше мнение?

Илия Куса: Мое мнение: РФ не развалится, а Украине не обречена. Читайте всех возможных экспертов и формируйте собственное мнение.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Sashko: Насколько соответствует действительности, по вашему мнению, то, о чем сказал бывший главарь боевиков "ДНР" Бородай – мол, интеграция ОРДЛО в РФ "идет уже и сейчас", и Донбасс скоро де-юре станет частью России? Нужны ли России ОРДЛО в ее составе?

Илия Куса: По моему мнению, Донбасс, как очередной депрессивный и дотационный регион, России де-юре не нужен. У нее нет ни финансовых ресурсов для его полноценного поддержания, ни желания включать его в свой состав и подрывать свою переговорную позицию с Западом, нарываясь на новые международные санкции.

polit_ua: Чи відбудеться у серпні саміт "нормандської четвірки", та чи є з чим на нього йти сторонам, адже Паризькі домовленості виконані далеко не в повному обсязі? Які сюрпризи може принести черговий раунд перемовин лідерів четвірки?

Илия Куса: Я не можу сказати, чи відбудеться саміт у серпні, оскільки самі сторони ще не узгодили деталі порядку денного. Але очевидно, що з моменту попередньої зустрічі Україна, на жаль, так і не сформувала власного бачення завершення війни на Донбасі, не створила концепцію реінтеграції окупованих територій і стратегію політичного врегулювання конфлікту.

На мій погляд, жодних сюрпризів новий черговий раунд не принесе, оскільки нинішні позиції України і Росії щодо конфлікту – абсолютно протилежні. Втім, не можна виключати, що представники української влади можуть ще раз спробувати прискорити процес виконання політичних пунктів Мінських угод, оскільки про це неодноразово натякав Андрій Єрмак.

Terentij: Г-н Куса, как вы оцениваете внешнюю политику Зеленского: в чем ее сильные стороны, в чем – слабые?

Илия Куса: Основные слабые стороны внешней политики Зеленского:

1) недостаточная заинтересованность и осмысленность внешней политики;

2) инертность: он склонен идти по заранее проторенной дорожке предшественников, а не пробовать что-то новое;

3) интеллектуальная и инструментальная бедность: во внешней политике Украины не сформулированы до конца национальные интересы, а, соответственно, Украина не способна определять приоритеты, видеть цельную картинку мира и ставить стратегические задачи.

Сильные стороны внешней политики:

1) несколько тактических попыток привнести что-то новое (деэскалация отношений с Польшей, активизация на турецком направлении, подвижки в энергетическом сотрудничестве с Беларусью и обмены пленными с РФ);

2) преемственность: все старые внешнеполитические процессы так или иначе были продолжены при Зеленском, в частности, судебные процессы против России, в которых даже произошел позитивный прогресс;

3) желание Зеленского экспериментировать: речь идет о его личной готовности запускать новые процессы. Впрочем, поскольку он склонен перепоручать ответственность во многих вопросах другим людям, то инициативность на данном направлении резко падает.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Сердюк С.: Если считать, что за годы президентства Порошенко вокруг Украины образовался пояс недружественных стран, то как бы вы оценили потуги Зеленского в исправлении этих ошибок и налаживании отношений с соседями? Есть ли основания говорить, что что-то принципиально стало меняться в отношениях с Польшей, Венгрией и т.д.?

Илия Куса: Нет, к сожалению, мало что принципиально изменилось в отношениях Украины с ее западными соседями. Президент Зеленский пока что не демонстрирует заинтересованности в полноценном развитии стратегических отношений Украины с центрально-восточной Европой. Единственное, что ему удалось сделать – на время потушить самые острые разногласия, которые Украина имеет с Польшей, Венгрией и Румынией.

Smilik: Согласны ли вы с теми, кто называет Зеленского "дистрибьютором апокалипсиса"?:) Приехал в Париж – сгорел Нотр-Дам, приехал в Японию – в Окинаве сгорел замок XV века, приехал в Рим к Папе Римскому – началась пандемия коронавируса, и Италия стала одной из наиболее пострадавших стран, поговорил с Трампом по телефону – тому чуть импичмент не впаяли, отправил Трампу в подарок вышиванку – начался бунт BLM… Что дальше?:) Может, нужно срочно организовать поездку в Россию?:)

Илия Куса: Да, поездка в Россию была бы очень кстати. :)

vit9: Илия, если позволите, то задам довольно глобальный вопрос: как пандемия коронавируса изменит мир? Страны станут более закрытыми, развалится ЕС, безвиз станет редкостью, какие-то государства будут повергнуты в глубочайший кризис, изменится отношение к китайцам и Китаю?

Илия Куса: Я бы выделил такие последствия коронавирусной пандемии для мира:

1) страны и регионы будут закрываться. Коронавирусная пандемия ослабила мировую экономику, ужала рынки и вынуждает государства консолидировать все имеющиеся у них экономические и финансовые ресурсы в своих руках, тем самым, чаще прибегая к протекционистским мерам защиты экономики. "Каждый выживает в одиночку" – именно так можно охарактеризовать посткарантинный мир, особенно с точки зрения экономических отношений;

2) пандемия нанесла сильный удар по либералам-глобалистам. Оказалось, что глобализация в мире произошла только в экономическом секторе, но каких-либо эффективных координационных механизмов, к примеру, в сфере здравоохранения, не появилось. Скандалы и конфликты вокруг ВОООЗ – тому подтверждение. Кроме того, пандемия показала, насколько тесно и глубоко связан между собой весь мир, и как вспышка вируса в одной стране перебила международные логистические цепочки по всей планете, что, в свою очередь, стало причиной исторического обвала цен на нефть, замедлению экономического роста и замораживанию деловой активности. Это сильный удар по глобализации, которая и так переживала не лучшие времена, прежде всего, из-за волны антиглобализма на фоне упадка традиционных центристских политических сил и ослабления послевоенного конституционного либерализма в Европе и США;

3) коронавирус показал, насколько уязвимым является человечество в информационную эпоху. Масс-медиа, являющиеся главным источником информации для населения, стали одной из главных причин психосоциальной истерии из-за пандемии во многих странах мира. Пандемия еще раз подчеркнула, что с учетом нынешней научно-технологической революции медиа оказались в серьезном экзистенциальном кризисе;

4) наблюдается очень серьезный рост значения биотехнологий наряду с финансовыми технологиями. Весь мир увидел, что такое реальная глобальная биологическая угроза, и насколько международное сообщество к ней не готово. Это приведет к переосмыслению роли здравоохранения, пересмотру основ обороноспособности и могущества государств, росту популярности более совершенных оптимизированных систем государственного управления, предусматривающих, к примеру, методы "цифровой диктатуры", как это сегодня показывает Китай;

5) ликвидация старых политических порядков. Пандемия коронавируса показала неэффективность и несостоятельность некоторых политических систем и принципов государственного управления. Государство, которое неспособно идентифицировать угрозу, принимать быстрые, сложные, а иногда и морально тяжелые решения, рационализировать имеющиеся ресурсы и оперативно адаптировать работу госинститутов, является неактуальным в сегодняшней парадигме международных отношений. Вокруг этого сейчас и происходит глобальная битва межу США и Китаем за посткоронавирусный дискурс – какая система успешнее и какие подходы к управлению государством оказались более эффективными в условиях такого мирового кризиса. К сожалению, Украина, как и другие постсоветские государства – в особой зоне риска, поскольку их политические системы являются устаревшими и неготовыми к подобным катаклизмам.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Mitia: Ваше видение будущего Евросоюза, которому все сложнее поддерживать единство? Сначала его подкосил Брекзит, потом – коронавирус... Не "отпадут" ли более слабые страны?

Илия Куса: На сегодняшний день я не вижу предпосылок для того, чтобы от Евросоюза "отпали" более слабые страны. Эти страны зависят от ЕС, потребляя его бюджетные деньги, соответственно, серьезного желания и намерения выходить из Европейского союза у них нет. Разве что их попросят выйти из ЕС в случае серьезных структурных изменений в работе и функционале Евросоюза.

neon_sun: Почему Евросоюз не спешит открывать границы с Украиной, но готов открыть – с Китаем? Каков тут может быть реалистичный и пессимистичный прогноз – когда ЕС откроет границы для украинцев, и может ли так статься, что в этом году это так и не произойдет?

Илия Куса: Потому что Китай – более дисциплинированное и организованное государство, чем Украина. И потому что Китай имеет гораздо большее экономическое и политическое значение для ЕС, чем Украина.

Я думаю, Евросоюз откроет для нас границы, когда Украина продемонстрирует, что удерживает ситуацию с коронавирусом под контролем.

Скептик: Ответит ли Китай за коронавирус? К слову, ковида китайцам было мало – теперь еще и бубонной чумой решили мир "порадовать"...

Илия Куса: Нет, Китай не будет отвечать за коронавирус. А по поводу бубонной чумы СМИ слишком преувеличивают. Пока что вспышка локализирована в нескольких регионах Китая.

Ігор, Дніпро: Чи може Америка втратити роль гегемона, поступившись місцем Китаю? Якщо уявити, що це станеться, то якими будуть наслідки для світу?

Илия Куса: На мою думку, наразі не йдеться про втрату Сполученими Штатами ролі гегемона. Йдеться про зростання кількості країн, які здатні кидати їм виклик. Тому, на мій погляд, варто говорити не про те, хто замінить Америку, а про те, скільки буде таких гегемонів, і яким чином вони розділять між собою сфери впливу в світі.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Андрей: Вы согласны с тем, что если США утратят роль гегемона, это миру не пойдет на пользу совершенно?

Илия Куса: Смотря – кому. Кому-то это пойдет на пользу, поскольку откроются новые возможности. Для многих региональных стран, имеющих амбиции и ресурсную базу, ослабление США создаст вакуум влияния, который они способны заполнить сами. Например, Турция.

Для других стран, которые больше зависят от мирового порядка, построенного на американской гегемонии, это может быть неприятно. Однако здесь все зависит от того, насколько эти государства будут способны адаптироваться к новой реальности, ибо нынче адаптивность и гибкость государств постепенно становятся новыми критериями могущества в международных отношениях.

Андрей: Если Трамп победит на выборах, будут ли демократы раскачивать ситуацию до революции?

Илия Куса: Это зависит от того, как именно закончатся выборы и признают ли кандидаты их результаты. Нынешний уровень политической поляризации американского общества говорит о наличии огромного протестного потенциала и высокого уровня социального напряжения в стране, что может способствовать потенциальным беспорядкам.

Kreont: На ваш взгляд, как бунты в США отразились на рейтингах и поддержке Трампа? У кого, по-вашему, на данный момент больше шансов победить на выборах – у него или у Байдена?

Илия Куса: Протесты в США однозначно ударили по рейтингам Трампа, особенно из-за его радикальной риторики, с помощью которой он пытался "успокоить" граждан.

Говорить однозначно, кто победит на выборах, все равно не приходится, поскольку еще есть четыре месяца, во время которых может произойти что угодно.

По состоянию на июль разрыв между Байденом и Трампом составляет 10-15% в пользу Джо Байдена.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Юрий: Кто для Украины будет более выгодным президентом США – Байден или Трамп? Что будет значить для нас победа любого из них? Похоже, наша "могутня держава" уже так набила оскомину что демократам, что республиканцам, что любой, кто бы ни стал президентом, старался бы максимально дистанцироваться от приносящего проблемы государства...

Илия Куса: Не имеет значения, кто из них победит. В любом случае нам придется выстраивать отношения с новой администрацией с нуля, восстанавливая доверие и пытаясь урегулировать последствия политических скандалов 2016-2019 годов.

Костянтин: Довкола відставки голови НБУ Смолія стільки істерики. Чи не могли б ви пояснити, чи справді відставка однієї-єдиної людини може призвести до суттєвих проблем із нашими західними партнерами, до заблокування всіх кредитних програм, у тому числі до припинення співпраці з МВФ? Та й взагалі, хіба коментують відставку очільника центрального банку будь-якої іншої країни посли Великої сімки, МВФ та західні діячі різних рівнів?! Чому стільки уваги до однієї фігури?

Илия Куса: Скоріше за все, гостра реакція міжнародних партнерів на відставку голови НБУ пов’язана з їхнім занепокоєнням тим, що українська влада може зменшити свою співпрацю з МВФ після зміни керівництва Нацбанку. Втім, на мій погляд, це навряд чи станеться, оскільки альтернативного плану економічної стабілізації у українського уряду, окрім як за кредити МВФ, немає. Все залежатиме від того, хто стане новим головою НБУ.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Wrangler: К чему была эта катавасия по поводу черных ящиков сбитого украинского самолета между Ираном и Украиной, если их таки решено передать на расшифровку третьему государству? Что Иран может скрывать, почему противился их передаче?

Илия Куса: Проблема "черных ящиков" состояла в том, что оборудование, которое имел Иран, не позволило расшифровать поврежденные бортовые самописцы. А Украина и вовсе не имеет оборудования для расшифровки.

Кроме того, возник вопрос доверия и легитимности результатов экспертизы, которую могли провести в Украине с привлечением частных подрядчиков. Учитывая, что в украинские СМИ ранее уже сливали данные совместного расследования авиакатастрофы, то Иран закономерно не сильно доверял украинской стороне в данном вопросе.

Поэтому было решено передать "черные ящики" третьему государству, которому в одинаковой степени доверяют и Украина, и Иран.

Gorin: Скандинавские страны на днях стали бить в набат, что в некоторых частях Швеции, Финляндии, Норвегии, Эстонии, Латвии и России, в том числе Питере, зафиксирован повышенный уровень радиации. Национальный институт здоровья и окружающей среды Нидерландов уверяет, что источник выбросов радиации находился на западе России, что в РФ, естественно, опровергают. Но под Питер в район Сестроторецка стягивается военная техника колоннами… Что, на ваш взгляд, происходит? О чем может умалчивать Россия? Если это пусть не второй Чернобыль, но серьезная авария на АЭС, то как заставить РФ говорить правду, а не повторять линию поведения 86-го года?

Илия Куса: На мой взгляд, второго Чернобыля точно не произошло, иначе об этом бы уже знал весь мир. Это не 1986 год, и системы фиксации радиации во многих странах мира намного более продвинутые, чем это было тогда. Сами скандинавские страны не подтверждают наличия серьезной угрозы для здоровья населения.

А то, что Россия может что-то скрывать в связи с этим, вполне закономерно, поскольку она не хочет брать на себя ответственность за претензии, которые скандинавские страны могут к ней выдвигать.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Kleo: Поделитесь Вашими мыслями по поводу подготовки к президентским выборам в Беларуси в этом году? Протесты, аресты, посадки... Похоже, не всё идёт по сценарию Лукашенко. Может ли на этот раз результат выборов оказаться непредсказуемым? Какова вероятность, что белорусы, вновь получив президентом батьку, снесут его в результате протестов? Насколько серьезно нынче шатается трон по Лукашенко?

Илия Куса: Я считаю, что на этих президентских выборах в Беларуси с высокой долей вероятности победит Александр Лукашенко. Внезапное появление нескольких оппозиционных кандидатов – это, скорее всего, игра Москвы. Основная цель таких маневров – не поражение Лукашенко на выборах, а подрыв его политических позиций, уменьшение рейтинга по результатам выборов, чтобы поставить под сомнение его однозначную поддержку со стороны большинства населения. Стратегическая задача России – усиление контроля над политической системой в Беларуси и оказание давления на Лукашенко в контексте недавних конфликтов между Беларусью и Россией по нефти, концептам союзного государства, по отношению к Украине и Западу, а также на фоне усиления в Беларуси Китая.

Мне кажется, что после этих выборов Александр Лукашенко начнет думать о подготовке почвы для проведения транзита власти.

Junior: Чому Росія ніяк не виплутається з військової авантюри в Сирії? Навіщо їй це? Тим більше, що суспільної підтримки серед росіян ця операція Кремля не має.

Илия Куса: Росія не має наміру виплутуватися з військової авантюри в Сирії. Її стратегічна мета – перемогти. Вона вже допомогла сирійському уряду Башара Асада здобути військову перемогу, і нині боротьба триває за післявоєнний мир.

Основні цілі РФ у конфлікті в Сирії – наступні:

1) закріпити астанинський і сочинський формати мирних переговорів по Сирії, як найбільш ефективну альтернативу проамериканському женевському процесу, та взяти під контроль мирний процес;

2) допомогти провести успішну реконструкцію країни після війни: стабілізувати економіку, відбудувати інфраструктуру, реформувати збройні сили Сирії, а разом із тим закріпити і свою військово-політичну присутність у довгостроковій перспективі. Оскільки у Росії фінансових ресурсів на це немає, то її головна задача в межах цієї цілі – долучити до цього процесу регіональних гравців;

3) отримати монополію на розробку і видобуток нафти й газу у східній Сирії;

4) розвалити союз між сирійськими курдами та США з метою схилити перших до мирної угоди з офіційним Дамаском під гарантії Москви;

5) закріпити свій вплив у Сирії, як домінуючої країни, з якою потрібно вести всі переговори, що стосуються безпеки і стабільності держави та загалом Східного Середземномор’я;

6) взяти під контроль потоки біженців із Близького Сходу та Африки по левантійсько-балканському маршруту, щоб посилити свою переговірну позицію у відносинах із країнами Європи.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Шурик: Кто прав и кто неправ в произошедшем и происходящем в Сирии, уместно ли вообще применять подобную формулировку? В частности, хотелось бы узнать Ваше мнение по следующим вопросам: борьба с ИГИЛ была поводом или причиной присутствия США в Сирии? Если поводом, то какие реальные цели они преследовали, и насколько это присутствие соответствовало международному праву? Защита туркоманов в Идлибе – это причина или повод вторжения Эрдогана в Сирию? И насколько уместны упоминания об Аданских соглашениях? Асад притеснял суннитов или его противостояние с различными суннитскими группировками является, скорее, результатом воздействия внешних сил?

Илия Куса: Рассуждать о происходящем в Сирии в категориях "кто прав" и "кто не прав" неуместно. Участники конфликта в Сирии действуют на основе своих чаще всего циничных коммерческих и геополитических интересов.

Безусловно, "Исламское государство" было одной из причин, по которой США собрали международную антитеррористическую коалицию и запустили военную операцию "Непоколебимая решимость" в сентябре 2014 года. На тот момент террористы ИГИЛ контролировали более 40% территории Сирии и чуть больше трети территории соседнего Ирака, в связи с чем угрозу с их стороны сложно было переоценить. Впрочем, понятное дело, что на более поздних этапах борьбы с ИГИЛ, когда угроза была по большей части нейтрализована, США использовали этот фактор как повод наращивать свое военное присутствие, преследуя несколько целей:

1) оказание давления на центральные власти с тем, чтобы они пошли на уступки за столом переговоров;

2) недопущение возврата северо-восточных территорий, где проживают сирийские курды под контролем центрального правительства;

3) недопущение возврата нефтегазовых месторождений, которые в основном расположены на востоке и северо-востоке Сирии, под контроль центрального правительства, чтобы не дать им дополнительного источника финансовых ресурсов для осуществления успешной послевоенной реконструкции;

4) использовать сирийских курдов в противовес иранскому, российскому и турецкому влиянию.

Все эти действия, включая даже саму операцию "Непоколебимая решимость", не соответствовали нормам международного права.

Защита туркоманов в Идлибе – это не главная цель вторжения Эрдогана в Сирию. Приоритетная задача состояла в том, чтобы не допустить соединения двух курдских анклавов на севере Сирии и, таким образом, создания "Сирийского Курдистана" прямо у границ Турции.

Нельзя говорить о том, что официальное правительство во главе с Башаром Асадом притесняло суннитов в Сирии. Во-первых, сунниты составляют абсолютное большинство населения Сирии. Во-вторых, они активно участвуют в политике (бо́льшая часть министров, чиновников, армейских офицеров и даже глав некоторых разведывательных структур являются суннитами) с помощью целого ряда неформальных договоренностей с Асадом и его ближайшим окружением, на которых стоит политическая система в Сирии, сформированная в 60-х годах.

Юлий: Мой вопрос касается проблемы легитимности государства Израиль. А в какой мере современные еврейские общины являются вообще потомками древних иудеев? После 1948 года ближневосточный регион превратился в зону перманентных конфликтов, что является результатом, прежде всего, политики правительства Израиля.

Илия Куса: Перманентные конфликты на Ближнем Востоке являются результатом, прежде всего, политики бывших колониальных империй Великобритании и Франции, которые в XIX и начале XX веков перекроили границы Ближнего Востока под собственные потребности. Позднее свою роль сыграли и США. А фактор Израиля появился уже после 1948 года.

Поэтому проблема легитимности государства Израиль – это часть более широкой проблемы кризиса послевоенной политической системы на Ближнем Востоке, которая была сформирована по окончании Первой мировой войны.

Илия Куса
Илия Куса / УНИАН

Владлен Дорошенко: Политические реалии Ближнего Востока известны также и фактом длительного серьезного противостояния между Саудовской Аравией и Ираном. (Хотя, строго говоря, Иран – это Средний Восток.) Необъективные масс-медиа почему-то акцентируют внимание на том, что причины этого конфликта – сугубо религиозные: ваххабитская Саудовская Аравия и шиитский Иран. При этом они как бы упускают из виду факт жесткой нефтяной конкуренции между ними. А вы какого мнения на сей счет?

Илия Куса: Я согласен, что необъективные масс-медиа упускают из виду множество особенностей данного противостояния. Думаю, причина в том, что у них есть своя повестка, которую они продвигают, проистекающая из идеологических предубеждений и политических пристрастий редакторского состава и владельцев.

Ярик: Скажите, пожалуйста, почему не действуют санкции против государства Израиль? Когда сионистов поставят на место?

Илия Куса: Потому что никто не вводил санкции против государства Израиль. Не вводили по причине мощного израильского лобби во многих странах мира, их грамотной и эффективной внешней политики, а также наличия у Израиля могущественного покровителя в лице США.

Шурик: Почему, по Вашему мнению, произошла Арабская весна, и насколько она оказалась закономерной?

Илия Куса: Причины таковы:

1) высокий уровень безработицы, особенно в североафриканских странах;

2) региональное противостояние между Катаром, Турцией, Саудовской Аравией, ОАЭ и Египтом, особенно по поводу отношения к исламизму, в частности, к движению "Братья мусульмане";

3) общая неудовлетворенность условиями труда и своей жизнью со стороны среднего городского класса;

4) рекордная засуха в целом ряде регионов, в результате которой значительное количество жителей сельских районов потеряли урожай, обнищали и были вынуждены переехать в пригороды, это особенно ярко сработало в Сирии и Ираке;

5) отсутствие либо медлительность в процессе реформирования старых архаичных политических систем на Ближнем Востоке, бо́льшая часть которых была сформирована после Первой мировой войны и в которых существовала проблема транзита власти.

Шурик: Проясните, пожалуйста, позицию представителей Ирана в отношении полного уничтожения Израиля: это мнение отдельных лиц или консолидированное мнение, и как оно выражается: неофициально, полуофициально или официально? Выскажите, пожалуйста, свое мнение относительно вероятности получения Ираном своей ядерной бомбы в течении десяти ближайших лет и ее возможного применения.

Илия Куса: Сразу после Исламской революции 1979 года идея о "полном уничтожении Израиля" активно доминировала в общественно-политическом дискурсе Ирана. Но с тех пор этот нарратив ослаб, и на сегодняшний день он не является какой-либо доминирующей линией официального правительства. Безусловно, об этом часто говорят отдельные лица для поддержания этого дискурса в медиапространстве, но все прекрасно понимают, что это не более чем слова.

Вероятность получения Ираном своей ядерной бомбы зависит от слишком большого количества объективных и субъективных факторов, чтобы можно было сказать точно, разработают он эту бомбу или нет. С моей точки зрения, в течение 10 ближайших лет иранцы с высокой долей вероятности сделают ядерную бомбу, если до этого против них не применят военную силу.

Надежда Майная

Фото Виктора Ковальчука

Якщо ви знайшли помилку, видiлiть її мишкою та натисніть Ctrl + Enter
Новини партнерів

Останні новини

Продовжуючи переглядати glavred.info, ви підтверджуєте, що ознайомилися з Правилами користування сайтом , і погоджуєтеся c Політикою конфіденційності
Прийняти